Предисловие

Год назад в «философском вагоне» (тогда мы с товарищами возвращались из Молодечно с концерта J:Морс и так получилось, что в вагоне оказались фактически одни) мы затеяли дискуссию о состоянии современного образования, о статусе учителя в обществе и о том, что для этого образования вообще можно было бы полезного сделать. Именно тогда, 9 сентября 2013 года, впервые была озвучена идея о выезде за пределы города Минска и создании в какой-нибудь сельской школе островка, на котором, уже командно, смогли бы опробовать все (мы тогда громко кричали) передовые идеи, надуманные нами за сознательную жизнь. Спустя полгода вышла в свет теоретическая часть «EDU.topia», а мы занялись поиском нового экспериментального места работы.

Сначала мы решили пойти через официальные инстанции: написали обращение в областное управление образования (мол, нас пара идиотов со столичной пропиской, и мы хотим уехать в сельскую школу работать) с просьбой распределить нас на местность. Но, как обычно бывает в больших кабинетах, принцип «одного окна» затормозил наше письмо где-то по дороге, и за три месяца нам поступило только два звонка из предполагаемых (причем городских) мест работы.

После этого мы сели на телефон самостоятельно и стали обзванивать районные отделы образования напрямую. Здесь хочу отвесить нижайший филологический (и человеческий – здесь смайлик) поклон Лере Крючковой – нашему главному идейному союзнику, которая за нас с Дмитрием фактически сделала нашу работу и подняла на уши всю Минскую область.

Мне всегда казалось, что на селе у нас с педагогическими кадрами всё очень и очень глухо и (особенно если ты едешь по собственному желанию, в здравом уме и светлой памяти) устроиться учителями в периферийную школку (причем в любом количестве) труда не составит: вакансий незакрытых должна быть уйма. Но не тут то было. В нашем случае основные проблемы две (первая, что называется, наши персональные разборки, а вторая поглобальнее).

1. Первая проблема в наших специальностях. Напомню, что едем мы по системе «2 + 2» (мы с Дмитрием приступаем в этом сезоне, а через год к нам присоединяются наши единомышленники). Так вот из нас четырех три гуманитария (я русский филолог, Дмитрий Маратович – белорусский, плюс человек с дипломами «история и немецкий язык» и один химик. Понимаете: если бы среди нас был хотя бы математик или физик, отрывали бы с руками (все-таки с филологами по Беларуси ситуация постабильнее).

2. А вторая проблема уже системная. В Беларуси с количеством педагогических кадров всё в порядке: университеты ежегодно выпускают достаточно молодых специалистов, чтобы закрывать все вакансии, подаваемые руководителями учреждений образования. Фокус здесь в другом. В подавляющем большинстве случаев молодой специалист приезжает по распределению, отрабатывает положенные ему два года и благополучно делает ноги. На его место присылают другого – и так далее, круговорот молодых специалистов в природе. то есть вроде как кадрами школа обеспечена. Но давайте посмотрим на эту ситуацию глазами родителя. Ваш ребенок идет в пятый класс. какой-нибудь условный русский язык ведет у него свежераспределенный молодой специалист. Ведет в 5-ом, 6-ом классах – и до свидания. В 7-ом, 8-ом – следующий молодой специалист, в 9-ом, 10-ом – еще один. А к тесту вашего ребенка в 11-ом классе будет готовить еще один новобранец. О какой СИСТЕМЕ образования может идти речь, если за весь курс средней школы у вас сменится четыре учителя по одному предмету (и далеко не факт, что все они как на подбор будут сверхпрофессионалы, так что какой-нибудь кусок программы может элементарно «выпасть» из системы). Это уже гораздо серьезнее. Может, уже пора давным-давно сократить наборы в педвузы и создать на периферии такие условия, чтобы специалисты там могли и хотели закрепиться?! Но – возвращаюсь – проект у нас не о материальном, а о духовном, так что немножко в сторону.

Честно признаюсь: несколько раз получалось так, что мы уже договаривались с потенциальным работодателем, а через пару дней туда завозили новых молодых специалистов, которых трудоустраивать нужно в обязательном порядке, и мы спешно получали отказ и снова садились на телефон.

Или вот еще какая штука. Здесь я должен извиниться перед своими друзьями и единомышленниками за то, что они вынуждены тянуть на себе часть моей репутации. Все-таки после сражений за честные экзамены, за адекватную воспитательную работу, статей в «EDU.topia» и «Комсомольской правде» в некоторых районах (в том числе и районах столицы) у меня лежит черная метка. Любой руководитель, принимающий меня на ставку, имеет право позвонить на предыдущее место работы. Мы так сами пробовали: представлялись директором несуществующей (или существующей школы) – и понимали, в чем подвох и причина отказа. Я отдаю себе отчет, что без меня моим товарищам устроиться легче, чем со мной, и поэтому в некотором роде виноват перед ними. Но мы еще на берегу договорились по одному не разбегаться, так что я могу назвать себя абсолютно счастливым человеком хотя бы потому, что мне выпало жить и работать в одной команде с прекрасными надежными людьми.

Теперь к главному вопросу – А ЗАЧЕМ? Или, как говорил раньше Дмитрий, «А зачЭм?»

Во-первых, потому, что я никогда этого не делал. Я в принципе знаю, какой стратегией бы руководствовался, если бы этот сезон начал в столичной школе. Я приблизительно знаю, что бы я делал шаг за шагом, к какому результату бы приходил на каждом этапе и так далее. Я уже это проходил. Я знаю. Здесь же вся прелесть в том, что мы не знаем, чем это всё закончится. В результате нашей работы за чертой города мы можем получить триумф с фанфарами, а можем и провалиться на первом же году работы. Я вообще люблю прямые эфиры: я по природе своей наблюдатель. Интересно работать тогда, когда не знаешь, что в итоге получится.

Во-вторых, как ни крути, а я все-таки филфаковский выкормыш. И своему университету я, как все порядочные выпускники, должен. Каждый год педагогические учебные заведения бросают под открытый огонь сотни молодых специалистов, которых распределяют в разные глухие и не очень места нашей родины. Для любого выпускника подобное распределение – это шок. Вот комната, которую ты получаешь – и давай работай.

Мы в формате дневниковой записи пошагово опишем всё, что мы делали, приехав в деревню. Возможно, для кого-то из распределенцев это будет полезным в тот момент, когда он осознает географическую точку собственной ссылки. К тому же моя специальность – преподаватель методики языка и литературы (т.е. я должен учить учителей, как учить детей). А чтобы читать методику, трех лет в городской школе маловато будет. Система учреждений образования, для которых разрабатываются методические рекомендации, включает объекты разного уровня, и, чтобы знать соотнесенность учебных программ с реальной картиной, нужно «всех посмотреть». Если мне когда-нибудь доведется преподавать методику в университете, я смогу смело сказать: «Я сам всё это видел».

В-третьих, у нас впервые есть возможность поработать той командой, которой мы общаемся в жизни. Мы выросли вместе, мы смотрели одни и те же мультфильмы, пели одни и те же песни, вожатили в одном и том же лагере. Если уж мы таким коллективом не сработаемся, то нет смысла вообще работать в коллективе. Но одно дело – десять-пятнадцать лет дружить, а другое – год поработать вместе. Найти себе команду в образовании – большое счастье, не каждому выпадает.

В-четвертых, как ни крути, это еще и проверка на прочность. Я, городской в доску, уверенный, что горох растет в огороде, сразу закатанный в банки, приехал учиться. Большой вопрос, какое образование истинно «высшее»: то, которое находится в моей дипломной работе, или то, с которым я могу отсюда уехать спустя несколько лет.

И, наконец, еще одно. Личное, сакральное. Я всегда реально смотрел на мир и никогда не относил себя к тем, кто любит людей и в людей верит (люди, справедливости ради, обычно не разочаровывали). В системе образования (как и в любой системе) человеческой мерзости я насмотрелся более чем достаточно. Сомневаюсь, что я когда-нибудь прослыву отчаянным филантропом, но чертовски хочется заново этими самыми людьми очароваться и в них поверить. Вряд ли для этих целей я найду место лучше.

«EDU.topia» открывает новый сезон. Мечты распались, но пришли мечтатели.

P.S. Напоследок несколько фотографий нашего заселения.

1. Дмитрий Маратович радуется новой мебели.

2. Это наша общага.

3. А вот то, ради чего мы там собрались.

5 Responses to “Предисловие”

  1. Только романтики могут противостоять свинцовым мерзостям жизни. Пусть даже эти романтики — реалисты и мизантропы.
    Желаю получить хороший материал для своей «Педагогической поэмы» и пройти проверку на все сто.

  2. Хороший стиль написания и задача, буду читать

  3. Ну молодцы, дорогу осилит идущий.
    Я 7 лет проучившись на учителя (2 года колледжа и 5 лет БГПУ), ни дня по специальности не работал.
    Вельмi цiкава чытаць, адчуваецца што фiлолагi.
    Буду следить за блогом.

  4. […] Целиком концепцию проекта можно прочитать здесь, а мы начнем […]

  5. Благородные побуждения, но «в народ» уже ходили и до вас, жаль,что кончилось все ничем.

Обсуждение - Оставьте комментарий