Итоги. Часть 3

PS 3

В конце каждой четверти у нас (с коллегой вместе и у каждого для себя, персонально, в своей голове) есть традиция подводить ее итоги по всем фронтам: учебному, общественному, человеческому (вообще такая традиция должна быть в каждом коллективе, и касается это не среднего балла успеваемости, а соответствия полученного результата изначально поставленным, общеколлективным, в едином порыве, целям: мол, пришли ли мы туда, куда шли) – и давать себе оценку (или даже выставлять отметку) за пройденный отрезок. Так вот в этой, исключительно аналитической, статье я хочу поделиться мыслями, почему считаю третью четверть проваленной, и высказать соображения, могла ли она выйти (нет, не лучше) хотя бы просто иной.

Я все-таки убежденный фаталист. Настолько много удивительных поворотов в нашей жизни объясняется банальным словосочетанием «стечение обстоятельств», что невольно начинаешь задумываться, а не зависит большинство твоих итогов не от твоего целенаправленного движения, стратегии, тактики и прочих громких слов, а от того, как, собственно, эти обстоятельства «стекаются».

2015-ый год власть предержащими был объявлен годом молодежи (заметьте: мы тут ни при чем – это инициатива исключительно законодательных структур). И так получилось, что мы с коллегой попали в тренд: начни мы проект годом ранее или годом позднее – мы были бы неактуальны (или не так актуальны, как получилось нынче). А тут, понимаете ли, два человека, да нужного возраста, да в системе образования… Как только в новогоднюю ночь была дана сия тематическая отмашка, в наши края посыпались корреспонденты (первый значимый эфир – да простит меня «Слава працы» – случился у нас уже 6 января; как быстро народ реагирует на посылы сверху). Потом «Комсомолка», следом «Настаўніцкая», там и киношники на горизонте замаячили – Жилихово с легкой руки фортуны стал медийным центром года молодежи. И это первое, что перевернуло нам стратегию поведения: мы поняли, что при таком повышенном внимании «раскрутить» школу будет куда легче, чем мы планировали изначально. Таким образом мы слегка перенаправили стрелки. Но в итоге выяснилось, что как раз с прессой мы работать и не умеем (скажем даже так: тихо работать с прессой мы не умеем, тактически гибко). Когда ты начинаешь кричать, всегда нужно брать в расчет силу эха, и то, что для нас безусловный плюс (а пиар – это всегда шанс расширить возможности), для кого-то может выступить раздражающим фактором. Вообще говорить о безусловных плюсах или безусловных минусах (в целом об аксиомах) можно лишь тогда, когда ты уверен, что курс всего коллектива единый, что мы все абсолютно одинаково видим цель (обучения, воспитания, работы и т.д.) В противном случае твоя точка зрения всего лишь «одна из» и не стоит возводить ее в абсолют (чем я обычно привык успешно заниматься).

Что в итоге мы получили (или, точнее, чего не получили)?

1. Мы лишились возможности протащить в проект своих людей. Помните: изначально мы говорили о потенциальном расширении состава, о некоих двоих людях, готовых присоединиться к идее. Теперь же, когда проверкой вскользь было брошено обвинение в профнепригодности (давайте мягче: в сомнительности методов, которыми мы работаем), этот вариант стал куда более размытым и призрачным. Потому что если раньше наша рекомендация – это был во всех смыслах плюс (мол, новые-молодые-активные приведут за собой новых-молодых-активных), то теперь наша рекомендация – это безусловный минус (читай: проблемные приведут за собой новых проблемных). Мы из прямой координации уходили в подполье. Вопрос с расширением стал на паузу.

2. Началась эпоха разногласий с руководством по основным вопросам движения школы (и это уже не просто журналы). Ведь статьи про Лицей, про дисциплину, автобусы да разбитые окна выросли здесь не на пустом месте. Это вопросы, которые активно фигурировали в нашей жизни повседневной, вопросы, споры по которым случались как кулуарные, кухонные, так и открытые. Любые расхождения с генеральной линией партии ставят под вопрос твой собственный контракт. Замаячила перспектива превращения первого года в последний, если мы не поменяем тактику или если извне не случится чего-либо сверхъестественного.

3. И, наконец, самое главное. За всеми этими разборками учебное отошло на задний план. Детей, ради которых всё задумывалось, попросили подвинуться и постоять в сторонке, пока герои меча и магии будут махать на поле брани мечом и магией. На все споры, разборки и философские беседы уходит время, то время, которое можно и нужно пускать на планы, задумки и собственно работу. А мероприятия, как выясняется, это проблемы, это, братцы, хлопотно. Это нужно не по режиму, не по распорядку работать – это внепланово быть готовым срываться. И, пока мы январь и полфевраля доказывали друг другу, кто в доме хозяин и кто больше обижен, дело стало. Вспомните, сколько конкурсов, квестов, разных посиделок-походилок мы устроили для детей за первую половину четверти? Да ни одного! Конечно, в итоге мы экстренно вырулили на поездку в Минск (запоздавшую на полтора месяца), соревнования по ринго, КВН и турнир «Что? Где? Когда?», но это было, во-первых, в форсированном ритме (чтобы четверть не получилась проигранной вчистую), во-вторых, полгода назад мы бегали фольклорный квест, снимали рекламные ролики, искали кусочки фотографий местности и выезжали в интернат обкатывать благотворительную программу. Куда всё это делось? Утонуло в пиаре и разборках. В результате к концу четверти мы впопыхах организовали хотя бы половину того, что задумывали. Так что нам за третий отрезок учебного года 3 балла из 5. Нужно всё же определиться, что принципиальнее: отстаивать правоту и раскручивать бренд или все же накидывать новые сценарии новых забав.

С другой стороны, когда организм не развивается в естественных условиях, он начинает мутировать. Новые условия, в которых мы оказались, заставили нас корректировать программу действий и делать ставку на то, что определить первичным раньше и в голову-то не приходило. Третья четверть – это четверть новых людей. Ведь именно за эти три месяца, благодаря непрекращающейся раскрутке в СМИ, мы познакомились и с неравнодушными молодыми коллегами, и с ребятами, готовыми работать с нами благотворительно (правда, посиделки для всех гостей, принявших участие в жизни наших детей, нам доведется лишь спустя месяц), в этой четверти случился совершенно неправдоподобный визит из Канады, в этой четверти мы узнали о существовании сельских художественных школ и о присутствии в мире Анастасии Заболотнюк – героини одного из самых лирических наших репортажей. В третьей четверти оформилась и впервые озвучилась идея о возможности создания медийной площадки для молодых специалистов, впервые зашел серьезный педагогический разговор о том, что есть дисциплина. Мировоззренчески четверть получилась, вероятно, даже более определяющей, чем все остальные.

Учебных успехов, пожалуй, тоже хватало (однако они утонули под разным другим и шумным). У Дмитрия Маратовича случился первый выезд на научно-практическую конференцию (вместе с Лерой из 8-го класса они представляли работу о вреде сокращений оригиналов произведений в школьных учебниках литературы), одиннадцатый класс выдал лучший ход в сезоне как по языку, так и по литературе. Вообще о чтении говорилось много (Максим из моего 5-го класса стараниями свей замечательной сестры Юли начал читать литературные произведения, от которых раньше воротил нос). Безусловно, были и победы. Но я настаиваю на 3 из 5.

Как показывают разного рода тенденции (даже мировые культурные), в смутные времена всегда наблюдается расцвет культуры. В нашей ситуации, чем сложнее задача, тем пронзительнее под нее подберется песня. Поэтому завершающим аккордом любого подведения итогов стараюсь делать ТОП-лист песен, которые стали для нас (или для меня лично) открытием на этом отрезке.

Итак, номер три. Наши общие с Дмитрием Маратовичем друзья скинули однажды нам на «заценить» песню небезызвестного вам Максима Леонидова («Девочку-виденье» ведь все помнят?) Но оказалось, что «я оглянулся посмотреть, не оглянулась ли она» – лишь малая часть глубокого наследия экс-солиста бит-квартета «Секрет». «Письмо» – для тех, кто любит слушать и думать.

Очень неожиданно лирической находкой стала восьмимартовская «Роза красная» нетленного Филиппа Киркорова. Что еще более весело, на посиделках заказывали ее второклашки Аллы Николаевны (видать, некая воспитательно-эстетическая работа в этом направлении проводилась).

И, наконец, победа сезона. Сергей Трофимов впереди планеты всей. Пафосно и глобально получится, но эта песня стала лично для меня спасением в определенный момент. И даже когда на Пасху у нас была встреча со священником, композицию «Свет» мы сделали с импровизированным детским хором. Для всех, кто ищет, за что зацепиться, финальная на сегодня.

Обсуждение - Оставьте комментарий