6-11 октября. Рамки

На прошлой неделе мы с пятым классом договорились жить по-новому. Любая жизнь по-новому требует от вас (и от противоположной стороны) усилий разного толка. Обоюдно подписанный договор еще ничего не значит – сейчас нам предстояла задача проверить, насколько наши младшие готовы его выполнять. Мне, как новоиспеченному классному руководителю, тоже нужно было делать маленькое супершоу и немножко удивлять. Тут неожиданно мне на помощь пришел Минск (половина которого и так на нас втихаря работает). Как бы то ни было, нам всем пришло время себя ограничивать и дисциплинировать, то есть зажимать в рамки. Кто знал, что рамки придут к нам так буквально…

Итак, договор заключен, условия приняты. Теперь нужно переходить к конкретным действиям. Коль мы поставили условие «не драться», то со своей стороны должны предложить альтернативу: мол, куда девать настойчивое желание стукнуть соседа. На выручку приходит старый добрый почтовый ящик: эпистолярный жанр спас многих людей от ссор, войн и распрей – должен помочь и здесь. Вот что мы придумали. Желание ударить нам необходимо вербализовать. То есть, если кто-то из класса почувствовал непреодолимую агрессию по отношению к соседу, он должен об этом… написать. Отправить в почтовый ящик записку, например: «От Виолетты Денису подзатыльник» или «От Саши Паше дать в лоб». Либо наоборот: в ящик можно помещать и разного рода приятности («От Саши Карине конфету»). В конце недели на классном часу мы подсчитываем количество вербальных подзатыльников, и при этом взаимные грубости сгорают. То есть, если условная Виолетта написала условному Денису 3 щелбана, а условный Денис отправил условной Виолетте щелбанов в том же количестве, они квиты: все щелбаны сгорели. Но если выйдет так, что у кого-то останутся непогашенными одна или несколько единиц агрессии, то он в формате онлайн, то есть прямо на классном часу, обязан написать товарищу что-нибудь хорошее, тем самым уравновесив свои плюсы и минусы.

Еще один регулирующий маневр, привезенный мной из детства, из лагеря им. Гастелло образца 90-ых годов. Экран настроения – большое бумажное полотно, разбитое по датам. Внизу, в «легенде карты», нанесены условные обозначения – цвета и рожицы, за каждыми из которых закреплено определенное настроение (отличное, хорошее, нормально, плохое, очень плохое). Каждый день, уходя домой, дети должны заполнять экран, анализируя, с каким настроением они покидают школу. Это можно назвать модным нынче в педагогике словом «рефлексия», но, как ни назови, таким образом мы получили возможность отслеживать перемены в настроении своей малышни, даже если она (малышня эта) нарочито подрисовывает себе очень плохое или очень хорошее (помните: важно не само слово, а то, почему слово говорится).

Своеобразие кабинетной системы здесь (классы не ходят к учителям, а стационарно сидят в закрепленных за ними кабинетах) породило одну режущую мне глаз нездоровость: дети громко, с криками, воплями да толчками выгоняют любого постороннего, зашедшего к ним в класс (постороннего – то есть представителя другого класса). Я, воспитанный на старом вожатском правиле «Кто к нам пришел, тот свой» (в лагере в нашей вожатской всегда была открыта дверь и всегда наготове кипятился чайник, то есть ждать и собирать гостей для меня в порядке вещей), очень тяжело воспринимаю, когда люди делят территорию на свою и чужую и – еще более тяжело – когда люди делят людей на своих и чужих. Раз уж мои так болезненно относятся к каждому входящему, на этой неделе я посадил их перед собой и стал выяснять, что конкретно раздражает молодежь в правиле гостеприимности. На самом деле, всё оказалось не так смертельно (впрочем, все младшие очень агрессивно настроены по отношению к любому вторжению на их территорию – вопрос в том, зачем приучать их к понятию «моя территория» применительно к конкретному кабинету): народ не любит, когда входят без стука, трогают их вещи или устраивают беспорядок в кабинете. На это можно ответить достаточно действенно – повесить на двери класса требования к любому входящему: это и лимитирует поток гостей, и заставит самих детей чуть ответственнее относиться к кабинету, за ними закрепленному. Уже через пару дней такие правила были сформулированы и выведены на обозрение общешкольное. Отныне стучимся и не мусорим в классе.

И опять же не могу не раскланяться в сторону Минска. Видно, сделал я в жизни что-то хорошее, что судьба награждает меня ангелами-хранителями. И, пока я тут, в Жилихово, наслаждаюсь красотами природы и регулярно играю в волейбол да ринго (ах, да! попутно не забывая учить детей и учиться у них же), мои идейные братья по разуму подносят мне волшебные снаряды, которыми я смогу здесь выстрелить. Поэтому иногда со стороны создается впечатление, что я приезжаю в Минск затариться: всё, что мы тут с Дмитрием Маратовичем и нашей больной фантазией наперевес насочиняем, на том берегу спешат сделать вручную или довести до ума люди, без которых мы здесь пропали бы (исполнение календаря настроения кисти мастера Леры Крючковой, а почтовый ящик и следующая идея, о коей ниже, – это Настя Зенчик (мой большой привет и вечный поклон, столица!)

Следующее движение для дисциплинирования коллектива и придания некоей формы моему новому классу подсказал сам календарь. На горизонте возник очередной почитаемый школами праздник – День матери (обычно в каждой, даже не шибко-то музыкальной школе хоть какой-нибудь концерт аль представление по этому поводу да организуется). Пусть официальная дата оного – 14 октября (т.е. следующая неделя от описываемой мной), однако подготовиться заранее – дело святое, а коли у меня в распоряжении младший класс, впору нам заняться рукоделием.

Идея не моя, но сработала она с гораздо большей силой, чем я ожидал. В начале недели из Минска я привез наборы для детского творчества – фоторамки из гипса. В подобный набор входят две формы для заливки, пакет сухого гипса для лепки, акварельные краски и кисть.

Чтобы из сумбурной совокупности предметов получилось произведение искусства, необходимо проделать несколько несложных (но быстрых) манипуляций:

1. Во-первых, приготовить клеенки, стаканчики с водой, миски для замешивания гипса и опоры для формочек (вырезается выемка в самой коробке).

2. Во-вторых, развести гипс водой в пропорции 3:2 (гипс-вода).

3. В-третьих, оперативно, не дав гипсу застыть (что у нас самих с Дмитрием Маратовичем не с первой попытки получилось), залить жидкую массу в формочки и дать застыть.

На следующие сутки рамку можно разукрасить и, разумеется, в нужный момент вручить любимой маме к празднику. Дело веселое, коллективное и грязное – в самый раз для нашей сумасшедшей компании. Мастер-класс и торжественное залитие происходило следующим образом:

Но самое интересное произошло потом. Разумеется, большое художественное событие не могло остаться незамеченным другими (в первую очередь младшими) классами – впрочем, оно и не проходило за закрытыми дверями. Всем тоже хотелось лепить, разукрашивать и радовать своих мам. И вдруг случилось чудо: мои младшие стали делиться. Они впустили к себе в класс всех желающих и начали уступать свои формы для заливки всей школе. На следующей неделе рамочное безумие продолжилось: нам понадобилось еще столько же гипса, чтобы удовлетворить неутихающие запросы школы. Второй тур лепки был объявлен открытым. Лепили и заказывали себе рамки все, до Дня матери и после оного. Пол в двух кабинетах был намертво заляпан гипсом. Ну а кто же в уборщики? Сергей Сергеевич! (на самом деле, вокруг меня толпа помощников, но все они фотографируют)

На фоне тотального помешательства, связанного с рамками, субботний концерт как-то отошел на второй план (хотя концерт был очень и очень неплох). Силами нашей «Музычнай гасцёўні» с продленочными ребятами мы горланили «Пусть мама услышит, пусть мама придет», а газмановская «Мама» стала, наверное, лирическим открытием всего месяца (до конца четверти мы с Дмитрием Маратовичем исполнили ее еще раз десять).

Вот такие рамки. Кстати, фраза о том, что я здесь наслаждаюсь природой, – это не фигура речи. Посмотрите, какая красотища случилась у нас перед школой!

3 Responses to “6-11 октября. Рамки”

  1. А Ваша жизнь не «рамка»?

  2. Смотря, что Вы имеете в виду под словом «Ваша» (с большой буквы).

    Если «Ваша» — это наша в деревне, то это не рамки — это искусственно созданное закрытое пространство без внешнего постороннего шума. То есть те самые чистые сто процентов дела (про сто процентов читайте здесь — http://edutopia.by/2014/01/02/nedomyisl-3-teoriya-sta-protsentov-cheloveka/), на которых в полной мере видна наша работа и степень её полезности (или бесполезности). А за два месяца мы уже на TUT.BY и СТВ (http://vk.com/video27601309_170706870)

    Если «Ваша» — это лично моя, то тоже нет. Я работаю на два фронта: с понедельника по пятницу там, на выходных в Минске — и своей работой счастлив в полной мере. Помните: не мы там, где праздник, а праздник там, где мы.

    А если вообще философски, то еще раз процитирую собственного ученика: «Когда дети вырастают, у них появляются зубы. А когда взрослеют подростки, у них вырастают рамки» (http://edutopia.by/2014/08/19/nad-moim-domom-vsegda-krasivoe-nebo/). Так что мы все в некоторой степени уже давно в рамках. Вопрос в том, у кого рамка ярче раскрашена.

  3. Браво!

Обсуждение - Оставьте комментарий