Город Солнца: рыцари Гуманной педагогики со щитом из семейных ценностей

%d1%82%d0%b8%d1%82%d1%83%d0%bb-01

Если я и видел дальше других, то лишь потому, что стоял на плечах гигантов.

И.Ньютон

После публикации в журнале «Имена» текста об идее запуска проекта «Учитель для Беларуси» нам приходило много писем и со словами поддержки, и с предложением помощи, и с выражением желания приложить руку к совершенствованию системы образования. Но одно послание было несколько необычным и по манере подачи, и по существу высказанной в нем мысли. К нам пришло письмо из Школы Города Солнца с предложением идейно сотрудничать и присоединиться к движению молодых Гуманных педагогов Беларуси. Через некоторое время мы были приглашены с дипломатическим визитом в то самое загадочное место, где, по словам адресантов, «реализуются проекты по развитию истинного образования». Я не думал, что когда-нибудь это скажу, но то, что я увидел, представляет собой школу, в которой я хотел бы, чтобы учились мои дети. Мы провели больше месяца в тесном контакте со Школой Города Солнца, и, думаю, пришло время поговорить о возможности настоящей педагогики в Беларуси. История о том, как поиск гармонии внутри себя гармонизирует мир в целом.

%d1%82%d0%b8%d1%82%d1%83%d0%bb-02

ЧТО ПРОИЗОШЛО

Семья успешных в бизнесе людей Геннадий и Татьяна Есис в один момент отказываются от своего бизнеса, целиком продают имущество и на вырученные деньги выкупают 9 гектаров земли в 20-ти км от Минска в гродненском направлении (между Аксаковщиной и Новым Полем) с целью создать некое образовательное пространство – Город Солнца. Изначально проект не имел такого названия – это был центр внешкольного образования для детей и родителей, желающих своим чадам альтернативных методов обучения и вообще альтернативного подхода к понятию «школа». Таким образом появился семейно-образовательный комплекс со стационарным помещением в коттедже в д.Валерьяново (2 км от Минска в полоцком направлении) и летней базой отдыха под Аксаковщиной. В это время в команду приходит Евгений Исаченко – ученик академии Шалвы Амонашвили,  продолжатель традиций гуманной педагогики в Беларуси и специалист в области воспитания и культуры семейных отношений (творческого воспитания семьи).  В 2017 году Школа обретает здание на территории города Минска и получает статус официального учебного заведения с возможностью выдавать документ об образовании. Параллельно на базе Школы Города Солнца (и в Минске, и за городом) команда реализует образовательные проекты в рамках учения классика гуманной педагогики Шалвы Амонашвили.

КТО ЭТИ ЛЮДИ?

%d0%b6%d0%b5%d0%bd%d1%8f

Евгений Исаченко (Дядя Женя) – педагог, ученик академии Шалвы Амонашвили, наследник традиций Гуманной педагогики в Беларуси. Учился в детском театре «Ронд», после чего поступил на актерский факультет Школы-студии МХАТ (г. Москва). По окончании работал видеорежиссером-монтажером при Спасо-Елисаветинском монастыре, но потом увлекся работой с детьми. Сейчас он автор «Студии Дяди Жени», консультант по вопросам семейных отношений (сооснователь центра гармоничного развития «Счастье без границ»), организатор встреч по вопросам педагогики, психологии и духовного развития.

Активно развивает идеи Гуманной педагогики в Беларуси, член Координационного совета Международного центра Гуманной педагогики. Из рук Шалвы Амонашвили получил значок Рыцаря Гуманной педагогики.

Ключевой задачей для развития образования и одной из своих миссий считает объединение нового поколения гуманных педагогов Беларуси с целью сотрудничества, обмена опытом и постоянного профессионального и духовного совершенствования.

%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%8f%d0%b3%d0%b5%d0%bd%d0%b0

Татьяна и Геннадий Есис – та самая семья, которая в поисках смысла своего существования пришла к идее Школы Города Солнца. Геннадий окончил Белорусский государственный экономический университет, у Татьяны же музыкально-педагогическое образование, поэтому в их паре как раз сошлись творческое и рациональное начала, которые помогли уравновесить все аспекты большой идеи и «вытянуть» проект.

Татьяна и Геннадий воспитывают пять дочерей и уверены, что каждому по силам прийти к гармонии внутри себя и собственной семьи. В идее Города Солнца нашло отражение стремление этих удивительных людей создать такое место, где каждый человек, независимо от взгляда на мир, религиозных предпочтений, профессии и характера, смог найти точку опоры, уголок, где он сможет побыть наедине с собой, где его поймут, поддержат и, если он захочет, протянут руку помощи.

ХРОНОЛОГИЯ

Поскольку школа существует только 1,5 года и появление ее и неожиданный расцвет произошли очень спонтанно и стечением многих (порой невероятных и волшебных) обстоятельств, имеет смысл выстроить хронологию, чтобы вы могли понять, явление какого масштаба случилось в Беларуси за эти два года.

♦ После сворачивания бизнеса Геннадий и Татьяна задумывают открыть семейно-образовательный комплекс, целью которого было бы возрождение семейных ценностей и воспитание мужского и женского начала в мальчиках и девочках соответственно.

♦ Татьяна рисует на большом листе карту-проект некоего города, который был бы одновременно и местом поселения, и центром развития, размещающем на своей территории и жилые дома, и школу.

♦ Они продают всё имущество, которое у них было на тот момент, и на вырученные деньги покупают территорию, которую планируют отвести под «город». Вскоре Татьяне и Геннадию подсказывают, что подобный образовательный проект поможет реализовать легендарный педагог, основатель движения Гуманной педагогики Шалва Амонашвили.

♦ 31 октября 2015 года Евгений Исаченко организует в Минске встречу Шалвы Амонашвили с педагогическим сообществом Беларуси, где кусочки этого пазла складываются: Татьяна и Геннадий знакомятся с Шалвой, а потом начинают тесное сотрудничество с Евгением.

♦ 5 марта 2016 года Татьяна, Геннадий и Евгений делают презентацию Города Солнца перед Паатой Амонашвили (сын Шалвы Амонашвили, президент Международного центра Гуманной педагогики) и уезжают в Грузию на Международные чтения по Гуманной педагогике, где их в усадьбе принимает сам Шалва Александрович и «благословляет» на большое образовательное дело всей жизни.

♦ Два месяца на оставшиеся средства они расчищают купленную территорию и 5 июня закладывают первый камень здания новой Школы. Пока Татьяна и Геннадий пытаются понять, как запустить этот механизм, Шалва подсказывает им, что школа уже началась с того момента, когда они для себя определили, ради чего всё это делается, поэтому нельзя медлить – нужно действовать.

♦ 16 августа 2016 года они возвращаются от Шалвы, а уже 20 августа к ним в школу записываются первые 10 человек, и команда Города Солнца понимает, что школа стартует уже в этом году.

♦ 15 сентября 2016 года Татьяна, Геннадий и Евгений открывают первый класс Школы Города Солнца. (изначально как центр внешкольного образования для детей, находящихся на индивидуальном плане обучения).

10

♦ Уже к январю 2017 года Школа Города Солнца собирает второй класс, а к маю этого же года команда понимает, что расширение неизбежно, потому что на воспитание в рамках Гуманной педагогики есть спрос.

♦ 3 июня 2017 года проходит первый «выпускной» для первоклассников Города Солнца, а 4-го июня Евгений запускает на территории природного комплекса уже второй палаточный лагерь для мальчиков «Мужчина будущего» (первый был запущен летом 2016 года перед открытием Школы).

♦ В июле Евгений уезжает к Шалве Амонашвили в Бушети, а Татьяна и Геннадий публикуют две статьи (на Onliner и TUT.BY) о наборе в школу на следующий год. С двух статей они набирают дополнительно 50 человек на новый сезон.

♦ В августе появляется возможность «перехватить» здание бывшей школы QSI, которое случайным образом освобождается, поскольку школа «съезжает». Геннадий, Татьяна и Евгений арендуют это здание площадью 1380 м2, и 20 августа школа перебирается из частного коттеджа в выкупленное строение нежилого фонда. С помощью родителей, единомышленников и друзей за 10 дней они оборудуют помещение.

♦ 1 сентября команда Города Солнца запускает Школу Родителей, а 15 сентября в новое здание школы приходят дети.

Вы только представьте, какая концентрация титанического труда пришлась на создателей этой идеи. Насколько много внутри человека должно быть смелости, мужества и ответственности, чтобы ему хватило сил не сдаться, не запаниковать посреди пути и «дожать» красивую идею, коих среди нас рождается много, но, как правило, они так и умирают на уровне идеи. А у этих людей получилось.

ПРИНЦИПЫ РАБОТЫ ШКОЛЫ ГОРОДА СОЛНЦА

Чтобы понимать, как функционирует Школа Города Солнца, нужно знать несколько постулатов, на которых построена философия этого учебного комплекса:

1. Школа Родителей – Школа Учителей – Школа Детей. Школа – это образовательное пространство, где нет командующего звена: здесь все в равной степени пришли учиться. Но качественное обучение возможно лишь тогда, когда три звена образовательного процесса: учителя, родители и дети – сотрудничают и постоянно развиваются. Поэтому 1 сентября в школу идут не дети – 1 сентября в школу идут родители. На протяжении двух недель им рассказывают, какую роль играет родитель в процессе обучения и воспитания ребенка, что он вообще должен делать, когда ребенок из школы приносит задание, или когда он расстроен и потерял мотивацию учиться, или когда ему просто нужно душевное тепло. Одним из ключевых пунктов философии школы является стремление донести до родителей, что их роль не в том, чтобы в 6 лет «сдать» ребенка в школу «под ключ», а в 18 лет получить на выходе нечто. Когда ребенок пошел в школу, у родителей и детей всё только начинается.

Равно как и учитель не способен существовать как профессионал, если он не находится в процессе постоянного поиска, самоанализа, если в нем отсутствует желание воспринимать новое. Поэтому в течение года соавторы Города Солнца проводят регулярные встречи для учителей как для повышения их квалификации, так и для поднятия боевого духа. Порой дружеские посиделки заряжают учителя творить дальше гораздо сильнее, чем курсы разных МГИРО.

Для детей учебный год стартует 15 сентября, как только все участники образовательного процесса будут готовы принять их такими, какие они есть. Этим трехракурсным воздействием у всех формируется осознание того, что за процесс обучения ответственен каждый в равной степени и не следует школе кивать в сторону родителей, а родителям в сторону школы, когда речь заходит о том, на чьей совести будущее ребенка. Родители и школа в данной системе вообще не противопоставляются.

%d1%88%d0%ba%d0%be%d0%bb%d0%b0-%d1%80%d0%be%d0%b4%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d0%b5%d0%b9

2. Акцент на общечеловеческие и семейные ценности, культуру отношений между людьми. «Математические или филологические знания не научат меня жить среди людей», – утверждают создатели Школы. Нашим детям объясняют, как решать задачи, их заставляют учить стихи и зазубривать химические формулы, но не объясняют главных вещей: как построить гармоничную семью, не потерять друзей, как избежать конфликтов и нести в этот мир энергию созидания, а не разрушения. Мир спасет не централизованное тестирование и высшее образование – мир спасет крепкая семья и безупречная нравственность. Нужно научить детей в первую очередь этому – культуре отношений.

3. Гендерное воспитание. «Я хочу, чтобы моя дочь шла в школу, понимая, что она девочка», – так выглядит ключевой посыл, к которому пришли в осознании мужской и женской природы Татьяна, Геннадий и Евгений. Есть определенные качества, которые определяют мальчика как мужчину, а девочку как женщину, и эти качества в ребенке необходимо культивировать. Только понимая ответственность, которая ложится на мужчину и женщину, можно создать по-настоящему крепкую семью. Все формулировки из разряда «родитель номер один» и «родитель номер два», которыми бравируют сторонники агрессивной толерантности, здесь не принимаются. Когда мальчик понимает себя как мужчину, а девочка понимает себя как женщину, это нормально, смешение данных функций ведет к увеличению количества разведенных сильных матерей-одиночек и несамостоятельных, духовно и физически неинтересных мужчин. В детском садике Города Солнца даже открыли две экспериментальные группы раздельного воспитания: одну для девочек, другую для мальчиков. Содержание воспитательных программ, в зависимости от половой принадлежности ребенка, корректируется.

4. Базовые принципы Гуманной педагогики. Здесь не нужно придумывать ничего нового – всё уже сказано до нас в учении Шалвы Амонашвили, на открытиях которого целиком и строятся отношения между учителями, учениками и родителями в Школе Города Солнца. Образовательным является любое пространство, в воздухе которого витает добрая идея, поэтому воспитывает не то, как ты сидишь за партой или ходишь строем – воспитывает то, как ты относишься к людям. В классах Города Солнца есть парты двух типов: обычные (парты для сидения) и конторки для работы стоя (так называемые «конторки Базарного»). Если тебе не нравится, ты можешь разместиться на полу. Дистанция и уважение не в визуальном – дистанция и уважение проявляется в духовном. Важно искренне чувствовать человека, чувствовать к нему расположение, открытость, принимать его картину мира, а не ритуалами это имитировать. Кстати, раскрытию и развитию чувственной стороны личности здесь уделяется огромное внимание: в программе Города Солнца очень много внеучебных эстетических занятий: дети участвуют в театральных постановках, рисуют (первым жителям Города Солнца – каждому ученику самого первого класса – подарили персональные мольберты), занимаются на музыкальных инструментах (в обязательную программу входит игра на флейте – каждый ученик получает ее от Города Солнца в подарок), поют хором (в мечтах создателей Школы сделать сводный хор взрослых и детей).

5. Культура питания. Здоровому образу жизни здесь уделяется особое внимание: меню в школе вегетарианское. В штате Города Солнца есть отдельная команда, которая отвечает за рацион детей: диетолог (рассчитывает белки / жиры / углеводы так, чтобы не включающие мяса завтраки-обеды-ужины покрывали потребности детей в необходимых микроэлементах) плюс автономная команда поваров, сотрудничающая исключительно с этой школой (т.е. это не совместители, которые держат вегетарианский ресторанчик и параллельно подрабатывают в детском общепите). Также с детьми работает инструктор по йоге (физкультура включает в себя не только подвижные игры, хотя дефицита классического спорта нет). Если вдуматься, то в качестве профильного музыкального инструмента и флейта выбрана неслучайно: занятия на флейте – это аналог дыхательной гимнастики, полезность которой доказывать по сотому кругу нет смысла.

В ограничении питания только растительными белками ее создатели видят эдакий стратегический маркер – показатель того, насколько родители, приходящие в Город Солнца, сами готовы меняться, готовы быть открытыми новому, пробовать доселе неизведанное, насколько они способны не воспринимать свою картину мира как единственно правильную (кстати, детей в школе не обязывают переносить вегетарианскую традицию в домашний рацион – за каждым родителем остается право выбора).

35

ЧАСТО ЗАДАВАЕМЫЕ ВОПРОСЫ

В течение последних двух с половиной месяцев все мои друзья-товарищи-знакомые знали, над какой темой я работаю. Я часто говорил о Городе Солнца, и многие смотрели на проект с недоверием: некоторые аксиомы создателей Школы вызывали вопросы, а некоторые – ожесточенные споры. Поэтому я не могу не поместить сюда еще немного сведений под каноническим FAQ – часто задаваемые вопросы. Если эти вопросы регулярно звучали в устах авторитетных для меня людей, думаю, они вполне логично могут возникнуть у любого читающего этот материал. Попробую предвосхитить.

 А здесь вообще учат читать и писать? Очень много сказано об отношениях, добре и приятии – общеобразовательные дисциплины-то есть? Где математика, чтение, человек и мир?

Разумеется, весь спектр предметов, необходимый ученику начальной школы, тут имеется. Другой вопрос, что названы они несколько иначе. Я приведу часть списка обязательных дисциплин:

– «Урок математического воображения»

– «Урок познавательного чтения»

– «Урок постижения красоты»

– «Каллиграфия»

– «Урок английской речи»

– «Детский фитнес»

– «Урок роднай мовы» и т.п.

Все эти названия легко соотносятся с классическими наименованиями общеобразовательных предметов (урок математического воображения – математика, урок познавательного чтения – литературное чтение, урок постижения красоты – изобразительное искусство, каллиграфия – письмо и т.д.), но преподаются они в менее классической форме и в традициях гуманной педагогики. К тому же, помимо основных занятий, здесь очень интересный внешкольный компонент: в реестре кружковых занятий присутствуют дизайн и фотография, шахматы, школа сказки, логические игры, основы боевых искусств для мальчиков, хореография для девочек (в рамках идеи гендерного воспитания). Так что беспокоиться за то, что набор изучаемых на начальной ступени предметов не позволит вашему ребенку органично перейти в пятый класс, не стоит.

%d1%80%d0%b0%d1%81%d0%bf%d0%b8%d1%81%d0%b0%d0%bd%d0%b8%d0%b5

 Кто работает с детьми? Кто несет гармонию в массы? Где Школа Города Солнца набрала штат, соответствующий столь разноплановым заявленным целям?

Во-первых, не забывайте, что к педсоставу Города Солнца может присоединиться любой учитель, разделяющий философию проекта. Поэтому работают здесь, в первую очередь, те, кто является сторонником идей Гуманной педагогики и осведомлен в работах Шалвы Амонашвили. Во-вторых, Город Солнца активно привлекает приглашенных специалистов – тех, кто работает лишь несколько дней в неделю как совместитель, а сам при этом, допустим, как индивидуальный предприниматель, параллельно ведет свою студию, секцию и прочие активности по Минску и за его пределами (это в основном касается преподавателей кружковой работы). Для предметов специфических нужны люди со специфическим образованием (разумеется, урок музыки ведет музыкант, частично уроки физкультуры проходят под руководством бывшего игрока футбольного клуба БАТЭ, урок-погружение в английский язык ведет приглашенный специалист – носитель языка). В общем, команда школы всеми силами привлекает в свой штат людей, которые были бы интересны детям как личности, т.е. тех, которые, помимо учительских обязанностей, ведут интересную, разнообразную, насыщенную жизнь вне стен школы. Чем шире духовный багаж учителя, тем больше шансов, что ему удастся «зацепить» детей своим предметом. Конечно, у каждого класса есть свой классный руководитель, за которым, помимо предметных, закреплены организационные функции.

Самая главная прелесть и уникальность штата Школы Города Солнца, на мой взгляд, в количественном соотношении персонала и детей. Вдумайтесь только: на 90 детей приходится 63 сотрудника школы! По сути, школа (сама того не подозревая) выстроилась по принципу элитных пансионатов, лицеев и разного рода благородных учебных заведений царской России. С некоторыми учителями в паре на уроке работают ассистенты, чтобы взрослые смогли уделить как можно больше внимания детям. К идеальной ситуации «один учитель – один класс» (которая позволяет не превращать всё в конвейер, а по-настоящему реализовывать индивидуальный подход) здесь подвинулись наиболее близко.

%d1%88%d1%82%d0%b0%d1%82

 Каким классам настолько повезло с Гуманной педагогикой? Могу ли я отдать своего десятиклассника в лоно любви и взаимопонимания? На кого рассчитан такой подход?

На данный момент программа Города Солнца распространяется на три возрастные группы:

– самая младшая группа детского сада (3-5 лет);

– две экспериментальные старшие группы детского сада (5-6 лет), выстроенные на идее гендерного воспитания: группа мальчиков отдельно, группа девочек отдельно;

– начальная школа (6-10 лет): сейчас функционируют два первых класса, один второй и один третий; на следующий год, соответственно, набирается полный спектр начальных классов.

Получается, сейчас учреждение образования «Город Солнца» существует как детский сад – начальная школа.

 Здесь столько говорилось о воспитании и духовности? Какие отношения у школы с религией?

Школа позиционирует себя целиком как светская, на территории учебного заведения свобода вероисповедания (в том числе и нерелигиозности). В школе обучаются дети из семей пяти разных религиозных культур – это не мешает всем сосуществовать без конфликтов. Как говорили мне Евгений, Геннадий и Татьяна, «школа вне религии, но, если ребенок желает, каждый учитель может поддержать разговор на любую духовную тему». Я погрузился в атмосферу Города Солнца на два с половиной месяца – ни разу не видел случаев какой-либо пропаганды со стороны взрослых. Бог есть любовь – любви здесь было предостаточно.

 Сколько стоит обучать ребенка в этой системе?

Школа Города Солнца – частная школа, обучение в ней платное. Стоимость содержания ребенка здесь в течение месяца (режим работы школы – с 8.00 до 18.00, т.е. это не круглосуточное пребывание) – от 800 (половина дня) до 1100 (полный день) руб. (400-550 у.е. в долларовом эквиваленте). Геннадий Есис рассказывал мне, что обслуживание нужд школы обходится ее создателям в 37.000 $ в месяц, таким образом (с учетом количества детей, колеблющегося на уровне 90 человек), школа способна окупаться «в ноль». Приход новых детей расширил бы возможности школы и помог бы снизить ставки. К тому же в школе существует всевозможный набор социальных льгот (для матерей-одиночек, для многодетных семей и т.п.).

Но одно дело – выслушать красочное описание, другое – убедиться своими глазами. Мы провели с образовательным комплексом «Город Солнца» три съемочных дня, чтобы представить вам наиболее широкую картину того, что происходит в первой на территории республики Школе Гуманной педагогики.

День первый. Знакомство

Когда мы только приехали знакомиться с новыми друзьями, в процессе моего «пойду осмотрюсь» меня впечатлило несколько вещей. Во-первых, несмотря на то что многие классы оборудованы по стандартному принципу «парты-шкафы-доска-стол учителя» (хотя есть стоячие и сидячие места для работы, в классах, где ряда парт два, они стоят «клином», т.е. дети не сидят в затылок друг другу), школа по конфигурации все равно производит впечатление офиса свободной планировки: лоджии, отделенные перегородками, коврики, смягчающие шумовой эффект, стикеры на досках объявлений.

Мы сразу подошли к информационному стенду и прочитали, что в школе проходила Неделя Творчества, а в списках общешкольных активностей заявлены дни рождения детей, родившихся в декабре, а также на отдельном листе мероприятия, проводимые с учителями и родителями в течение месяца.

01

Второе, что бросилось в глаза, – это система отношений между взрослыми и детьми. Мы зашли во время перерыва – дети сидели на лестнице, ползали по полу, катались на перилах, кто-то читал книжку, кто-то рисовал, а кто-то бегал. Один мальчонка подбежал к директору школы Евгению Исаченко и попросил: «Дядя Женя, Дядя Женя, а давайте как вчера!» – и Евгений взял за ноги этого ребенка и протащил по коридору паровозиком, потом обнял – и тот побежал дальше. Не было атмосферы лишнего перестраховочного запрета. Любое пространство может быть образовательным, если оно наполнено теплотой и любовью. Кстати, по поводу организации пространства: в одном классе мы нашли доску во всю стену со внутренним магнитом посередине – когда мы пришли, там проходил шахматный кружок.

02

Мне очень запомнился интерьер учительской, поскольку стена с классными журналами не занимала в ней ведущее место. Ключевая роль отводилась шкафу с педагогической литературой (здесь работы Ш.Амонашвили, журнал «Благодарение» Рами Блекта, посвященный здоровому образу жизни и ценности семейных отношений (об этом авторе подробнее в тексте будет сказано позже), и сборники детских сочинений, сшитые уже в два тома – «Волшебный Город» и «Волшебный мир». Удобные кресла (в том числе качающиеся) для работы и отдыха и МФУ-система для учебного процесса.

03

04

05

06

07

08

Сборник детских сочинений оформлен детскими же рисунками, обработанными художником (по стилю явно авангардистского направления). В этой стилистике оформлены все стены школы. На одной мы нашли единорогов – следствие детского конкурса рисунков.

09

Вообще дням рождения, именинам как семейному обряду здесь придается важное значение. Вот такой стенд с распределением детских праздников по месяцам.

10

А вот домики на деревьях – определенный концепт идеи Города Солнца. Такие домики были на карте, которую нарисовала Татьяна Есис, они же встретятся нам и в загородном комплексе под Минском. Тема дома ключевая в стилистике оформления этого образовательного пространства.

11

Комната детсадовской группы девочек. Тоже, заметьте, дом занимает большую часть пространства.

12

Это столовая Школы Города Солнца:

13

День второй. Загородный комплекс

В загородный комплекс Школы Города Солнца мы приехали 11 декабря 2017 года. Как вы помните, декабрь выдался у нас совершенно бесснежный, но именно в день съемок выпал тот самый единственный за весь декабрь снег, который сделал вот такую красоту. Мы шутили между собой, что снег выпал специально, чтобы у нас получился хороший кадр. Вид и правда завораживающий – можно воровать себе на обои для рабочего стола:

01

02

03

Часть площадки на большой земле напоминает летний лагерь: веревочные дороги, места для палаток и разного рода мероприятий. Конечно же, не обошлось без домиков на деревьях:

04

05

06

07

11

12

Но к территории загородного комплекса относится еще и озеро. «Островная часть» Города Солнца – это как раз то место, куда, по задумке создателей, вскоре смогут приезжать дети из любой точки Беларуси и загадывать желания.

13

14

15

День третий. Учебный процесс

Ну и, конечно, мы хотели посмотреть, как процесс происходит изнутри, т.е. попасть в школу в обычный учебный день и просто провести его в режиме этого учебного заведения. Поскольку съемки проходили в пятницу, 16 декабря, считаю разумным для начала приложить к фотоотчету расписание учебного дня на пятницу (все фотографии кликабельны — их можно развернуть):

00

День начался с «настройки» – так в Школе Города Солнца называют утренний всеобщий сбор, когда дети вместе с наставниками рассаживаются в холле на ковриках и обмениваются достижениями прошлого дня или прошлой недели (эдакий аналог школьной линейки, только без «разбора полетов» и недовольства поведением или успеваемостью). Та неделя, на которую мы попали, носила название «Неделя целеустремленности» – дети, соответственно, рассказывали, каких целей (или микроцелей) им удалось достичь за определенный отрезок их жизни. Настройку вел Дядя Женя.

01

02

03

04

05

06

«Настройка» перекочевала в детский сад (там она проходит после основной, «школьной», настройки. Все обменялись приветствиями (передавали хлопки направо и налево по кругу), а потом всё закончилось коллективными обнимашками. Сергей Сергеевич тоже добросовестно принимал участие во всех активностях школы.

07

08

09

10

Первым уроком мы пошли в детсадовскую группу мальчиков – там тоже была актуальна неделя цели. Воспитатель группы мальчиков разбирал с ними сказку о целеустремленной лягушке.

11

12

Затем мы поприсутствовали в 1Б классе на уроке каллиграфии. Преподаватель каллиграфии профессионально занимается различными шрифтами и ведет свою студию, где учит писать различными, даже самыми аристократическими принадлежностями. Сергей Сергеевич попробовал – это чертовски трудное занятие, требующее колоссальной усидчивости.

13

14

15

Насколько я понял из сути занятия, в классе заболел мальчик и дети изготавливали ему каллиграфические открытки с пожеланиями скорейшего выздоровления.

16

17

18

Кстати, это тот случай, когда с учителем работал ассистент.

19

20

Следующий урок значился в расписании как «Урок мудрости и здоровья». Мы вместе с первым классом направились в спортзал, где с психологом дети проходили что-то наподобие тренинга и рассказывали, на что похоже их настроение.

21

22

В процессе обсуждения дети успели поссориться, вместе обсудить ситуацию и снова помириться.

23

24

После этого мы решили заглянуть в более старший класс – третий, самый многочисленный. У них был урок русской речи, а учителю нужно было справиться с самой тяжелой задачей – после всех «неформальных» уроков настроить детей на более классическую рабочую волну, что ей, кстати, профессионально удалось:

25

26

27

За день мы успели побывать еще на уроке постижения красоты (рисование) в первом «А». Он проходил в отдельной комнате, именуемой «Творческая мастерская».

28

29

30

31

32

Поскольку мы оказались в Школе Города Солнца в преддверье празднования Рождества и Нового Года, завершался день большой репетицией рождественского концерта в актовом зале. Мы как раз застали номер, в котором были задействованы упомянутые уже нам флейты.

33

34

В общем, вышли из школы мы такими, каким было в целом настроение всего этого учебного дня, – преисполненными энтузиазма и творческой энергии. Но я сторонник того мнения, что концептуальную идею должны озвучивать только ее авторы: пересказ всегда подразумевает искажение. Поэтому в течение декабря мы поговорили с основателями Школы Города Солнца Татьяной Есис и Евгением Исаченко. Всех, кому стала интересна философия этого образовательного феномена в Беларуси и кто хочет узнать о ней подробнее, просьба оставаться в эфире на протяжении двух масштабных и очень важных для понимания идеи этого проекта интервью.

ТАТЬЯНА ЕСИС: «КАЖДАЯ ДУША, КОТОРАЯ ПРИШЛА В ТВОЁ ПРОСТРАНСТВО, – ЭТО ТВОЙ УЧИТЕЛЬ»

%d1%82%d0%b0%d0%bd%d1%8f

С Татьяной наш разговор состоялся на выездной базе Города Солнца под Аксаковщиной. Геннадий и Татьяна снимают часть усадьбы недалеко от загородного комплекса и параллельно занимаются его обустройством для будущих педагогических свершений.

01

В уютном местечке, где они проживают, есть даже птичий двор (нам с коллегой в шутку напомнил то, что происходит в учительской любой обыкновенной школы в разгар рабочего дня).

02

Вот так выглядит дом Татьяны и Геннадия изнутри:

03

04

И, конечно, я не мог отказать в удовольствии своему эстетическому «я» и не опубликовать антуражное фото, чтобы вы понимали, в какой атмосфере происходил у нас разговор о философии семьи и предназначении мужчины и женщины в этом мире. Разумеется, все обсуждения закончились музыкально:

05

О ПРЕДПОСЛЫЛКАХ ИЗМЕНЕНИЯ ВЗГЛЯДА НА МИР

Когда мы только сели беседовать, Татьяна начала  с того, как люди воспринимали возникшую из ниоткуда школу и за счет чего ей удалось отстоять право «Города Солнца» на существование в Беларуси:

– Как только нам удалось приобрести землю под строительство комплекса «Город Солнца», народ начал писать письма с требованием проверки, кто мы такие, с заявлениями о том, что мы секта, жаловались, что мы забрали землю заказника, предлагали нас выгнать. Многие просто обходили нас стороной, потому что название вызывало, как минимум, усмешки. А мы пришли к человеку из исполкома и искренне рассказали всё как есть: что мы делаем, для чего мы существуем, какой смысл мы вкладываем в образовательный проект. Он приехал без предупреждения на одно из наших мероприятий со своим ребенком. Уходя, он нас тепло поблагодарил (ребенок не хотел уезжать) и в ответе всем возмущенным сказал о том, что людям, на которых они пишут жалобы, нужно сказать «спасибо». У страха глаза велики. Как только ты идешь к людям с открытым сердцем и искренне доносишь до них свой замысел, они верят тебе и идут навстречу. Не нужно бояться проверок, санстанций: все они люди, нужно просто быть с ними честными и искренними. В чиновнике, к которому ты идешь, надо в первую очередь видеть человека, и тогда он тебя услышит. Не нужно стесняться просить помощи.

– Расскажите, как возникла сама идея создания школы. Ведь до определенного момента вы жили как обыкновенные люди – и вдруг произошло «что-то». Как сформулировать это некое «что-то», которое заставило вас пересмотреть свои взгляды на мир?

– Мы и сейчас обыкновенные. У Гены был бизнес, у меня был бизнес – всё было замечательно. В 2008-ом году случился первый экономический кризис, кредиты стали очень дорогие, причем кредиты в залог производства, и дело «посыпалось». У Гены было 5 компаний, специализировались на строительстве и производстве сэндвич-панелей. Он хотел запустить изготовление нового для Беларуси продукта – утеплителя пенополиизоцианурата, который в Европе используется уже более 40 лет, – экологичного, теплого, по всем параметрам очень хорошего. И у него это получилось. Но, видно, так должно было случиться, что в очень скором времени именно этот продукт по многим причинам и положил начало конца бизнеса, а значит, и новое  начало нашей жизни.

А у меня был свой бизнес на протяжении 11 лет, но после рождения четвертого ребенка я поняла, что либо ты в бизнесе, либо ты мама и жена. В бизнесе все равно ты конкурируешь, т.е. культивируешь в себе лидерские качества, это всегда напряжение. И здесь либо ты первый, либо тебе это неинтересно. Когда нужно постоянно выживать, постоянно сражаться, ты задумываешься, зачем тебе эти деньги, для чего ты их зарабатываешь, в чем сила быть женщиной и в чем сила быть мужчиной.

К сорока годам у многих людей такое происходит: говорят, до сорока ты отрабатываешь за прошлые жизни, а после сорока начинаешь нарабатывать на новые. И теперь тебе нужно понять, для чего ты пришел в этот мир.

Со мной мое подсознание стало разговаривать через сны, и мы обратились к Денису Бугулову – это классный психолог, психодраматист. Мы дружили на протяжении десяти лет с тех пор, как он приехал в Минск. Он дал очень интересную трактовку моего сна: он говорил о том, что мне надо похоронить свое мужское начало, и тогда в нашей семье снова наступит гармония. Быть одновременно интересной и деловой женщиной, хорошей матерью и женой, хорошо выглядеть, поддерживать домашний очаг невозможно. Этот дисбаланс и стал отражаться в моих снах.

Когда мы пришли к Бугулову и он нам об этом сказал, у нас начались очень сложные, очень жесткие и болезненные перестройки. Мы искренне начали искать: поехали в Кению, в Эквадор, в Европу – путешествие называлось «В поисках смысла жизни». Нам понадобилось несколько лет, чтобы через книги, лекции, практики понять, что такое женская и мужская природа. На сегодняшний момент мы поняли, что мужчина – это дух, а женщина – это душа, и, только соединяясь в один поток энергии, они способны осуществить предназначение семьи. Только тогда брак становится бесконечным, когда появляется бесконечная цель. Когда ты пришел к пониманию, что такое истинная женщина, ты перестаешь становиться лидером и приобретаешь доминирующее творческое начало: больше чувствуешь, больше интуитивно ощущаешь. Ты доверяешь пространству, расслабляешься, потому что ответственность денежная, ответственность за какие-то серьезные моменты автоматически ложится на мужчину. И, как только ты начинаешь доверять своему мужчине, тогда начинается гармоничное движение вверх. Как только женщина становится лидером и правит мужчиной, она его съедает, мужчина становится неинтересным, женщина тоже становится неинтересной, брак начинает распадаться. Сила в гармоничном сочетании двух энергий – я никому не буду навязывать эту философию, но для нашей семьи это истина. Поэтому сейчас, уже в нашей школе, мы делаем упор на возрождение семейных ценностей, воспитание мужского начала в мальчиках, а женского в девочках.

_mg_1745

Семья Геннадия и Татьяны

 

О ПОЯВЛЕНИИ БРЭНДА ГОРОДА СОЛНЦА

– Но это путь вашего духовного преобразования. Откуда взялся Город Солнца? Почему именно школа?

–  Мы продали всё имущество и загорелись идеей что-то оставить потомкам, думали, построить замок или купить остров, но всё это не вдохновляло. А в один из дней пришла мысль, точнее, твердое убеждение, что замок – это Школа. Смысл жизни в том, чтобы оставить наследие в школе. Но сразу это была не просто обычная школа, в которую ходят дети – сразу было осознание, что наши мужчины и женщины не отдают себе отчета, почему брак их конечен, они не понимают, почему у них конфликты с детьми. И мы хотели в этой школе делиться тем, что сами узнали за эти годы.

В это время судьба нас соединяет с Шалвой Александровичем и с Женей, ведь мы не знали, как строить детскую школу. Через знакомство с ними мы понимаем, что такое вообще школа и что такое дети. У нас были конфликты с нашими детьми. Женя стал первым человеком, который взял наших двух девочек к себе в студию и начал давать нам очень хорошую жесткую обратную связь, в чем причина нашего непонимания. Он начал говорить про природу ребенка, и я, мама, которая родила четверых детей, понимаю, что я вообще ничего не знаю про их воспитание. Вы представляете, какое это разочарование в себе, какое чувство вины! Но, с другой стороны, ты видишь, что вот сила, которая даст тебе нечто большее.

Мы привезли Женю в лагерь, рассказали обо всех наших мечтах, показали карту Мечты… Очень интересно родилось название «Город Солнца». Денис Бугулов, близкий на тот момент для нас человек, побывав впервые на территории тогда еще оздоровительного лагеря «Чайка» между прочим сказал: «Назовите это местом Солнца». А Женя, когда я все рассказывала и показывала на карте, говорит: «Слушай, так это же целый город!». Я с восторгом соединила два слова вместе – так и получилось название «Город Солнца». А потом нам подсказали: «Почитайте «Амон-Ра» Шалвы: там уже есть Город Солнца, там уже есть то, что вы описываете. Там есть два берега Иордана, есть сюжет, где пара, муж и жена, отдала свой дом под школу, а другой берег – под строительство Города Солнца». Раз столько обстоятельств сошлось, значит, эта идея уже витала в воздухе – просто мы смогли ее подхватить, визуализировать (первая карта Города Солнца увиделась мне во сне – я проснулась и сразу же стала рисовать ее).

%d0%ba%d0%b0%d1%80%d1%82%d0%b0-01
Так изначально выглядела карта, нарисованная Татьяной

 

%d0%ba%d0%b0%d1%80%d1%82%d0%b0-02
Так выглядит карта теперь, выполненная в сотрудничестве с художниками колледжа искусств

 

Мы начали сотрудничать с Женей, а потом поехали к Шалве на международные чтения в Грузию (даже съездили к нему в гости). В своей усадьбе они с Паатой обучали учителей  и родителей (занятия начинались с 7 утра). Шалва говорил, что школа – это не здание, школа – это учитель, это природа, школа – это вообще вся жизнь. Поэтому мы, пройдя путь осознания женщины и мужчины, изучив восточную философию, православное мировосприятие, уже точно знали, что мы хотим строить, чем хотим делиться с другими. Так ведь всегда происходит: зерно оттуда, зерно отсюда – и внедряешь в свою жизнь, пробуешь, исследуешь, практикуешь. Я тот человек, который сразу действует и все пропускает через себя.

24

Татьяна и Геннадий Есисы вместе с легендарным педагогом Шалвой Александровичем Амонавшили

 

– С той поры по этому пути вы идете вместе? Как распределяются функции между вами с Геной и Женей относительно возведения этого духовного здания?

Когда Женя попросил написать на листике наше вИдение школы, наши взгляды, а сам написал свои, они совпадали на 99,9 %. – это значило, что нам просто предначертано соединиться в пути. Даже с точки зрения наших ценностей, не может женщина строить школу одна: в школе должны гармонично сочетаться и женская, и мужская энергии. Женя берет больше ответственности как мужчина, а Таня через чувства, через интуицию пропускает все процессы – мы вместе дополняем друг друга. А Гена – звено, которое действует и ставит последнюю точку в стратегических решениях (она может отличаться и от моего видения, и от Жениного).  Гена – это гора, глыба, на него ложится огромная ответственность как на мужчину. Вот и получилось: все мужчины мечтают построить дом, а мы мечтаем построить Город Солнца. Поэтому все энергии, которые подсоединяются к этой идее, важны.

19

О ЛЮБВИ, ПРИНЯТИИ, СОТРУДНИЧЕСТВЕ С ДЕТЬМИ И РОДИТЕЛЯМИ И ПОСТОЯННОЙ РАБОТЕ НАД СОБОЙ

– Вы очень много внимания в школе уделяете работе с семьями, как когда-то Женя перевернул сознание вашей с Геной семьи. Но ведь согласитесь: не каждому родителю будет легко смириться с информацией, что он 40 лет ошибался?

– Ты этого не говоришь, зная, что это был просто их путь. Ты возвращаешься в свою точку отсчета, вспоминаешь, с чего это все начиналось у тебя,  таким образом ты начинаешь чувствовать, что происходит внутри у этого человека. Ты сам вспоминаешь, что, когда Женя тебя учил, ты на своей шкуре всё это испытал. Ты отдаешь себе отчет, что человеку напротив тебя предстоит пройти схожий с твоим путь и  просто говоришь: «Я буду с тобой рядом». Ты подсказываешь ему, ты предостерегаешь его: «Будет больно, приятностей там мало, но это все очень интересно, и этот период будет самым благодарным в твоей жизни». Потому что путь осознанного человека прекрасен. Ты чувствуешь, какие книги лучше дать почитать одному человеку, а какие другому (а вот этому лучше пока вообще ничего не рекомендовать – дать время и просто находиться рядом). В процессе ты понимаешь, что утрировать нельзя. Мы хотим создать семейный центр, где есть направление саморазвития, чтобы каждый человек в нужный период его жизни сам смог взять те или иные инструменты для своего роста.

Однажды мы вышли в парке здесь рядышком (приехали поужинать), а там сидит семья наших родителей, и мы говорим: «А что вы здесь делаете?» – «Мы на реабилитации после лекции Дяди Жени». А до этого мне позвонили еще 4 человека, которым было очень трудно после личных встреч с нами. Авторитет Жени еще не для всех такой твердый, потому что он молод, но я в него верю. Параллельно нужно предлагать какие-то книги, которые нам помогали в свое время. Таким образом происходит гармоничная трансформация нас всех: и учителей, и родителей, и детей – путь очень глубокий, внутренний. Познать себя – это очень интересно.

– Работа с перестройкой сознания не может происходить безболезненно. По сути, вам приходится ранить человека, как врачам, ковыряться в болезненной ране. Неужели у вас не было конфликтов с семьями, с коллегами?

– Ни один человек не ушел в конфликте с нами (ну, со мной так точно). Мы сами над собой работаем, мы ведь тоже пришли в эту школу учиться. Когда ты начинаешь искать причины, понимаешь, что конфликт – это твое отражение, а значит, тебе есть над чем работать. Как только ты себя проработал, конфликт просто испаряется. В отношениях с людьми важно принятие, взращивание в себе любви.

В прошлом году у нас был трудный ребенок — девочка. Я полгода закрывалась в учительской и плакала, потому что мой ребенок находился в состоянии конфликта с нею. Девочка ужасно обижала, унижала, пакостила, плакала, и мне было трудно полюбить этого ребенка. И вроде бы внешне я общаюсь с ней так, как со всеми детьми, но внутренне не могу себя перебороть, она же чувствует, что у меня нет связи с ней. Принять и увидеть ее мне помог, конечно же, Шалва, который сказал, что каждый ребенок – это душа, а каждая душа, которая пришла в твое пространство, – это твой учитель. Как только ты в ребенке начинаешь видеть учителя, улетучивается любая претензия. И ты начинаешь свободно принимать его.

В этом году достаточно было двух недель, чтобы принять всех детей. Всех детей, всем сердцем. Таких детей, которые кричали: «Я тебя ненавижу! Школа «Город Солнца» – это обман, это ложь! Вы все вруны здесь!» А ты понимаешь, что эту девочку просто от чего-то трясет, и на это есть причина. И ты за всех просишь прощения, обнимаешь этого ребенка всем сердцем, просишь прощения за весь этот мир, который причинил ей так много боли.    Каждый, каждый ребенок свой. И, как только ты мысленно садишь своего личного ребенка по очереди во все классы, ты заботишься о каждом. Как только ты начал к каждому ребенку относиться как к своему, ты начинаешь видеть, как школа реально работает.

– Были дети, которые не смогли адаптироваться к новому коллективу? Или хотя бы те, которым было крайне сложно? Какие-нибудь случаи, когда у вас опускались руки?

– Самый трудный класс сейчас – это третий, хотя бы потому, что там 17 человек. Иногда возникает конфликт бурлящей энергии детей с теми возможностями, которые у нас есть в школе. Нужно подходить ко всем учителям и говорить: «Немножечко потерпите, пожалуйста. Мы поймем, как можно выйти из этой ситуации. Мы делаем всё возможное, но нужно время».

Самый гармоничный класс – это второй. Это дети – спасители в школе, дети, которые уже умеют чувствовать, осознавать. Самый трудный мальчик, который пришел, попал в их класс. Одна из моих старших дочек стала как бы тьютором этого мальчика, она просто помощница, ее задача – быть рядом с ним. Мальчика в прямом смысле вышвырнули из обычной школы, потому что он «особенный» (как про него говорили). Видно, что он отличается ото всех, но при этом по всем тестам и у него очень высокий уровень IQ. В первый же день школы ребенок, защищаясь, захватывал детей сзади и держал их (это значит, что ему уже доводилось защищаться в предыдущей школе). По словам родителей, его просто ненавидели в предыдущей школе все: и дети, и учителя, и родители других детей – это травмированная душа по полной программе. И вот он приходит к нам, и в первый же вечер моя дочь говорит: «Я не могу с ним находиться в одном классе! Мама! Сделай все возможное, чтобы его не было!» А объясняю дочери: «Если он пришел к нам, значит, ему нужна помощь».

Старшая дочка («тьютор») говорила: «Мама, вы понимаете: кроме тебя и Жени, никто не хочет, чтобы он был в школе. Все только и думают: чтобы он скорее ушел». Родители требуют, учителя давят… Но, если мы будем причиной ухода ребенка из школы, школа может сразу же закрываться.

В прошлом году, когда мы садились кушать, зажигали свечу, брались за руки, мы посылали мысли любви – наши дети научились погружаться в себя. Я просила мысленно посылать этому мальчику любовь, ведь только совместными усилиями мы сможем его изменить. Однажды, когда мы стали в круг, взялись за руки, Женя насильно взял его к себе. Этот мальчик вырывался, кричал: «Зачем мне это надо? Какая мне выгода?» Я его первый раз таким увидела. А вообще он внутри очень щедрый, дарит подарки, а визуально получается вот такой дисбаланс.

Моя дочь первые дни по утрам в слезах говорила: «Я не хочу с ним учиться в одном классе», – а сейчас она ему самый близкий друг, кругом его защищает, постоянно рядом с ним. Когда наши дети смогли вместе работать над собой, они смогли принять его, у всех образовалась духовная общность – энергетическая связь любви. И уже он не пройдет мимо, чтобы не поздороваться, а дети уже все обнимаются и дружат.

Сегодня, когда пришел папа, сказал, что терапевт, который исследовал его сына, передал низкий поклон школе, учительнице, потому что такого прогресса с мальчиком не случалось раньше. Когда этот ребенок остался дома, отец прислал фотографии, что тот впервые сел и начал делать уроки – такого раньше никогда не происходило. Я смотрю на фотографии, и у меня слезы. Действительно, если не мы, то кто сможет помочь этому мальчику?

%d0%bd%d0%b32

О ФИЛОСОФИИ, ЛЮДЯХ И МУДРОСТИ, ПОМОГАЮЩЕЙ ВЫСТОЯТЬ

– Вы можете назвать людей, книги, учения, которые в первую очередь повлияли на трансформацию Вашего сознания и подготовили появление «Города Солнца» сначала в Вашей голове, а потом уже помогли воплотить эту идею в реальность?

– В первую очередь, это Денис Бугулов – как психолог, как философ, просто как человек. Пусть мы сейчас пошли немножко разными дорогами, но на определенном этапе жизни он нам очень помог. Та работа, которую мы проделали, проходила в институте интегративной психодрамы (это и групповые занятия, и личные консультации, в процессе которых происходит очень важное осознание себя).

Но параллельно мы с мужем пошли в центр комплементарных знаний – это зарегистрированная организация, занимающаяся альтернативной медициной, универсальной энергией (уже 20 лет существует в Минске).  Это и телесные практики, и сильнейшая духовная концепция, которая направлена на взращивание в себе любви к этому миру, принятие этого мира таким, какой он есть.

Естественно, книги Шалвы и Пааты Амонашвили сопровождают нас на протяжении всего пути.

%d0%ba%d0%bd%d0%b8%d0%b3%d0%b0

Запись в гостевой книге дома Геннадия и Татьяны, которую сделал Шалва Амонашвили

 

У нас есть открытка (она всегда в моей сумке), которую сестра мне подарила на венчание. Здесь вот написано: «Чтобы взойти по великой небесной лестнице любви, надо самому стать камнем, ступенькой этой лестницы, на которую, поднимаясь наверх, будут ступать другие». Когда мне совсем-совсем трудно, когда совсем нет сил, она мне очень  помогает. Еще я прочитала все дневники семьи Романовых. И, что бы сейчас ни говорили об этой семье, они дали мне понимание семейных ценностей, понимание истинной любви к Богу, к семье, друг к другу. Когда совсем трудно, ты понимаешь, что, раз ты выбрал этот путь, ты должен строить эту лестницу до конца. Когда наш Дядя Женя вместе с моим мужем говорят, что нам в следующем году нужны два филиала, я кричу: «Нет, мы не потянем! Не посылайте эту информацию в пространство!» – но подсознательно я понимаю, что это неизбежно.

%d0%bb%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%bd%d0%b8%d1%86%d0%b0

Наш день подходил к концу, и, когда все встали из-за стола, рассматривая удивительную карту несуществующего пока целиком, но такого зримого и цельного в сознании этих людей Города, Татьяна озвучила мысль, настолько ценную и мудрую в своей простоте, но настолько же сложную в исполнении, а потому выдающую в этом человеке неизмеримую духовную силу и стойкость:

– Когда ты был всем, а потом стал никем, когда все потерял, у тебя не было денег ни на машину, ни на путешествия, и даже на питание, тогда возможно восхождение. Для себя ты стал никем, но при этом ты стал свободным.  Как только мы перестали заботиться только  о себе и зависеть от чужого мнения, мы стали по-другому жить. Очень важно принять для себя, что ты второй – всегда есть кто-то, кто знает лучше тебя, умеет больше тебя, кто мудрее тебя. Это Бог, который направляет всегда тебя, или люди, к которым можно всегда обратиться за помощью. Нужно просто переступить через себя, через свое стремление быть всегда первым и искренне сказать «Помоги!» Пришло время что-то менять, а мы боимся. Если будет нужно за этим идти к Президенту, я готова пойти и к Президенту – неужели он откажет? Мне говорят: «Если ты пойдешь, у тебя всё заберут!» Ну, заберут – значит, заберут… Значит, мы в другом месте будем строить. Другое заберут – мы в третьем будем строить. Главное – продолжать строить, а не сдаваться. Процесс уже запущен, и ты понимаешь, что без этого жить уже не сможешь.

%d1%82%d0%b2%d0%be%d1%80%d1%87%d0%b5%d1%81%d1%82%d0%b2%d0%be

ЕВГЕНИЙ ИСАЧЕНКО: ВДОХНОВЕНИЕ КАК ВДОХ НОВОГО

С идейным вдохновителем и креативным директором Школы Города Солнца Евгением Исаченко (он же Дядя Женя) мы встретились у него дома, и всё наше общение проходило под аккомпанемент прекрасной, теплой и уютной суеты. У Жени замечательная жена, милые дети, а обстановка дома настолько органичная, что мы – ей, Богу! – прерывались для того, чтобы взять гитары в руки и исполнить что-нибудь такое палаточное и походное из нашего детства.

15

О СУЩНОСТИ ГУМАННОЙ ПЕДАГОГИКИ, РАБОТЕ С СЕМЬЯМИ, РОДИТЕЛЯМИ И УЧИТЕЛЯМИ

– Ты позиционируешь себя (или тебя воспринимают окружающие) как ставленника Шалвы Амонашвили, как проводника идей гуманной педагогики в Беларуси. А что для тебя есть гуманная педагогика?

– Каждую встречу с учителями я начинаю с того, что гуманная педагогика – это образ мысли, это образ жизни и, когда моя жизнь не соответствует такому понятию, как искренность, ты можешь называть себя хоть супергуманным, но это будет самообман. Шалва говорит о том, что гуманность – это поиск вечного внутри себя, смертного. Как сделать так, чтобы в педагогике, в каждом классе, на каждом уроке, решался вопрос вечности? А когда это списывают на «холодные» цифры и считают, что это важно, детям становится просто скучно. У нас уже с первого класса три раза в неделю английский урок плюс четвертый раз «погружение» – по два часа они общаются с носителем языка только по-английски: он делает вид, что ничего не понимает по-русски, и дети должны как-то «выкручиваться», чтобы наладить с ним коммуникацию. Дети начинают тренироваться, чтобы пообщаться с этим человеком, но тут как раз сложность в том, что если человек тебе неинтересен, то ты и не будешь тренироваться, не будешь прикладывать усилий, чтобы добиться общения с ним. Это работает везде в жизни. Зачем мне тренироваться в семейных отношениях, когда мне жена неинтересна? Но, когда мне жена интересна, я приложу все усилия, чтобы ей было комфортно. Так с каждым уроком в гуманной педагогике: любой ребенок, которого мы хотим развить, должен выйти сначала на общение. Если мне приятно общаться с учителем, а он скажет, что ему нравится слушать стихи поэтов Серебряного века в моем исполнении, я приложу все усилия, чтобы знать как можно больше этих стихов, потому что от этого будет приятно человеку, который мне интересен.

– Но согласись: и сам Шалва Александрович формулировал свои идеи из опыта работы с младшими классами, и ваша школа сейчас существует в формате УО «Детский сад – начальная школа Город Солнца». Не кажется ли тебе, что ребенок, выйдя из вашей начальной школы, построенной на постулатах гуманной педагогики, в обычный общеобразовательный мир (в стандартную государственную школу), почувствует колоссальный диссонанс между тем, чему его учили, и тем, что он увидит в жизни. Ты не боишься, что такие дети могут просто не выдержать и потеряться, закрыться или сломаться?

– Этот вопрос мучит всех родителей потому, что есть некое искаженное понимание, осознание, что у нас хорошо, а там плохо. Как после такого «правильного» общения с ним ребенок пойдет в ту среду, где не так всё гуманно? А задача разве заключается в том, чтобы воспитать поколение «телесных тюленей», которые лежат и греются на гуманном солнышке, либо воспитать детей так, чтобы они сами умели гуманно относиться ко всем остальным людям? Сколько бы он с нами ни пообщался, он должен выйти и знать, как гуманно относиться к другим людям. А не так, что он, выходя к людям, будет требовать: «А где это мой гуманный подход? Почему ты мне не улыбаешься?» И, получив в ответ «А я не буду тебе улыбаться!», заплачет и скажет, что это плохая школа. Это же потребительство! То есть идеальная картина – это то, когда наши выпускники являются проводниками идей гуманной педагогики в массах.

– Все родители от школ хотят не гуманной педагогики в том чистом виде, в котором она существует или ее нужно понимать. Родители хотят, чтобы в школе их ребенку дули туда, куда надо, по их мнению, дуть. Не происходит ли здесь подмены понятий: гуманная педагогика и попустительство капризам? А я любому своему ребенку буду желать в первую очередь трудного пути, потому что нет ничего ценнее той духовной работы, которую ты проделаешь над собой в ситуации экстремального выбора. И выясняется, что переубеждать имеет смысл лишь тех, кто готов быть переубежденным.

– Это очень важно – сказать правду приятными словами. Мы проводим по две консультации в день по 1,5 часа с каждой семьей наедине, где мы вскрываем те пласты, которые очень сильно влияют на ребенка. Родителям это очень полезно, но, когда они выходят оттуда, они начинают чувствовать разбалансировку, почва уходит из под ног, потому что все хотят альтернативную школу, которая будет строиться на тех же законах, на которых строится обычная государственная школа. А это глупо. В чем должна заключаться альтернатива? Сделаем туалетную бумагу помягче и возьмем 500 $ за обучение? Альтернатива ведь заключается в понимании сути школы. Я говорю родителям: «Мы действительно предлагаем ребенку свободное посещение занятий: хочешь – ходи на уроки, хочешь – не ходи». «Как это так? Дети должны привыкнуть сидеть!» Я отвечаю: «Сидячий образ жизни – причина двухсот болезней». «Нет, дети же должны научиться терпению!» Так терпению в чем? Что мы терпим в этой жизни больше всего? Негармоничные отношения. Нужно научить в первую очередь терпению в отношениях, а не в том, чтобы он на уроке сидел по струнке. Поэтому с каждой семьей ты идешь против каких-то стереотипов, с каждым учителем, с каждым членом административной команды.

02

– Насколько учитель устает от такой плотной «внеклассной» работы, постоянного погружения в проблемы семей и эту психологическую аналитику?

– Паата мне говорил на этот счет: «Ты, конечно, устаешь на работе, но при этом ты и заряжаешься, и вдохновляешься». Понятно, что свои лекции я провожу так, что потом язык заплетается и мысли путаются, но внутри тебя такая радость оттого, что кто-то посмотрел на тебя и кому-то ты стал полезен. Сегодня в Бобруйске в зале сидела женщина, которая всю лекцию плакала. Я, возвращаясь, ехал в машине и всю дорогу думал: а почему я не подошел к ней потом, не уточнил, что ее волнует? Она своей реакцией «зацепила» меня, а я не отрегулировал понимание между нами, и теперь я очень переживаю по этому поводу. Там было 40 человек, все задавали разные вопросы, а она поплакала и ушла. Вот так же по каждому классу, по каждому ребенку тоже нужно какое-то время, чтобы найти подход, чтобы понять, что их волнует.

Я сейчас нахожусь в стадии большой расшатанности и переживаю за нашу школу. Я не знаю почему, но так сложилось, что ты понимаешь, что проект хороший, полезный, нужный, но ты боишься, потому что кажется, что мы слишком много на себя взяли. Но, несмотря на то что у нас хватает проблем, дети всё равно меняются к лучшему… Мы делаем сравнительный анализ того, что было, и того, что сейчас есть: несмотря на кажущийся визуально хаос происходящего, суету, кипеж, дети стали добрее, в них стало больше детства.

О ПЕДАГОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ, ИДЕЯХ И ВАЖНОСТИ ОБЩЕНИЯ ВНУТРИ ПЕДАГОГИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА

 –Если ты работаешь с должной отдачей, то после одного урока ты уже полумёртвый. 1-2 урока – и ты сгорел. Я не понимаю, как можно сохранять качество работы, когда у тебя по семь уроков в день. Поэтому каждому учителю прямо учебным планом нужно оставлять время для внутренней работы над собой, над осознанием собственного опыта, для переваривания, перемалывания той духовной информации, которую ты получил от детей и которой ты с ними поделился. Для начитывания необходимой тебе литературы, а также для общения с другими учителями, думающими в схожем с тобой ключе. Вопрос понимания сущности ставки – больной вопрос в нашей системе. Мы почему-то все уверены, что если у меня записано в нагрузке «20 часов», то работаю в неделю я исключительно 20 часов. Время на подготовку к занятиям никто не считает, а ведь на час классной работы приходится 2-3 часа подготовки – итого ваша ставка умножается на 4. Иногда, чтобы духовно настроиться на урок, мне необходимо сесть в машину, проехать два часа по трассе и включить музыку.

– Я тоже провожу два, и больше, чем два, и три, и четыре, и пять уроков в день, плюс консультации для родителей, да совмещать это с административной работой – и в итоге понимаешь, что ты реально сгораешь. Но сгорают тело и мозги, а душа всё равно парит, и какие-то идеи (потрясающие идеи!) приходят в состоянии, когда ты уже почти  ничего не соображаешь. И ты начинаешь их записывать, потому что понимаешь, скольким людям это надо. Поэтому, когда я общаюсь с тобой, с подобными нам людьми, я понимаю, что образовательный мир спасут идеи и инициативные люди. И поэтому мне очень близок ваш проект, только я думал об этом в несколько ином ключе: я мечтал объединять «сумасшедших» на базе новой педагогики, молодой педагогики.

У меня очень велико желание объединения творческих усилий всех молодых гуманных педагогов страны, занятых в разных образовательных проектах. Пусть другие люди увидят, что существует много идей, которые детям нужны в процессе воспитания.  Как только ты заходишь хотя бы на один урок, как только смотришь на 45 минут процесса, здесь и сейчас ты начинаешь ловить очень много флюид – что надо не конкретно этим детям, а в принципе по всем школам. Дайте мне неделю – и я вам распишу стратегическое развитие любой школы на 10 лет вперед. Поэтому очень важно видеть друг друга, слышать друг друга, обмениваться опытом.

Я бы очень хотел найти какой-нибудь деревенский закуток белорусской культуры, куда бы вывез всех минчан и показал, как еще можно жить. Половина детей даже не знает, что такое печку топить: они если что и видели, то только электрические камины. Я утрирую, но такая тенденция прослеживается: мы перестали наблюдать, чувствовать жизнь в чистом виде. Хочется их вывезти, чтобы они руки поморозили, в снег прыгнули. А в этой условной глубинке живет, например, девушка-учитель из какого-нибудь вашего репортажа – мы бы зашли к ней в гости, она бы рассказала о своих детях, о своей работе, о своей жизни. Это ведь настолько расширяет мировоззрение!

Я два года мечтаю сделать сайт – условно «Учителя Беларуси», – куда заходят родители, где бы они ни находились, задают параметры запроса: какой у них ребенок, чего они хотят от образования, и получают рекомендацию относительно того учителя, стиль которого подойдет им больше всего, того учителя, который реально не «испортит» их ребенка. В этой базе были бы учителя, которые приезжали к нам, проходили обучение, мы бы их тестировали и могли предоставить родителям наиболее объективную информацию.

03

О ШКОЛЕ УЧИТЕЛЕЙ

– Как вы работаете с родителями, я понял. Расскажи, что такое школа учителей? Кто инициирует работу с учителями и родителями?

– Школу учителей и школу родителей курирую я. В прошлом году, в январе, мы запустили эксперимент, руководствуясь осознанием того, что для наших родителей и для наших педагогов нужны регулярные встречи. Мы их запланировали открытыми, формат – свободная оплата, «по сердцу» (для учителей нашей школы они вообще бесплатные). А потом появилась идея эти встречи прорекламировать: а вдруг два-три человека со стороны захотят прийти, чтобы мы от января к сентябрю уже готовили свой штат людей. Мы запустили эту рекламу, и на первую встречу пришли семь учителей от нашего учебного заведения и сорок «чужих»: приехали из разных городов, учителя разных профилей, по возрасту контингент где-то 25-40 лет. Потом даже стали приходить чиновники из структуры управления образования.

– Можно навскидку сказать, кто был конкретно по профилям? Кого больше: гуманитариев или естественников, например?

– Мы не разделяем учителей по предметам, потому что даем универсальную информацию, которая пригодится каждому, кто работает с детьми – основы гуманной педагогики. Мы работаем с учителями, готовыми воспринимать новое. Опытным учителям, с уже сложившейся педагогической системой в голове, очень сложно перестроиться и допустить для себя возможность переосмысления педагогического процесса.  Учителя с прошлым опытом (даже со вчерашним опытом) уже отстают. Что бы мы ни делали, дети всегда впереди, т.е. мы вынуждены догонять уровень развития детей. А почему бы нам не перестроиться и не встретить этих детей с педагогикой будущего, педагогикой «плюс десять лет», уже готовыми, с новыми методиками? Новое поколение по-разному называют: дети индиго, дети кристаллов, – но мы будем готовы к их приходу, нам будет что им предложить. А сейчас в школах сидит старое поколение и говорит, что и так хорошо.

– Есть ли какая-то предлагаемая методика, с которой вы заходите в класс? Когда вы собираете школу для учителей – это методические рекомендации или это проповедь?

– И практическая методика, и проповедь, но акцент на второе. Гуманная педагогика – это форма отношений между людьми. Цель нашей школы – расширить сознание учителей, создать в их голове, в их сердце почву для принятия нового. У нас обязательным условием является участие в дистанционном курсе Амонашвили. Они записаны через личный кабинет, читают много литературы, пишут эссе. Наша задача – сделать так, чтобы учителя применяли эти знания на практике и мы видели, как это происходит. В этом году мы поняли, что надо расширяться. Раньше и ту, и другую школу вел я, а сейчас мы стали экспериментировать с разными пришедшими мастерами.

04

– Татьяна рассказывала, что в вашей команде уже звучала идея филиализации.

– Про филиал мы говорим потому, что на следующий год у нас уже сформированы первые классы. Плюс о проекте узнают люди – надо просчитывать то, что к сентябрю придут новые. Я еще не созрел для мысли отказывать кому-то. Лучше мы откроем маленький филиал, но возьмем всех детей, которые хотят получить то, что мы можем дать. Задача – создать франшизу, определенный брэнд «Города Солнца».

– Вы думаете, эту атмосферу возможно масштабировать?

– Да. А у нас разве есть варианты? Атмосфера передается через человека. Если появится человек, который нас прочувствовал, пусть он даже внесет туда что-то свое, но суть идеи он донесет. Да, он должен прожить с нами год, пропитаться этой атмосферой.

– В этом и проблема масштабирования. Не боитесь ли вы, что за жизнь вы не наберете таких людей и идея от филиала к филиалу исказится по принципу «испорченного телефона»? Когда мы говорим о проверке внутренних качеств учителей, на примере одной школы за этим можно уследить. Что произойдет, когда появится филиал? Сможете ли вы держать на себе эту центральную функцию отсмотра?

– Значит, для создания филиала в первую очередь нам надо подготовить людей, которые будут помогать в аналитике, своих учителей и своих директоров, которым мы будем реально доверять.

– Либо же признать, что конвейеризация в принципе невозможна, круг людей, которым я могу доверять по жизни, всегда ограниченный, а чистая авторская методика умирает со смертью автора.

– А Шалва Амонашвили утверждает, что возможно. И доверяет всем. Этот проект должен масштабироваться, потому что хорошее образование обязано масштабироваться, оно должно культивироваться повсеместно на республиканском уровне.

ОБ ИДЕЕ БЕСПЛАТНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

 – Вот ты говоришь о консультациях с родителями. Если оценивать уровень достатка тех семей, с которыми ты работаешь, то это явно средний и выше – нет семей, которые прямо уж бедствуют, если могут позволить себе обучение в частной школе. И мне отчего-то кажется, что это весьма консервативный контингент, потому что люди, которые заработали n-ное количество денег, прожили классическую консервативную жизнь, если их «хватки» хватило на то, чтобы сделать бизнес и обеспечить семье достойное существование с материальной точки зрения. Ни в коем случае не умаляю их заслуг и не принижаю тех усилий, которые были потрачены этими людьми, чтобы пробиться в высший свет, но мне кажется, что гуманное отношение внутри семьи и полное обеспечение семьи всем необходимым требует от человека совершенно разных, порой – увы – противоположных качеств. Но, если запустить подобную школу среди семей рангом пониже, почва-то будет благодатнее. Может, гуманная педагогика – штука, которая на полную мощь заработает именно в более демократичных слоях населения?

– Я мечтаю об этом. Великий педагог Михаил Щетинин изначально не брал ни копейки за свою школу, сейчас у него конкурс – 2000 человек на место. Я когда об этом услышал, подумал: «А как он существовал?» Да, его спонсировал Путин, но он начал это делать пять лет назад, а предыдущие 25 лет как это происходило? Он развивал школу за счет всех остальных родителей, не беря ни копейки. Подробности для меня скрыты, но он понимал, что образование принципиально должно быть бесплатным. И я прекрасно понимаю, что я тоже хочу делать бесплатно, но пока не понимаю как. Открыть частную общеобразовательную школу, которая занималась бы бесплатным образованием, — это была бы бомба.

Наш разговор об альтернативной педагогике перенес меня в то время, когда телеканал «Культура» выпустил цикл передач «Ищу учителя», в одной из которых как раз рассказывали про школу Щетинина:

– Мы с товарищами думали много на этот счет (похожую идею высказывал Евгений Ливянт о бесплатных предвузовских подготовительных курсах для школьников из сельской местности, а мы ее «докрутили»), и у нас возникла идея репетиторского центра, который целенаправленно занимается платными образовательными услугами: подготовкой к ЦТ, языковыми курсами и т.д., – а при нем открывается дочерняя школа, которая существует на часть доходов от центра. Но поскольку я так глобально, как ты, не думал, мне виделось, что такой репетиторский центр должен начать хотя бы с того, чтобы делать в неделе хотя бы один выездной благотворительный день. У нас по деревням хватает талантливых, ответственных, добросовестных детей, которые желают добиваться большего, но на своем пути не встретили учителя, способного удовлетворить их запрос и помочь сделать по этой социальной лестнице шаг наверх. И, если хотя бы один день в неделю все преподаватели центра синхронно поедут в условный Копыльский район, где в одной точке соберут всех детей, искренне желающих добросовестно учиться, и будут заниматься с этими детьми целый день интенсивно, это будет первый шаг на пути к озвученной тобою образовательной благотворительности. Но, конечно, если реально смотреть на вещи, как бы это дико ни звучало, чтобы заниматься бесплатным образованием, нужно много денег. А конкретно, нужна некая образовательная структура, которая бы занималась зарабатыванием денег для другой дочерней образовательной структуры, специализирующейся на образовательной благотворительности.

– После таких разговоров мне иногда кажется, что жизни не хватит, чтобы осуществить всё задуманное. Я уже на каждой встрече с коллегами пытаюсь придумать, какие у нас могут быть социальные проекты, чтобы и дети в этом участвовали, и родители в этом участвовали, но мышление непроизвольно все равно час от часу работает в сторону «как бы выжить», и это не добавляет энтузиазма.

05

О ДОКУМЕНТАЛЬНОМ СТАТУСЕ ШКОЛЫ «ГОРОДА СОЛНЦА» И О ТОМ, КАК РОДИТЕЛИ МОГУТ ОТДАТЬ СЮДА РЕБЕНКА

– Я хочу задать тебе вопрос с точки зрения родителей, поскольку многие мои сверстники, мои друзья и знакомые сейчас как раз озабочены вопросом, как не прогадать с выбором садика и школы для своего ребенка, как миновать этой, в худшем смысле слова, классической общеобразовательной школы со всеми ее рутиной, ярлыками, дисциплиной, лицемерием, бравированием средними баллами и проч. Вот, я прочитал статью про вашу школу и хочу отдать вам своего ребенка. Мне для этого необязательно переводить его на индивидуальный план относительно той школы, к которой я прикреплен территориально? Как это сделать документально, чтобы ни у одной из социальных служб не было вопросов?

– Если там уже закреплен, то можно просто взять и принести документы. Если вы только идете в первый класс, то у нас на ребенка заведут личное дело как в любом официальном учреждении образования.

– То есть, если у условной моей подруги с ребенком в детском садике конфликт, потому что они не хотят ходить строем и кушать манную кашу, она спокойно может перевести ребенка к вам и никаких проблем с законом и различными инстанциями у нее не будет? Ей нужно прийти и написать заявление – выводить его из системы образования искусственно, обходными путями не нужно?

– Раньше мы существовали как центр дополнительного образования. Но так сложились обстоятельства, что в здании по адресу пер.Богдановича, 15 десять лет размещалась международная школа QSI, и именно в этом году она решила съехать. Она съехала, и мы тут же заняли это место. И сейчас по статусу мы находимся наравне с другими учреждениями, дающими образование государственного стандарта.

– Как вы получили разрешение на ведение образовательной деятельности?

– Оказывается, это легко. Достаточно того, что есть люди, которые хотят организовать школу. Для того, чтобы получить разрешение, надо всего-навсего соответствующее помещение, которое подходит под определенные нормы, и человек, который в этом понимает. Дело в том, что та программа, которую требуют для открытия школы, проста. Чтобы осуществить деятельность по этой программе, многого не нужно. А когда ты хочешь еще больше, простой вопрос для тебя автоматически решен. У нас есть четыре класса, соответственно, нам нужно четыре классных руководителя. Этим четырем классам нужен учитель физкультуры и учитель иностранного языка (в нашей школе это английский). С понятием «аккредитация» (аттестация) мы столкнемся только через год. Она нужна для того, чтобы проверить, как четвертый класс готов переходить в пятый. Пока у нас нет четвертого класса, и нам это не грозит.

– На данный момент вы имеете официальный статус школы, т.е. у вас есть дневники, электронные ведомости, журнал учета успеваемости – всё, что нужно для документального обеспечения образовательного процесса.

– Это есть для учителей – детям мы не показываем (не это главное в процессе обучения). Если родители хотят, они могут подойти к учителю и попросить посмотреть отметки, то есть те цифры, которые для многих родителей почему-то о чем-то говорят.

– А много родителей, которые просят показать журнал?

– Слава Богу, немного. Есть семьи, в которых к успеваемости консервативный подход, но очень много прогрессивных родителей, которые приходят в школу и говорят: «Нам не надо того, что дает школа – нам надо, чтобы человек был счастливый». То, что мы на сегодняшний момент существуем, — это во многом заслуга таких родителей, для которых востребовано счастье детей, а не их средний балл успеваемости.

– Когда вы только открывали школу, костяк целевой аудитории собирался, наверное, не из посторонних людей – это были ваши знакомые, друзья семьи или это не так?

– Нет. Моя семья только в этом году пошла: год назад по возрасту еще было рано. У нас в прошлом году было 14 детей, из них только два – это дочери Татьяны и Гены, все остальные 12 пришли по наводкам. Мы не давали никакой рекламы – просто знакомые рассказывали друг другу, и кто-то решил прийти и отдать ребенка. Так что коллектив собирался методом «сарафанного радио». Это на 100 % заслуга Шалвы, его имени, имени Гуманной педагогики и его благословения, потому что 15 августа 2016 года мы только брали благословение на «развитие образовательных дум», а через месяц мы уже открыли школу. Мы не подозревали, что думы могут так быстро реализоваться – это всё только благодаря этому энергетическому потоку от учителя к ученику, по-другому такое дело не «вытянешь» никак.

О ВЕГЕТАРИАНСТВЕ КАК ЧАСТИ ФИЛОСОФИИ ГУМАННОГО ОБРАЗОВАНИЯ

– Почему для тебя так принципиально вегетарианское меню?

– Многие факторы, пусть не напрямую, но меняют сознание человека. Мы так «держимся» за питание, потому что оно мощнейший инструмент воспитания человека. Не само питание, а ритуал, как это происходит: за круглым столом, горит свечка, мы ждем всех. Очень важно в детях изначально воспитывать отсутствие чувства потребления на примере еды. Вот мама поставила еду, вот она на столе, вот ложка, вот тарелка – казалось бы, бери да ешь! Что тебе мешает? То, что ты не позволяешь животным инстинктам в себе взять верх над духовными. Что это значит? Я подожду, пока все сядут. Я подожду папу, который моет руки, я хочу взяться за руки, я поблагодарю Бога (если верующий) за то, что нам дал эту еду, я поблагодарю (если неверующий) маму за то, что приготовила эту еду, я поблагодарю папу, который приносит продукты. А если дети видят, что мама заботится в первую очередь о главных: о гостях, о папе, потом о детях, – у них складывается нужная иерархия, на которой в этой жизни строится очень много правильных вещей. Постепенно ты замечаешь, что детям начинает нравиться сама атмосфера ритуала приема пищи. Мои дети меня даже в школе спрашивают: «Папа, а можно уже кушать?» – «Учитель скажет: он же главный», – отвечаю я.

07

Евгений Исаченко с семьей

 

Как можно учить добру и свету, когда ты даешь ребенку кусок трупа? Мне еще ни один человек не объяснил, как в таком абсурде, в котором находятся дети, воспитывать нравственные моменты. На мой взгляд, это невозможно. Ты либо даешь кусок трупа, либо воспитываешь свет и добро в моих детях – по-другому я не воспринимаю. Для меня этот момент очевиден, поэтому из моих уст он порой звучит очень категорично. Это школа изначально строилась на вегетарианской диете из-за философско-религиозного подтекста о том, что трупа там, где дети учатся идеалам света и добра, быть не может. А сейчас боятся этих философско-религиозных подтекстов: сразу, мол, секта. Ну и чихать, что боятся! Не нужно страха перед духовными вопросами – надо называть вещи своими именами. Как дети научатся духовной жизни, когда ты боишься об этом говорить? Когда ты боишься сказать, что мяса нет, потому что это труп, и аборт – это не аборт, а убийство. Почему мы заменяем «труп» на «мясо», а «убийство» на «аборт»? Так просто легче жить. Мир так устроен, что ты притянешь то, что хочешь притянуть. Ты всегда найдешь научные доказательства того, что хочешь оправдать в себе.

В концепции школы за питание мы очень держимся и сейчас работаем над вопросом согласования вегетарианского меню, надеемся решить его в нашу пользу. Согласись: сейчас все вегетарианские кафе на грани закрытия, потому что в нашей ментальности нет этой культуры. Так давайте новое поколение взращивать на здоровом питании, и тогда рано или поздно мы придем к тому, что выбор не есть мяса будет восприниматься так же нормально.

О КНИГАХ, ФИЛОСОФИЯХ И КУЛЬТУРАХ, КОТОРЫЕ ФОРМИРУЮТ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГУМАННОГО ПЕДАГОГА

– Предположим, я родитель, который мало что слышал про гуманную педагогику. Какую книгу Амонашвили мне нужно прочитать первой, чтобы я понял, о чем ваша школа? Или, может, для тебя есть некие знаковые, путеводные книги, которые ты бы мог порекомендовать?

– Их две для родителей и две для учителей. Для родителей Шалва написал «Искусство семейного воспитания» – там он изложил определенный взгляд на ребенка, то, что является фундаментом общения с детьми. Это важно прочитать каждой семье. Есть также книга «Здравствуйте, дети!» – там очень подробно описывается подготовка к урокам с точки зрения мышления учителя. Не то, что у нас сейчас есть в школе, а то, к чему мы хотим прийти. Для учителей есть прекрасная книжка «Учитель от Бога» – одна из последних, которые написал Шалва, посвятив своему другу Михаилу Петровичу Щетинину. Она просто фонтанирует мудростью по поводу образовательного процесса и отношения к детям. У Шалвы есть любимая книга – «Пророк» Джебрана Халиля Джебрана, – где каждую фразу можно учить наизусть (она обо всех сферах жизни). И вот он написал похожую книгу, только в сфере образования и воспитания. Этих книг, вкупе со Священным Писанием, в принципе может на всю жизнь хватить. Но суть еще заключается в том, что гуманная педагогика через книги не передается – здесь необходимо только живое общение. Слава Богу, есть YouTube – можно открыть и просто послушать речь мудреца. В любой лекции Амонашвили идет много подстрочных моментов, где ты заряжаешься той энергией, которой надо заряжаться для общения с детьми. Живое общение это, конечно, не заменит, но есть возможность съездить на семинары, на школу учителей, на посиделки, поговорить со стОящими людьми на эти темы, прямо здесь и сейчас поговорить – еще лучше.

Сейчас у нас как происходит? Семья чувствует раздражение на ребенка, и она его «сливает» прямо на него же. А мудрые родители говорят так: «Дай мне пять минут», – закрываются в комнате, включают лекцию или берут нужную книгу, которой они доверяют, читают, слушают, настраиваются и выходят к детям.

У Олега Торсунова есть много лекций по поводу взаимоотношений в принципе, про здоровый образ жизни (в том числе про мясо, про алкоголь). Он говорит: для того чтобы поменять судьбу, в первую очередь нужно поменять стиль общения с людьми, со своей семьей, с детьми.

Есть, конечно, много других потрясающих книг, которые надо читать (я из прошлой квартиры вывез семь ящиков книг по философии, правильному питанию, астрологии). Рами Блект – входит в десятку лучших астрологов мира. Я как-то ходил на его курсы, общался лично на семинарах, прочитал много книг. Ты читаешь, и у тебя меняется сознание, оно обновляется в ту сторону, в которую нужно тебе и детям в современной школе. Мы в своей практике очень часто используем астрологические данные. Когда читаешь натальную карту ребенка, ты видишь его природу. Представляешь, сколько времени экономит учитель, если, достав натальную карту ребенка, уже будет знать, что этот человек, например, не логического склада мышления, соответственно, ему для комфортной работы надо вот это и вот это. Или, например, этот ребенок по своей природе структурно мыслит – что ему надо? Ему надо говорить, что следующим уроком будет математика. Даше «до фени», что следующий урок – математика, а ему очень важно. Поэтому, если вы хотите, чтобы ребенок в классе себя чувствовал хорошо, скажите ему: «Ваня, следующий урок – математика, подготовься, пожалуйста!» Всё, он спокоен, потому что мы обращаемся с ним согласно его природе. А Дашу надо обнять и сказать, что всё хорошо – и она тоже готова следующий урок воспринимать с открытым сердцем. А Пете надо «языком почесать», поэтому я его к доске вызываю чаще остальных, чтобы он изливал свои мысли. И всем хорошо: Ваня знает, что следующим уроком математика, Даша получила объятия, а Петя «почесал языком» – потому что три природы на время урока разведены. В этом заключается суть школы учителей: индивидуальный подход к ребенку, когда ты находишься в большом классе. Это титанический труд учителя, но это возможно, и он настолько окупаем, что даже представить себе нельзя. Вот мы собираемся с учителями на посиделках и изучаем природу каждого ребенка в классе.

О ПРОЕКТЕ «МУЖЧИНА БУДУЩЕГО 3.0» 

– В концепции школы «Города солнца» ключевую роль играет гендерное воспитание, понимание сущности мужчины и женщины в этом мире. Я, когда изучал материалы по вашей деятельности, наткнулся на твой очень интересный авторский проект «Мужчина будущего» – палаточный лагерь для мальчиков (или нечто большее). Расскажи о нем поподробнее.

– Проект «Мужчина будущего» для мальчиков от 6-7 лет, когда они умеют хотя бы на ногах стоять. Существует летняя, зимняя, осенняя и весенняя программа. Летняя – это 7 дней с ночевкой, с полным погружением, здесь, на территории природного комплекса, с кострами, с дровами, с банями, палатками, купанием, большой физической нагрузкой, приезжают мастера, происходят определенные тренировки. Дети живут всю смену без мобильников – телефоны только у вожатых для связи с родителями. Помимо собственно физической нагрузки, происходит общение с мужчинами: в проект притягиваются мужчины, которые в жизни реализовали себя как мужчины, те, у которых можно поучиться хотя бы стойкости духа, ответственности либо чему-то еще. Эти ребята изначально практически не педагоги – они просто приходят, допустим, в баню и по-мужски с ними общаются. Пацаны задают вопросы про девочек (ну, я ж мужчина, ты ж мужчина – почему нам не поговорить про девочек?) Но есть определенные цели, куда мы хотим прийти, поэтому эти люди знают, как разговаривать о девочках, чтобы это не получилось в ключе «Возьми ее – и всё будет хорошо», а рассказывают, в чем духовная суть твоего общения с женщиной, если ты мужчина.

– А кто входит в коллектив этих настоящих мужчин? По какому критерию они отбираются?

– Это решается в общении с моими товарищами. Я рассказываю о проекте, предлагаю заехать в наш лагерь и поделиться опытом. А родители заключают договор со мной как с индивидуальным предпринимателем в сфере внешкольного образования: я несу ответственность за тематическое и «человеческое» наполнение смены.. Лагерь пользуется большой популярностью: этим летом мы сделали 6 смен по 25 человек.

– В чем заключается суть «мужского» воспитания?

– Самое главное, на чем воспитываются мужчины, – это доверие. Если этот «будущий мужчина» взял топор, то я прикладываю уйму усилий, чтобы его за это никто не ругал. Если он берет топор, то мы должны сделать всё, чтобы обезопасить пространство, а не махать руками и срочно у него этот топор отбирать, чтобы он не поранился. Пускай машет топором, пускай наступит на гвоздь. Был случай, когда мальчик наступил на гвоздь: у него уже всё льётся из этой ноги, вокруг ни одной женщины, все пацаны смотрят на него, и он понимает, что не может закричать «ма-мааааа!» И он говорит: «Ребята, всё нормально!» И мы очень спокойно, без материнских истерик перебинтовываем ему ногу, и он говорит: «Ребята, помогите мне до футбольного поля дойти – я хотя бы за вас поболею». И ты понимаешь, что в этой секундной ситуации человек проявляет себя как мужчина. Конечно, к нему все подходят, поддерживают: он заработал свой первый мужской авторитет.

Мало того что 10-12-летние пацаны впервые ставили палатку и ночевали в ней, так некоторые еще в лагере впервые парились в бане. А после бани мы три раза за неделю сбегали к озеру купаться. И была такая забавная картина. Вот мы попарились, я говорю: «Ребята, бежим!» Я бегу с семью пацанами: кто в плавках, кто в полотенце, кто голышом – и кричу: «Раздеваемся, окунаемся!» И вот один парень снимает полотенце и вдруг замирает перед водой. Я подумал, может, плохо ему, спрашиваю: «Что такое?» Он, завороженный, говорит: «Впервые на улицу полностью голый вышел!»

– Насколько заметные, по твоим ощущениям, перемены происходят в детях за такую «мужскую» смену?

В течение этих семи дней будущие мужчины получают очень большой импульс. Потом приезжают родители (мы с родителями беседуем в начале смены и в конце смены – каждый родитель получает обратную связь по ребенку). В этом году я экспериментировал: общая лекция на 25 родителей, и во время двух-трехчасовой лекции ты даешь индивидуальную консультацию каждому родителю публично (с разрешения самих родителей, конечно), но родители с интересом слушают про других детей, и ты понимаешь, что только ради этого можно строить смену. Но сил уходит очень много.

В конце смены ты говоришь родителям: «Мамы, пожалуйста, не залазьте в палатку, не собирайте вещи детей: пускай они сами соберут!» Мало того что у половины детей вещи даже не тронуты – как сумку им привезли, так сумку и оставили, так многие мамы удивляются: «Мой ребенок сказал не помогать ему собирать сумку – что это такое?!» Я спрашиваю: «Что, это разве плохо?» – «Нет, мне радостно, но что случилось с ребенком?!»

Каждый раз какие-нибудь веселые истории. Однажды была плохая погода, просто жуткая: ветер, дождь. Я в кофте и куртке – парень лет девяти сидит в майке и весь трясется. А у нас такой принцип, что мы не заставляем: мол, у нас мужчины, каждый сам за себя отвечает. Я спрашиваю: «Тебе холодно?» Он отвечает: «Ну, да, чего-то холодно!» «Слушай, а у тебя кофта есть и куртка?» – «Ну, да, в палатке лежит», – и трясется. «Слушай, а не хотел бы ты надеть их?» – «О, точно!» Понимаете: эту функцию мама забирала всегда, а теперь он сидит и не знает, что делать в такую погоду. Это как в старом анекдоте: «Мама, мне холодно или я хочу кушать?»

Евгений, несмотря на свою молодость, всем образом, ходом мысли, поставленностью голоса напоминает пророка от педагогики. У него большая семья, и я сам видел, как он общается со своими детьми. Он проповедник гуманной педагогики не на словах – это у него внутри, он так строит отношения с миром, он так строит свой мир в детях. Очередную встречу Школы учителей он начал с того, что вдохновение – это вдох нового. Каждым своим движением он обеспечивает нашему педагогическому миру этот вдох нового. Одной из задач Школы учителей (это записано) является сосредоточение на одной площадке профессионалов, которые хотят поднять социальный статус профессии учителя (правда, что-то знакомое?) Он нам с коллегой подарил сборник детских сочинений из Города Солнца и подписал его так: «Давайте сделаем профессию Учителя самой значимой в Беларуси!» Разве он уже не справился с задачей нашего объединения?!

%d0%b0%d0%b2%d1%82%d0%be%d0%b3%d1%80%d0%b0%d1%84

За время наших встреч в течение месяца, который я провел в «Городе Солнца», он часто приговаривал одну мудрость, которую почерпнул от Шалвы. Если кто-нибудь из его окружения чувствует, что теряет веру в свои силы, чувствует, что силы покидают его, что он готов вот-вот отказаться от того, что уже сделал, Женя говорит: «Запомните: есть учителя нормальные и есть ненормальные. А дети от Бога».

08

Можно по-разному относиться ко многим истинам, озвученным  нашими героями, можно тысячу раз спорить с философскими позициями, на которых они строят свою школу. У меня самого много вопросов к гуманной педагогике. Например, хотя бы тот, насколько эта идея вообще подвергается множению. Не станет ли любой филиал «Города Солнца» игрой в испорченный телефон, а любая попытка скопировать опыт Татьяны, Геннадия и Евгения лишь эпигонством, когда от прекрасного, изначально глубоко наполненного дела останется только форма, а нужная внутренняя сущность потеряется? Или вот еще. Шалва Амонашивили всю жизнь работал с младшими детьми и все постулаты своего учения сформулировал на примере начальной школы, а что произойдет с Гуманной педагогикой, когда дети войдут в тот самый «термоядерный» возраст – не 1-5 класс, а, допустим, класс 7-8? Насколько подобный подход не расхолодит их, не лишит по-хорошему дисциплинированности, когда речь зайдет о том, что пора уж становиться профессионалами и более глубоко сосредоточиться на технике работы, а не на теплоте отношений? Может быть, года через 2-3 для выросших под крылом Тани и Жени детей придется, стратегически необходимо будет изобретать Гуманную педагогику 2.0 и 3.0, делать «апгрейд» самого учения? Может, фишка Города Солнца не сработает дальше начальной школы? И, конечно, в рамках каждой большой инициативы возникает вопрос веры и единомышленников. Не кажется ли вам, что в Беларуси только эта доблестная троица искренне верит в то, что делает? Как там с будущим педагогики? Может, оно гуманно и туманно одновременно?

На все эти вопросы даст ответ только время – через пару лет будет видно, чем все-таки станет Город Солнца в нашей системе координат: он превратится в полуофициальный островок счастья и, как многие потрясающие авторские идеи, уйдет в подполье, или же мы сейчас стоим на пороге события, которое перевернет сознание родителей и учителей и станет отправной точкой для новой Педагогики в Беларуси. Но, что бы мы ни говорили, это не отменяет того, что перед нами Супергерои – люди, уже сотворившие большое дело, совершившие свой педагогический подвиг. Я счастливый человек: мне часто доводилось встречать супергероев, персонажей, одержимых своим делом, поэтому я знаю, что говорю. Для каждого супергероя важно (даже если он виду не подает, а летает себе по ночам над городом в своем супергеройском плаще), чтобы кто-то остановился, похлопал его по плечу и обязательно сказал: «Эй ты, в плаще, ты делаешь классное дело, очень важное, очень нужное дело! Не останавливайся, пожалуйста! Давай, твори, пронеси его до конца! Кроме тебя ведь с ним никто не справится!» И тогда есть шанс, что у них не опустятся руки (или крылья – что там у этих супергероев?)

Поэтому я считаю своим долгом сказать это «спасибо» (я проработал бок о бок с ними больше двух месяцев). От всех детей, которые пока не смогут у вас учиться, поскольку географически они далеко; от всех учеников, которых вы пока физически не можете принять, поскольку только начинаете свой путь; от всех взрослых, которые верили в возможность существования подобных людей. Ребята, вы прекрасны, вы настоящие рыцари. Рыцарство бывает разное: ланселоты, тамплиеры, крестоносцы. Донкихотство ведь тоже рыцарство. И, несмотря на армии ветряных мельниц, донкихотов наша земля рождает постоянно. Будьте, просто будьте, не заканчивайтесь. Вы многим нам дали надежду.

%d1%84%d0%b8%d0%bd%d0%b0%d0%bb-01

По ощущениям это был один из самых сложных материалов, с которым мне доводилось встречаться как  журналисту, потому что он заставил меня произвести инвентаризацию своего внутреннего, уже упакованного и разложенного по полочкам. Заставил достать, стереть с него пыль, заново расковырять внутренние раны, которые вроде бы уже неплохо так (по крайней мере, удобно) срослись. На мой взгляд, хороший материал – это тот материал, из которого ты выходишь лучше, чем был, когда входил в него. Работа над текстом про философию «Города Солнца» породила множество дискуссий в среде моих друзей, знакомых и вообще авторитетных для меня и дорогих мне людей. Поэтому в конце я хотел бы сказать заключительное слово то ли им, то ли самому себе, сформулировав для себя три вывода, которые неизменно витали в моей голове с каждым днем пребывания в Школе Города Солнца.

1. Настоящее внутреннее изменение невозможно без тотальной ломки прошлого. Оно не бывает вполовину. Это очень литературная идея, я бы даже сказал, «достоевская»: чтобы начать вознесение, надо коснуться самого дна. Если ты хочешь новой картины мира, но при этом думаешь, как бы не пострадал каркас старой, ты еще боишься, ты еще не готов. Настоящее обновление придет к тому, кто рискнет подвергнуть пересмотру всё, чем жил ранее. «Время сжигать мосты, / Время искать ответ / И менять сгоревшие лампочки», – не с этим ли текстом Земфира собиралась уходить из активной гастрольной жизни?

2. Если ты в поисках ответа обратишься к истокам, если обратишься к естественному, природному течению жизни, ты всегда будешь прав. Кто-то называет это «логикой сюжета», кто-то «естественным течением истории», но попытка их уловить всегда является верной. Еще никто не прогадал, решив перечитать классику. Никто не придумал ничего универсальнее классической семьи, потому что эта идея подсказана природой. Мне очень импонирует то, что наши герои всячески отказываются называть себя новаторами. Всё уже сделано до нас, всё уже придумано за нас – нужно просто не полениться перечитать, перечувствовать, поймать волну. Любому учителю достаточно просто, помимо должностной инструкции, открыть что-нибудь из классической педагогики – и он сразу осознает наивность попытки считать себя первопроходцем. Когда ты стремишься к обновлению, может, стоит просто залатать информационные дыры? «Классиков нужно не только почитать, но и почитывать», – утверждалось в афоризме. Аль все в библиотеку?

3. А еще, выслушав то, каким волшебным стечением событий Татьяне, Геннадию и Жене удалось друг друга найти и воплотить сон в реальность, я подумал: в этом есть некая высшая справедливость. Если дело твое правое, обстоятельства обязательно сойдутся нужным для тебя образом, главное – верить в «правость» того, что ты делаешь. Все мы строители, каждый из нас строит свой Город Солнца: кто-то в профессии, кто-то в семье, кто-то внутри себя. Когда есть ради чего строить, стоит потерпеть лишения и перебороть страхи. «У нас две девочки – ради них, собственно, и создавалась школа», – говорила о своих младших дочерях Татьяна. Неужели дети – недостаточная мотивация, чтобы у тебя всё получилось? В качестве жизненного кредо одного из преподавателей Школы Города Солнца я увидел высказывание Блеза Паскаля: «Самая большая привилегия, которая дана человеку свыше, – быть причиной добрых перемен в чьей-то жизни». Всё существование команды Города Солнца, дело, которому посвятили себя эти прекрасные люди, уже озарило светом жизни многих детей. А значит, дело их священное. Ради такого всем нам стоит продолжать строить.

%d1%84%d0%b8%d0%bd%d0%b0%d0%bb-02

Фотограф — Анна Рыжковская

Часть фотографий взята из архивов и социальных сетей семейно-образовательного комплекса «Город Солнца», Геннадия и Татьяны Есис и Евгения Исаченко.

3 Responses to “Город Солнца: рыцари Гуманной педагогики со щитом из семейных ценностей”

  1. Была в этой школе, все видела своими глазами, знакома с героями этой статьи. Все правда. Гена, Таня и Женя не просто несут в массы идеи гуманной педагогики, но сами живут гуманной педагогикой. Все у них должно получится!

  2. Была в этой школе на занятиях для Учителей и Родителей. Преподаватель Евгений — шарлатан, не имеющий ни педагогического ни психологического образования, но называющий себя педагогом-психологом для привлечения людей. Вместе с идеями гуманной педагогики пропагандирует ведические учения, астрологию и прочую эзотерику.

  3. Хочу поделиться впечатлениями о данной школе и тем, что заметила внутри.
    Я была на мероприятии (https://vk.com/phyl_almanah?z=photo27601309_456240226%2Falbum27601309_00%2Frev), ходила в школу молчаливым наблюдателем и на занятии для родителей.
    Внутри уютная для детей обстановка, нареканий к помещениям нет. Про учебный процесс рассказал Сергей Сергеевич.
    Я была в конце учебного дня, могу сказать, что дети носились как в обычной школе. Маленькие девочки пытались поцеловать мальчика, который от них вырывался как мог, педагоги поглядывали на меня, видимо, стеснялись в моём присутствии делать замечание и, вообще, как-то вмешиваться. Мольберты/ настольный хоккей/ музыкальные инструменты были заброшены, дети просто играли, никаких разговоров о духовности или роли девочки/мальчика, хотя из ситуации можно было проиграть воспитательный момент о ненасилии и о том, что никто не должен никого принуждать. Я поговорила с несколькими детьми, они сказали, что в школе они себя чувствуют комфортно, здесь им нравится.
    Занятие для родителей началось с представления лектора, Татьяна начала чем-то вроде: «Не пугайтесь, это никакая не секта». Прошла лекция о мировоззрении на организм человека с точки зрения аюрведы. У меня возникает большой вопрос о необходимости этой информации для родителей, да, и о праве начальства школы навязывать своё мировоззрение родителям и детям. За беседу можно было оставить пожертвования. Кстати, школа переходит на ведическое питание и ужинов у них не будет, плюс это или минус решать вам.
    Я ничего не могу сказать о качестве обучения, да, и в начальной школе требования к детям не велики, пусть играют, балуются и рисуют открытки. Я верю, что доброжелательные люди могут дать детям воспитание, которое в нашей жизни превратилось в атавизм. Вопрос в другом, когда на вышеуказанном мероприятии спросили о Дарвине, преподаватель Евгений сказал, что, если они будут организовывать среднюю школу, он вырвет страничку с его теорией из учебника. Я считаю, что коллектив школы подобным подходом осознанно сужает взгляд ребенка на мир, человечество, понятие добра и зла. Такой ребенок выйдет в мир, причем обязательно выйдет девочка в юбке с половником, мальчик в штанах и идеей менять мир (т.е. социальный перевес за мальчиком), потом дети узнают о Дарвине, атеизме, гомосексуальных отношениях и придут к осознанию, что их здорово обманули. Именно из таких жестких в плане вопросов предназначения и духовности учений выходят ультраправые фемистки, религиозные фанатики и прочие радикалы. Просто потому, что когда надо было обмениваться самыми сумасшедшими взглядами, мнениями, обсуждать идеи, лет в четырнадцать-семнадцать девочек учили женственности, мальчиков мужественности, но не дали стандартного светского образования. Человек, лет в двадцать пять-тридцать, задастся вопросами и ему придется заново собирать пазлы в своей голове. Конечно, хорошо когда в организации правят семейные ценности, отдельно учат мальчиков и девочек, но не вам кажется, что составлять нотальную карту ребенка можно исключительно с разрешения родителя?
    В общем, идея школы хорошая, но там нет места христианам, мусульманам, атеистам, в принципе, если вы не интересуетесь ведической культурой и не разделяете её взглядов, вам, как родителям там делать нечего. Потому как вас начнут мягко, но постоянно бомбардировать такого рода информацией. Даже если ходить на подобные мероприятия вы не будете, ребенок будет в системе, где пропагандируют эзотерику. А это и правда напоминает сектанство.
    Плюсы: мне очень понравилось начальство школы, их доброжелательность, желание дать детям не только сухую информацию, но и воспитание, уютная атмосфера, возможность развиваться в тех направлениях, которые нравятся, жесткий подбор подбор персонала, там нет случайных людей, которые будут насиловать психику ребенка.
    Минусы: пропаганда эзотерики, астрологии, педагоги отходят от светского образования в пользу не расширения взглядов на устройство мира и социальную иерархию, роли мужчин и женщин в обществе, а в сторону сужения.
    Возможно, моё мнение поверхностно, буду только рада, если в некоторых вопросах я заблуждаюсь.

Обсуждение - Оставьте комментарий