29 сентября – 3 октября. Как я стал классным руководителем, познакомился со святой женщиной и как мы все вместе делали День учителя

Неделя для нас началась более чем удачно и медийно. Мы выиграли конкурс эссе на TUT.BY и в понедельник утром перед выездом обратно в Жилихово отправились в офис белорусского портала на торжественное вручение да фотографирование (подробнее об этом можно прочитать здесь). В голове, разумеется, еще и держали цель «навести мосты» с лицами, представляющими сие интернет-пространство (все-таки для медийного проекта резонанс лишним не бывает). Однако поутру даже не подозревали, насколько насыщенными выдадутся ближайшие дни.

Часть 1. «Как я стал классным руководителем»

В начале второго месяца работы в школе произошло небольшое смещение кадров по принципу домино (смещение запланированное, но положившее отсчет новому периоду в хронике нашего проекта). Дело в том, что один из учителей начальной школы ушел на отдых по выслуге лет, теперешний классный руководитель 5-го класса переместился на младших, а Сергей Сергеевич свалился пятому классу на голову в качестве руководителя с первого часа октября (или они ему свалились – тут у каждого своя трактовка). Долгожданное классное руководство в пятом, светившее мне еще в Минске, нашло меня спустя год в Жилихово. Только теперь у генерала в подчинении оказалось не 20-25 воинов, а только 6 – коллектив миниатюрный, а значит, заведомо плотный и дружный, в котором вроде как и межличностные связи устанавливать не требуется: в одной деревне все друг друга знают с младенчества и дружат семьями. Казалось бы, так. Да не совсем.

Коли мы с Дмитрием Маратовичем подписались работать сообща, то, получается, и класс новоиспеченный получили в нагрузку на двоих. Первый день на посту мы посвятили исключительно наблюдению: каждую перемену, заходя в свой новый пятый, молча следили за тем, как наши подопечные «бавяць час» – организовывают свой переменческий досуг, как общаются друг с другом, во что играют, чем занимаются наедине с самими собой. И вот что мы выяснили за день наблюдений:

1. Дети безбожно дерутся. И иногда очень жестоко. То есть они не просто пихнут друг друга разок на перемене – могут и своему соседу по парте с размаху ударить кулаком по лицу или отхлестать мокрой тряпкой, что моют доску, по парадной одежде. Подобная игра большинству пятиклашек искренне кажется забавной.

2. Они совершенно мерзко ябедничают. По-простому, стучат при каждом удобном случае. «Сергей Сергеевич, а Вы знаете, что Виолетта сегодня не подготовила домашнее задание?!» – это в порядке вещей. Каждый день, на уроке и на перемене.

3. Они с легкостью кидаются друг в друга нехорошими словечками на грани фола – обзываться любят. Конечно, не матерятся так, чтобы уши вяли, но однажды мы наблюдали картину, как соседи по парте (мальчик и девочка) потратили всю перемену, передавая друг другу такую эстафетную палочку: «Ты дура». – «А ты клоун». – «Нет, ты дура». – «Нет, ты клоун». 15 минут.

4. Следующая проблема касается не только моего класса – это беда всех школьников и их учителей. Детям очень тяжело на уроке выслушать друг друга до конца (особенно когда кто-то знает ответ, а его товарищ «тормозит»)! И они начинают перебивать. Кричать с места. Тянуть вверх руку, сопровождая это непонятными звуками (что-то среднее между скулящей собачкой и рожающей женщиной). Над этим будем работать со всеми классами. Но начать нужно со своего собственного.

5. Наконец моя детвора безобразно бесхозяйственна по отношению к школьной мебели. Детки пилят парты линейкой, зарисовывают карандашом и раскачивают стулья до той поры, пока вместе со стулом (и с победным воплем) на пике восторга не низринутся на пол.

Приблизительно так с Дмитрием Маратовичем мы оценили происходящее в подшефном пятом классе. Уже на следующий день собрали экстренный классный час, посвященный правилам поведения в школе и правилам общения друг с другом. Для начала нужно было вслух негативно оценить то, что увидели мы вчера, потому что зачастую дети ведут себя плохо лишь потому, что им никто не указал, что это плохо. То есть в любой ситуации, если хочешь корректировать чье-либо поведение, необходимо давать ему однозначную оценку (четко артикулировать, что тебе не нравится). Посадив перед собой шестерых маленьких чертят, мы предложили им заключить договор, который содержал бы идеи (с обеих сторон) по улучшению нашего существования в формате «дети – классный руководитель». После разбора всех пяти вышеуказанных пунктов мы предложили по очереди выдвигать условия друг другу (сначала мы с коллегой называем то, что мы не хотели бы видеть со стороны класса, затем, посовещавшись, класс называет то, что он ждет от нас как от новых руководителей).

Честно признаться, мы думали, что услышим стандартное «не задавать домашнего задания», «ничего не делать на уроках» или что-нибудь в этом роде. Однако наши детки подошли к процессу очень по-взрослому и предложили нам правила, которые мы были готовы с удовольствием исполнять, ибо все они свидетельствовали о том, что класс хочет быть вместе с нами. Итак, наши условия договора:

1. Не драться
2. Не ябедничать
3. Не обзываться
4. На уроке слушать друг друга
5. Не портить школьную мебель

Молодежь в свою очередь коллективно надумала следующее:

1. Проводить 5-6 разных игр за неделю.
2. Хотя бы раз в неделю находить время играть в спортивные игры только своим классом.
3. Отмечать вместе дни рождения каждого.
4. Забирать из продленки и помогать делать домашнее задание.
5. Не портить школьную мебель (на пятый пункт фантазии уже не хватило, и дети решили, что всем будет лучше, если и мы не будем позволять себе качаться на стуле).


Договор был оформлен, выведен на фотобумаге, подписан всеми участниками соглашения и помещен в классный уголок в кабинете. Со следующей недели Сергей Сергеевич, Дмитрий Маратович и суперкоманда маленьких чертей: Паша, Денис, Саша, Виолетта, Карина и Максим – попробуют начать жить по новым правилам.

На самом деле, ничего нового мы не изобрели. Этот метод работы с детьми презентован еще десять лет назад в проекте «Няня спешит на помощь». Кстати, всем родителям рекомендую очень внимательно от начала до конца изучить весь цикл: на мой взгляд, лучшая передача о воспитании детей на отечественном ТВ и по сей день (многие выпуски можно посмотреть здесь, а скачать раздачи отсюда – http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=1407963, http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=604796, http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=3335316).

Стоит заметить, что дети очень серьезно отнеслись к возможности существовать по-новому, и уже на первой неделе (пока договор еще не вступил в силу) стали делать друг другу замечания насчет поведения и несоблюдения какого-либо из названных пунктов. Так что у нас на горизонте замаячила надежда на то, что слепится что-нибудь весьма путное.

Часть 2. «Не стоит село без…»

Сейчас я снова вынужден обратиться к жанру литературного портрета (в принципе, если бы целью нашей не было концентрироваться на образовательной стороне, добрых полгода записок можно было составить из заметок о каких-либо харизматичных и поразивших меня людей). Так вот, вступая в должность классного руководителя, я по мере сил своих должен был разузнать хотя бы поверхностные сведения о семьях моих подопечных, чтобы работать не совсем с нуля (разумеется, информация эта конфиденциальная и в «EDU.topia» ни в коем случае размещать ее я не посмею). Такими данными обычно располагает социальный педагог школы.

Стоит отметить, что функция социальных служб в деревне жизнеобразующая и ценность их работы (если эта работа искренняя и поставлена на уровне) умножается на пять, а то и на десять. Соцработники целиком и полностью служат опорой в жизни тем, кто эту жизнь самостоятельно выстроить не в силах: они помогают делать ремонт, утеплять хаты, закупать и привозить топливо, затариваются продуктами для старых людей, уже неспособных выйти в магазин, подсобляют одеждой малоимущим семьям, самолично контролируют выпитое теми, кто контролировать самостоятельно это уже не может. Сравните эту работу с работой среднестатистической оравы соцпедов городской школы – станет смешно. В городах такая работа превращается в пародию: социальные городские только и делают, что пишут тонны актов обследования жилищно-бытовых условий да вызывают родителей на совет профилактики (попутно еще закрывают пустые места на различных мероприятиях).

Меня с первых дней пребывания здесь товарищи по образованию ехидно спрашивали: мол, правда, что деревня белорусская (как и русская) нещадно пьет? Вопрос о главной беде поколения поднимался неоднократно: это ведь не только дураки и дороги. Так вот, поговорив с местными жителями да с коллегами, мы с Дмитрием Маратовичем услышали вот какую формулировку: тут нет понятия «пьет» или «не пьет» – есть те, кто пьет много, и те, кто только по праздникам (я сам однажды был поражен такой характеристикой семьи: «Эти нормальные: они много не пьют»). Поэтому я не могу спросить ребенка, почему он не выполнил домашнего задания: за таким невыполнением может стоять всё, что угодно: отец напился и оттаскал за волосы; печь не топилась и было холодно, потому что некому было топить. Он (ребенок) никогда не признается, что там было на самом деле. Я с ужасом понимаю, что передо мной каждый день ходят дети-айсберги, и, что у них спрятано там, в глубине, под водой, мне никогда не будет до конца известно. И тем более героически выглядят школьники, которые, несмотря на тяжелые ситуации в семьях, умудряются что-то читать, как-то (а порой весьма и весьма неплохо) готовиться к урокам или ходить в спортзал. И тем более отрадно мне смотреть на людей, которые сумели на фоне всего создать нормальные семьи, воспитать детей в любви и дать им образование (а таких семей здесь тоже достаточно).

Так вот вернусь к портрету. В нашей школе работает совершенно виртуозный, прекрасный социальный педагог Ж.Н. Это освобожденная должность (т.е. обыкновенных общеобразовательных уроков в нагрузке нет), однако она еще вдобавок ведет факультатив «Основы православной культуры» для младших школьников. Конечно, социальный педагог так же завален отчетами да актами, но здесь отчеты и акты уходят на второй план. Школа в селе – это еще и центр соцзащиты. То есть, если вдруг в какой-то семье случается что-либо экстраординарное (за что семья причисляется к лику неблагополучных), директор и социальный педагог незамедлительно выезжают на место и сами разгребают пожароопасную ситуацию: ведут беседы, защищают ребенка, при необходимости включают административный ресурс и привлекают к процессу охранников правопорядка. Таким образом, социальный педагог здесь как скорая помощь – всегда готов сорваться на вызов. Более того, у него есть и время приема: к нему приходят родители советоваться по каким-либо бытовым, семейным (или даже сердечным) вопросам. Может, это будет громко сказано, но в некотором плане социальный педагог берет на себя роль священника (кстати, в деревне нет церкви – ближайший храм в центре сельского исполкома Бучатино): он и проповедник, и духовник.

Мне показалось, что с Дмитрием Маратовичем Ж.Н. сразу быстрее нашла общий язык. Во-первых, потому, что язык у них действительно общий (и Ж.Н.? и Д.М. в быту говорят по-белорусски); во-вторых, мой коллега как-то сразу включился в социальную работу – выгреб из дома вещи, которыми он может поделиться с нуждающимися. Однако же вы понимаете, что первый человек, к которому я пошел, чтобы проконсультироваться насчет ситуации в семье моих подопечных, стала Ж.Н. На свободном уроке мы с Дмитрием Маратовичем зашли к ней (а кабинет-лаборантскую, кстати, социальный педагог делит со мной, учителем физики и немецкого языка) ненадолго, а заслушались на добрых полтора часа.

Она не просто знает, к какой категории относится та или иная семья – она целиком знает их судьбы: кто откуда приехал, когда и с кем венчался, когда родились дети, какова судьба старших и т.п. Формулировки меня поражали: в семьях, в которых не всё в порядке с алкоголем, Ж.Н. знала не только, кто пьет, но и почему пьет («Гэта п’е, бо дзеткі пагарэлі», «гэта п’е, бо шчасця жаночага няма», «гэта п’е, бо з мужчынам не пашанцавала», «гэтага я сама кадзіравацца вадзіла» и в таком духе). причем в рассказе ни разу не прозвучало нотки осуждения, и она через предложение повторяла: «Вы мяне шмат не слухайце: гэта маё бачанне; вы зірнеце свежым вокам і складзеце сваё ўражанне». Еще показательный момент: ни разу за уже два месяца нашего существования здесь я не слышал, чтобы Ж.Н о ком-то говорила плохо: все люди хорошие, все дети хорошие, просто кому-то не хватило понимания, кому-то любви, кому-то счастья – самый мудрый подход, который только может быть в общении с людьми.

Кстати, у самой Ж.Н. совершенно потрясающая семья: супруг – мастер на все руки и знаток в любой области, о чем ни спроси (это он в первый день заселения помогал нам с мебелью, затем рассказывал, какими дровами лучше топить, возился с нашей машиной, когда она забарахлила, попутно рассказывая, как легко приготовить «ленивую уху»); четверо детей: один, как я понял, нашего возраста, двое учатся в школе и один еще дошкольник. Причем сами дети образцово-показательные: у старшей дочери на генетическом уровне материнский инстинкт (я видел, как она возится с младшими – любо-дорого посмотреть). Средний сын учится во втором классе и на всех мероприятиях первый помощник и на сцене и за сценой. Их дети никогда не будут лупить друг друга тряпкой или обзывать клоуном и дурой. Парадокс: как получается, что в глуши вдруг откуда ни возьмись получается семья, которую нельзя не считать идеальной?! И человек, которого, видя его тихую, непоказушную, ежедневную, титаническую работу, нельзя не назвать чуть ли не святым. Ну я ведь приехал сюда, чтобы заново очароваться людьми, не так ли?..

Часть 3 «День учителя»

Первая суббота октября выпала на эту, и так богатую событиями, неделю. День учителя – первый серьезный праздник в школьном календарном цикле (не считая 1 сентября, но мы его и не считали, поскольку к его подготовке тогда еще не имели отношения). Любой праздник подобного плана для меня – это всегда возможность проверить творческий потенциал как педколлектива, так и учащихся. И, честно говоря, к творческому подходу здесь с первого дня были вопросы. Дело в том, что схема подготовки концертов в школе уже без нас была доведена до автоматизма. В чем автоматичность? Как только на горизонте маячил какой-нибудь праздник, педагоги, отвечавшие за творческую часть, сразу же лезли в Интернет, качали какое-нибудь «Кривое зеркало» (в худшем случае) или КВН (в лучшем), распечатывали слова, раздавали себе и детям и этим, собственно, наполняли концерт. То есть творческий процесс уже давно превратился в шоу розыгрышей чужих номеров. А вы же понимаете: постоянная переигровка телевизионных передач постепенно атрофирует творческий потенциал человека. Причем поздравления с днем рождения коллег происходят по тому же принципу: из сети качаются стихи, раздаются каждому на руки и вслух зачитываются. И ведь все искренне готовы участвовать в концертах и поздравлениях. Но всем так же искренне нравится и подобный расклад «творческих» номеров.

Честно, мы очень хотели добавить немножко живости и дыхания в процесс подготовки и немного творчества – в творчество. Я понимаю, что мы здесь только месяц и со своим уставом да в чужой монастырь… Всё это ясно. Нельзя с ходу отказываться поучаствовать в списанной сценке, ежели тут издревле было так заведено. Но некоторые подвижки сделать было весьма несложно:

1. Во-первых, нужно было придать концерту немного «онлайновости» (сейчас модным является термин «стэнд ап» – пусть так), но каким-то образом должно было создать прямой эфир с залом (то есть сделать то, что не по бумажке, а в формате живого общения). Здесь нам на выручку пришел конкурс фотоориентирования на местности (помните: в предыдущей публикации я рассказывал о его условиях). Так вот День учителя – самое время подвести итоги конкурса и наградить победителей, тем самым разогреть аудиторию.

2. Во-вторых, подключаем уже активные наработки за месяц: стартовавшую «Музычную гасцёўню» для того и создавали, чтобы она работала на такие мероприятия. Формат посиделочной песни вживую (под гитару да клавиши) никто не отменял, тем паче репертуар у нас богатый.

3. Ну и, конечно же, мой фирменный джокер, который выручал меня не раз еще в Минске, – видеоклип. Нужно начинать снимать видео. Дело это яркое, красивое и – главное – объединяет весь коллектив. Посему с самого понедельник мы прозвонили всеобщий сбор и загрузили народ придумывать эпизоды для масштабного клипотворения к празднику (кстати, ставлю в голове галочку: нужно раскачать детей на конкурс рекламных роликов, чтобы творческий потенциал молодежи оголился донельзя). А уже со вторника пошел первый съемочный день: каждый класс должен был придумать какой-нибудь (наподобие ералашного) эпизод, а потом все их мы объединим в финальный клип и покажем на концерте.

Не буду расписывать все нюансы съемок, но моя любимая толстовская формулировка «всем миром навалиться хотят» сработала здесь в полной мере. Заняты были все: от продленки, которая рисовала реквизит для съемок, до работников столовой, которые предоставляли помещение и помогали гримировать моих младшеньких. Что мы имели в результате? Как выясняется, празднование Дня учителя здесь давняя и приятная традиция (причем она ни в коей мере не связана со сбором денег на подарки учителям, как это зачастую – даже в принудительном порядке – заведено во многих городских ГУО): мы входили по выстеленной осенними листьями импровизированной красной дорожке, а малыши встречали всех педагогов конфетами. Не отжил своё еще и день самоуправления, который здесь, между прочим, на уровне. После уроков мы дали концерт продолжительностью ЧАС СОРОК ПЯТЬ (вы даже в специализированных музыкальных школах где-нибудь видели концерты ко Дню учителя на час сорок пять???) А в самом конце всей школой (здесь огромный плюс – реальная возможность собраться всей школой), став в круг, хором сделали «Как здорово, что все мы здесь…» Ну чем вам не бардовская идиллия?! С первой творческой победой нас всех, господа!

Под конец этой дневниковой записи я просто обязан похвастаться итоговым видеоклипом ко Дню учителя – первым клипом на славной копыльской земле (хотя те, кто следит за нами Вконтакте, мог полюбоваться им сразу в день выхода в эфир).

2 Responses to “29 сентября – 3 октября. Как я стал классным руководителем, познакомился со святой женщиной и как мы все вместе делали День учителя”

  1. Вот читала часть 1 и вспоминала свой прошлый год, свой 5 класс, своих 20 воинов. Ох как тяжело мне сначала пришлось! Даже пришлось закрашивать появившиеся седые волосы на голове. И все эти проблемы тоже были: дерутся безбожно, нецензурно выражаются и да, пилят парты)))) Много трудов и сил было приложено. И что мы имеем сейчас в 6 классе? Да всё тоже! Они до сих пор дети:бьют друг друга мокрыми тряпками и смеются, появились новые нецензурные выражения. Успокаивает только одно в этой ситуации. Теперь это делают не все! Многие подросли за лето, «паразумнели» что ли…. У них теперь другие заботы, проблемы. ЛЮБОВЬ! Теперь каждый день я узнаю, кто с кем встречается, кто кого бросил, даю советы девочкам, с каким мальчиком пойти погулять, а мальчишкам рассказываю, куда сходить с девочкой)))))))

  2. Спасибо за интересный отчёт и за правду! Молодцы,так держать!

Обсуждение - Оставьте комментарий