15-20 сентября. Как я был физруком, или Каменный век в головах

Часть 1. «Как я был физруком»

Со вторника по четверг наш уважаемый физрук Н.Ф. был отправлен на турслет работников образования и мне поручили провести замены уроков физкультуры. Дмитрию Маратовичу же в нагрузку перепали уроки музыки в 3-ьем классе. Вообще на периферии несильно заморачиваются насчет комбинирования предметов, и отдельных учителей по дисциплинам изобразительное искусство, черчение, человек и мир, ОБЖ (и вот, как выясняется, музыка) держать нерационально: ни о каких «параллелях» классов речи не идет (сами понимаете, если в классе от 3 до 7 человек) и, соответственно, у учителей, чьи предметы преподаются один раз в неделю нагрузки на ставку не наберется никак. Так что шутка про работу заместителем директора-вахтером-учителем русского языка, физкультуры и музыки в целом не так далека от реальности.

Тут еще следует сделать лирическое отступление про личность, которую мне выпало заменять. Пожалуй, наш преподаватель физкультуры – человек с самым высоким авторитетом в школе (мне кажется, даже выше, чем у руководства). В том, что дети не загуливают по вечерам, не потягивают алкоголь на заднем дворе, и в том, что им хочется идти в школу после уроков – огромная (если не решающая) заслуга физрука. Посудите сами: в школе работают волейбольная, футбольная секции (по два раза в неделю), шашки-шахматы по умолчанию, в подсобке вручную создан небольшой зал для силовых упражнений, на все уроки физкультуры дети приходят в форме (и даже если в классе в какой-либо день находится один человек, он всё равно отрабатывает 45 минут занятия на стадионе или в зале), а помимо уроков физкультуры, обязательно проводится час здоровья и спорта (объединенный для нескольких классов, на котором дети занимаются подвижными играми). Классическое утверждение «чтобы детям некогда было маяться ерундой, они должны быть постоянно заняты» работает здесь в полной мере. Я подозреваю, что о существовании спайсов дети узнали только из листовки Минобразования «Стоп: спайс!» То есть Н.Ф. с детьми постоянно возится – он с ними ежедневно: он тащит их на все секции, развозит по соседним деревням, когда те пропустили автобус, в нужное время прикрикнет и даст подзатыльник. В каждой школе всегда так или иначе находится такой человек, который вокруг себя будет организовывать всю школу. Этой школе откровенно повезло: Н.Ф. работает здесь – страшно сказать – с года моего рождения (1988). То есть школе везет давно.

Вот такого человека я должен был исполнить. Правда, положа руку на сердце, много уроков мне провести не довелось, ибо на этой неделе учебы как таковой не было: понедельник у меня методический, в среду-четверг мы снова ходили на яблоки, то есть на собственно занятия нам были брошены только вторник и пятница. Третья неделя выдалась по всем фронтам трудовой и спортивной. Однако и в то небольшое отведенное нам количество дней мы что-то да успели.

Раз я был физруком, соответственно, все секции тоже были на мне. Давным-давно ни в одной школе мы не играли в волейбол четыре дня подряд. За время уроков я успел отсмотреть и в младших классах некоторых неплохо играющих, поэтому на неделе мы комбинировали различные связки и после уроков проводили время на площадке. С детьми кидали кольца, но пока как таковой секции ринго поставить нам не удалось: вопрос по-прежнему в расписании зала (ну, и в том, что он у нас один).

Младшие классы (2-4) после квеста были на нас немного обижены, т.к. в фольклорных бегалках участвовала только старшая школа. Поэтому на неделе мы решили реабилитироваться перед младшенькими и принесли в продленку свой передвижной кинотеатр. Перед отъездом на образовательный промысел мы тщательно подготовились, чтобы впоследствии не зависеть от школьной материальной базы. Поэтому на новое рабочее место мы переезжали полностью со своей аппаратурой: в наличии у нас проектор, экран, колонки да два ноутбука (про музыкальные инструменты пока молчу – они появятся через неделю). Так вот, мой 5-ый класс тоже ходит в группу продленного дня. И мы подумали, что логичнее будет не тратить урочное время на просмотр различных экранизаций да мультфильмов, а приносить программные произведения на видео в продленку. 19 сентября, в пятницу, с малышами затеяли викторину на внимательного зрителя. По программе мы как раз заканчивали сказку «Царевна-лягушка» – вот и для просмотра выбрали классический советский мультфильм по этому произведению. Задачей детей было внимательно смотреть мультик, а затем каждому классу мы задавали вопросы по содержанию (в основном, по деталям) и разыгрывали наборы наклеек (соответственно, в каждом классе был один победитель – человек, который ответит правильно на наибольшее количество вопросов).

Вопросы к мультфильму Царевна-Лягушка

Как выяснилось, у нас в школе есть малыши с весьма и весьма цепкой памятью: некоторые дети вспоминали мультфильм в таких подробностях, которые и я бы не заметил, если бы смотрел его впервые. Так что по результатам викторины мы с Дмитрием Маратовичем решили поставить это дело на поток, а потом вообще появилась у нас идея киноклуба. Дело в том, что периодически по школам ездит какая-то команда с аналогичным набором аппаратуры и показывает детям кино на проекторе за деньги. Мы могли бы делать то же самое, только бесплатно, причем и фильмы подбирать по своему вкусу, чтобы выстроить хорошее образовательное и воспитательное поле. Конечно, до некоторых классических (в нашем понимании) фильмов здесь еще предстоит дозреть, но в целом как идею записываем себе в виртуальный блокнотик.

А в субботу (20 сентября) нас ждало очень забавное мероприятие. Называется оно «Капыльския пагоркі» – это фестиваль эстафетного бега (по-другому его называют «экиден», хотя экиден – это бег исключительно на марафонские дистанции), ежегодно проводимый в Копыле (около 30 км от Жилихово). По формату очень напоминает День города в Минске (так же собирают детей из разных школ на всякие спортивные прибамбасы, так же приезжают чиновники местного разлива и рассказывают, как спорт объединяет людей несмотря на погодные условия). А Копыль действительно стоит на горах  Как сказал Н.Ф., «если начнется всемирный поток, Копыль не потонет».

Мы участвовали в эстафете 4 Х 600 м, наши дети – 4 Х 400. Задачей таких мероприятий, конечно, является массовость (впрочем, как и любых подобных массовых) – мы поставили галочку, отчитавшись в участии. Хотя для некоторых предприятий подобные забеги принципиальны, и они специально готовят, тренируют команду, чтобы та была конкурентоспособна для таких физических нагрузок (в программу праздника входит марафонский, и полумарафонский забег – согласитесь, принудительно подобные пассажи не исполнишь). Как узнал я позже, у клуба любителей бега даже сайт свой есть — http://www.klbviktoria.com/. Это как ринго, только физическая нагрузка иного вектора.

Из учебного ничего особенного за неделю не случилось – учебы здесь пока и нет: ждем окончания всех сельскохозяйственных нагрузок. Однако учебная цитата недели случилось как раз на этом отрезке. Произошло это у Дмитрия Маратовича на уроке белорусского языка. Автором цитаты (кто бы мог сомневаться?!) стал Андрей из 7 класса. Проходили канкрэтныя і абстрактныя назоўнікі. И вот Дима просит детей привести пример подобных существительных: мол, «канкрэтные – тыя, якія магчыма памацаць, абстрактныя – тыя, якія памацаць немагчыма». Андрей нашелся тут же: «Вось уявіце: прыйшоў я у клуб на танцы. Бачу: стаіць дзяўчына. Дык вось, калі яна з хлопцам, яе нельга памацаць – яна абстрактная. А калі яна без хлопца, тады памацаць можна – тады яна канкрэтная». По-моему, идеальный пример. Так что запомните: все девушки делятся на конкретных и абстрактных.

Часть 2. «Каменный век в головах»

На третьей неделе начало постепенно приходить в порядок расписание, и у нас случилось много возможностей познакомиться с особенностями документооборота здесь (знаете, что в каждой школе отношение к бумажкам имеет свою специфику). К тому же пришли первые новости от местного отдела образования (в районах он называется «отдел образования, спорта и туризма», что, конечно, весьма близкие по сути своей вещи, посему такая комбинация не вызывает вопросов в той же степени, в какой не вызывает вопросов учитель белорусского языка и музыки в одном флаконе). Новости эти касались отношения к отметкам, средним баллам и прочему, что для меня всегда являлось болевой точкой.

Первая реплика, насторожившая меня, прозвучала еще на яблоках. Обсуждали, насколько учитель должен следить за тем, чтобы у детей совпадали по датам отметки в дневнике и в журнале и как он должен заботиться о том, чтобы ученик подносил дневник на подпись. Мы, относящиеся к отметкам не так трепетно (и вообще задумавшие завести электронный журнал на всю школу), искренне поинтересовались, неужели проверка будет брать дневник какого-либо ученика, класть рядом журнал и пальчиком сверять даты расставленных отметок. И даже если будет. Предположим, эти ревизирующие люди найдут n-ные расхождения – что мне за это сделают (или что сделают завучу-директору). Коллега, собирающая яблоки по левую руку от меня, полувшутку-полувсерьез сказала: «У нас как? Если у ребенка что-то не так с дневником, тетрадями или учебником, всегда виноват учитель».

Вторым звоночком были папки по самообразованию. Кто работал в школе, тот знает: у каждого учителя (тем более молодого) должна быть тема по самообразованию. То есть он выдумывает себе некую учебную проблему, по которой он якобы (или всерьез) читает книжки и всячески развивается (опять же люди с опытом знают, что тем, кто действительно работает в школе, времени на посторонние, внепрограммные книжки остается весьма отчасти; молодые преподаватели вписывают в эту графу темы своих курсовых работ, т.е. вертимся, как умеем). К тому же каждый год учитель должен составлять для себя годовой план по самообразованию, затем подшивать все материалы в папочку: папочка толстеет – стаж идет. Я ничего не имею против самообразования, но дело в том, что все необходимые мне материалы находятся в моем ноутбуке и по первому зову проверяющего я готов предъявить любую папочку на любую тему (только папочка такая желтенькая и в приложении «Проводник»). На что нам было сказано, что проверка больше верит все-таки распечатанному, поэтому, сколько бы трудов вы ни рассортировали по электронным документам, всё электронное должно быть обналичено на бумаге. Как бы извиняясь, завуч добавила: «У нас здесь каменный век!» (Спросите в любой столичной школе – каменный век не миновал и их).

Дальше уж совершенно смешная бумажка – «Планирование работы кабинета» (то есть вроде как ты уходишь, а кабинет тут же принимается за работу). Положа филологическую руку на филологическое сердце, корректнее было бы сказать «план работы в кабинете». Но дальше – больше. Каждому учителю засчитывается один кабинетный час в неделю, и он должен рассчитать (на 35 недель) наполнение этого часа. то есть сегодня, например, по плану «Уборка кабинета», через неделю – «Починка мебели», еще через неделю – «Оформление уголка для абитуриента» и т.д. Причем повторяться нельзя, так что «Уборка кабинета» у меня получается один раз в год. Опытные коллеги показывали нам свое планирование, и я заметил весьма удручающую штуку: со временем, закатанный в этот бумажный асфальт, педагог начинает искренне гордиться не тем, что он организовал какое-нибудь интересное действо для детей, а тем, что У НЕГО ДОКУМЕНТЫ В ПОРЯДКЕ. Грустно за человека как такового (который, между прочим, начинал как весьма недурной профессионал). А Дмитрий Маратович, увидев заголовок «Календарно-тематическое планирование работы кабинета», в свойственной ему филологической манере уточнил: «Может, просто «календарное» планирование? Потому что тема работы кабинета – «Поливка кабинетных растений» звучит дико». Чем, кстати, как мне показалось, обидел женщину, которая старательно эти планы составляла. Ну неужели, скажите мне, чтобы убрать в кабинете, обязательно необходимо вносить в календарное планирование уборку в кабинете и ждать, когда по календарю наступит запланированная дата?! По-моему, это так просто: если у меня в кабинете грязно, значит, тема моей работы в кабинете – «Уборка кабинета»?! Зачем элементарную культуру быта превращать в комичное и грустное тематическое планирование?! Давайте проще относиться к кабинету!

Теперь пару слов об отметках. Каждый раз, когда в школу приходят молодые специалисты или просто новые педагоги, с ними общаются на предмет того, как заведено в данном учебном заведении относиться к отметкам (отношение к отметкам – мы же помним – пожароопасный вопрос в любом ГУО). Так вот выяснили мы, что школа учится по восьмибалльной системе: единицы и десятки ставить не то чтобы запрещено, но и не рекомендуется (т.е. злоупотреблять ими не рекомендуется). Причем учителя, наверное, рады бы ставить (по крайней мере, десятки: есть же всякие ИЗО, музыки , физкультуры да литературы, по котором сии десятки заработать не архисложно), но фокус в том, как на это отреагирует районное образовательное начальство. Рассказываю близко к тексту. Если ты поставишь единицу, тебя отругают за то, что ты не работаешь с ребенком, нужно будет составлять график индивидуальных с ним занятий и разводить всеразличную бумажную волокиту. Но если ты поставишь «десять», ты тоже плохой: ты ставишь ребенку высший балл, а он при этом не участвует в олимпиаде?! (Если дело стало за олимпиадами, то – ради Бога! – я с удовольствием свожу кого-нибудь и туда). Мы с Дмитрием Маратовичем изучили журнал – и правда ведь: спектр от 3 до 9, десяток либо нет вообще, либо по большим праздникам. Каково же было удивление детей, когда за отменную подготовку (а в этой школе есть дети, которые готовятся сверхдобросовестно) мы стали раздавать высшие баллы (эти высшие баллы – согласитесь – нужны ведь еще и для поддержки боевого духа, посему иногда не зазорно поставить их и авансом). И вообще: зачем жалеть отметки? Я, ей-богу, не понимаю этой жадности и, видать, не пойму. С единицами та же ситуация: единица – это отсутствие выполненной работы. Я понимаю, что ни в коем случае нельзя использовать ее как инструмент устрашения – более того, если у тебя в классе пять человек, уж будь добр сделай так, чтобы каждый хоть насколько-нибудь да был готов, но не стоит убирать из системы координат и этот балл. Отметка – зарплата: нет работы – нет зарплаты. В общем, отношение к отметкам здесь еще придется попереламывать.

И вот еще какая новость с полей. На высоком совещании в отделе образования всем руководителям школ была дана команда «Ни шагу назад!» Т.е. ни в одной школе средний балл по классам не должен быть ниже прошлогоднего хотя бы на 0,1. Таким образом, школы обязуют всеми возможными способами получать совершенно определенный аттестатный рейтинг. Чем это чревато, уже сто раз сказано да пересказано. Насколько правомерны такие требования со стороны отдела образования, нам еще предстоит выяснить. Но, полагаю, это будет первая серьезная битва убеждений, которую нам нужно будет выдержать. У меня в этом сезоне нет экзаменационных классов (весь 11-ый сдает белорусский язык), а вот Дмитрия Маратовича ждут выпускные прямо в текущем учебном году. Так что поживем – увидим.

Обидно здесь одно. Люди, с которыми мы познакомились, в коллектив которых попали, все как на подбор яркие и достойные. Более скажу: нам тысячу раз есть чему у них поучиться. Они гораздо более умелы в быту, в хозяйстве, они гораздо более приспособлены к жизни, чем мы. Они гораздо более терпимы, мягки и вежливы. Почему сильные, прекрасные люди, которых уже в силу их умений и опыта не должно пугать ничего в жизни, становятся в такую зависимость от бумаги и цифры, которые в практическом смысле ничего не значат и не имеют ценности. Правильно заполненный журнал ничто в сравнении с уже воспитанными и поставленными на ноги детьми. Совпадение балла аттестата за прошлый и этот год ни при каких обстоятельствах не сравнится с настоящим семейным очагом, который создали вокруг себя эти люди. Так чего же тогда бояться? Как можно навредить школам, в которых и так катастрофически не хватает кадров? Увольнять учителей? А кто туда пойдет? Я не понимаю инструментов влияния вышестоящих инстанций на такие коллективы. Возможно, у меня еще не хватает опыта.

На неделе одна из моих теперешних коллег мне сказала (мы обсуждали нововведение отдела образования – у каждого ученика должен в дневнике находиться маршрут безопасного возвращения домой!): «С нами, учителями, можно делать всё, что угодно, потому что, кроме учительства, мы, по большому счету, ничего не умеем. Представитель любой другой профессии в деревне при увольнении на следующий же день найдет себе аналогичный физический труд. А учителю куда?» Может быть, дело в этом. Но вспомните Булгакова: разруха ведь не в клозетах. И каменный век тоже не на бумаге.

7 Responses to “15-20 сентября. Как я был физруком, или Каменный век в головах”

  1. Не перестаю восхищаться тем, что вы делаете! И очень бы хотелось, чтобы у моих детей в будущем были учителя, которые не только бы учили рус.литу, рус.язу и т.д., но и на своем примере показали, что такое внутренний стержень, сила воли и твердый характер

  2. Успехов Вам! Но лучше бы, действительно, набрались опыта у коллег.

  3. Уважаемые коллеги, смею заметить, что фраза»отношение к отметкам здесь еще придется попереламывать» звучит несколько самоуверенно. Отношение к отметкам изменится тогда, когда законные представители обучающихся перестанут отождествлять отметку в аттестате ребёнка с баллам, полученными на ЦТ, А ребёнка нужно не просто «свозить на олимпиаду», а до этого его ещё и основательно подготовить, что бы не отбить у него же желание после неудачного выступления на олимпиаде учиться дальше вообще.А в школе, где в классах 3-7 человек, едва ли можно найти претендентов на все предметные олимпиады. Успехов Вам!

  4. Об отношении к отметке уже тоже было сказано, и у нас на платформе (http://edutopia.by/2014/01/20/nedomyisl-4-otmetkotsentrichnost/, http://edutopia.by/2014/01/21/nedomyisl-5-pokolenie-vzyatochnikov/) Как только сам учитель выбросит отметку из круговорота школьной жизни, дети и родители начнут перестраиваться. Другой вопрос: чтобы отметка оказалось делом вторичным (десятеричным и пр.), со стороны педагога должна последовать адекватная замена – четкая формулировка, ради чего мы тут все собрались. А для этого (снова же) необходимо сместить акцент с результата на процесс. И тогда будет не так важно, с какими баллами ты приехал с олимпиады – ценно будет осознание того, что ты на нее съездил (мог бездарно день проспать, или проиграть на компьютере, или мало ли чего еще, а взял да и съездил – поставил себе в зачетку путешественника дополнительный балл). Там, где неудача отбивает желание идти дальше, плохо поставлена педагогическая мотивационная работа.

  5. Молодцы, прочитал с удовольствием!

  6. Ребята, удачи вам во всем и денег со всех сторон! Восхищаюсь тем, что вы делаете!

  7. Поскольку у Вас цель работы в школе, как Вы себя позиционируете, скорее ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ а не «меркантильное Q» то в вопросах борьбы с системой оценок в школе вы таки добьётесь определённых результатов. Вы попадёте в немилость к РОНО, дальше по нисходящей…. минимальные премии и надбавки…. и всё.
    Но какого респекта вы добьётесь у своих коллег, которые себе не могут позволить пререкания с руководством.

Обсуждение - Оставьте комментарий