Рисованная совесть, или Критерий объективности

В этой статье я хочу поговорить об одной из самых важных проблем современного школьного образования – тотальной фальсификации результатов учебной деятельности (в первую очередь экзаменов). Я утверждаю, что в белорусских школах ныне почти не существует честных экзаменов, а всех учителей, сделавших попытку провести испытания по совести, ждут либо увольнение, либо большие проблемы со стороны администрации учебных заведений. В результате того, что мы не знаем реального уровня качества подготовки подрастающего поколения, с каждым витком времени белорусам грозит деградация.

Все мы, молодые специалисты, когда устраивались в школу, были свято уверены (ну, по крайней мере, с надеждой думали), что вот у нас-то все будет чисто да по совести (так думает каждый молодой специалист: желание стать особенным на этой планете вообще отличительная черта здоровой молодежи). Далее картинка пошла по тривиальному сценарию. Не буду расписывать в подробностях свои отношения с администрацией – остановлюсь сразу на том моменте, когда дело стало близиться к выпускным экзаменам (в первый год работы я получил в классное руководство и, соответственно, как учитель русского языка и литературы 9-ый класс). Нас вызвали к завучу и по секрету рассказали, что при оценке работы школы со стороны внешних ведомств существует некий «критерий объективности». Заключается он в том, что в «правильных» школах годовая отметка ребенка по предмету должна совпадать с его баллом, полученным на экзамене (расхождение может составлять максимум 1 балл). Более того (но это уже частные случаи отдельных школ), ученики все вообще должны учиться ровно (т.е. нежелательно, чтобы диапазон даже текущих отметок был чрезмерно амплитудным) «Ну не может (или не должен) же ребенок в течение недели заработать «10» и «3», например!» – примерно так аргументировали свою мысль мои непосредственные начальники. «А что делать, если отметки эти (экзаменационная и годовая) разойдутся более, чем в 1 балл?» – наивно спрашивал я (вообще в отношениях с вышестоящими инстанциями полезно включать дурака – даже Петр I советовал!) «Такого быть не должно (или крайне нежелательно)! Вот вам лезвие, вот вам ручечка – и всё у вас сойдется, не переживайте!». Таким образом, учителя в школах любыми способами должны сделать так, чтобы экзаменационная отметка учащегося совпала с годовой. При этом педагогам ничем не грозят, ибо они давно уже проводят эту манипуляцию профессионально и по привычке.

Теперь давайте остановимся и подробно проанализируем этот странный «критерий объективности». Во-первых, документально его не существует (я добросовестно проверял нормативную базу) и официально никто не подтверждает его существование. Передается он из уст в уста, как эдакий(ая) Бабайка, который(ая) придет и заберет тех, кто ведет себя неподобающим образом. Посему боимся мы фольклорного, мистического персонажа. Ни на какой нормативный документ никто сослаться не может, т.е. юридической правоты за администрациями школ в данном вопросе нет.

Далее. Давайте включим логику. Почему отметка годовая и отметка экзаменационная не могут не совпасть? Все мы прекрасно понимаем, что любой отличник, любой натасканный медалист-машина может ошибиться, может дать осечку. Бывают «противные» задания, бывает рассеянное внимание, бывает плохое настроение, можно не выспаться, рассориться с товарищем – да мало ли факторов! Любой отличник может написать на двойку, равно как и любой двоечник при удачном стечении обстоятельств (а на экзамене везение играет очень важную роль) может вдвое (а то и втрое) повысить результат (давайте не будем исключать тот факт, что в бездельнике может проснуться сознательность или любовь к предмету и он начнет качественно готовиться). Почему я не должен поставить ему эту семерку или восьмерку (может, единственную в жизни), если он в нужное время в нужном месте ее заработал?! Жалко, что ли? И в обратную сторону: почему я должен пожалеть отличника? Если я учу быть справедливым, то справедливым я должен быть в обе стороны. Школа – это модель жизни, в жизни бывает всякое. У этого отличника впереди будет еще тысяча экзаменов, и если в школе он поверит в свою неприкасаемость, то дальше, в студенческую пору, ему будет еще тяжелее от первого фиаско.

! Уточню: речь идет о том, что существует разнарядка отличникам вытирать ошибки, а слабым ученикам ошибки дорисовывать – лишь бы всё было выровнено по годовой отметке.

Что из этого следует? Во-первых, в школах повально рисуют результаты экзаменов, подгоняя их под годовые баллы. Во-вторых, у нас гораздо меньше медалистов, чем получается по официальным данным. Многократно меньше (а посчитайте еще людей с совершенно нереальным средним баллом аттестата 10,0!) В-третьих, мы не знаем реального уровня выпускников школ, а он (уровень этот) всплывает лишь во время вступительных экзаменов в другие учебные заведения. И эка оказия выходит! В конце 2011/12 учебного года в стране не было зафиксировано НИ ОДНОГО выпускного диктанта по русскому языку, написанного на 1 балл. В этом же году при поступлении в один из минских колледжей 60 % абитуриентов сдали вступительное испытание по русскому языку (не поверите на сколько?!) на этот минимальный балл («1»). Ну, конечно же, диктант был сложнее! Но школы это уже не волнует. В «критерий объективности» результаты вступительной кампании (а тем более сравнение результатов выпускных и вступительных экзаменов) не входят.

Объективность в том и заключается, что, держа в руках экзаменационную бумагу, ты оцениваешь РАБОТУ, а не человека. Ты не подтягиваешь балл с 7 на 8 или с 2 на 3 за то, что «у этой девочки прекрасные умные глаза, устремленные в вечность». Отметка — это зарплата: получается – высокая зарплата, не получается – низкая. И без исключений. Объективность и есть отсутствие исключений.

Теперь поговорим о собственно священнодействе экзамена и самой процедуре фальсификации результатов. Способов провернуть всё это много, и тривиальный «сборник текстов в туалете» уже прошлый век. Впрочем, в некоторых школах отводится определенная аудитория, в которую бдительно следящий за ходом экзамена член комиссии предлагает пройти ученику, если у того относительно годовой отметки что-то пошло не так. Вообще этот пресловутый член комиссии, следящий за ходом экзамена, иногда ключевая фигура. Есть даже такое понятие – «вести» ребенка во время экзамена, т.е. следить за тем, чтобы он и не завалил процесс, но в то же время и не прыгнул выше головы.

В нашей школе, например, делалось так. В экзаменационной комиссии выбирался один учитель, отвечающий за весьма хитрую процедуру. Учащемуся предлагали выйти в коридор «подышать воздухом», успокоиться, походить, сделать зарядку и т.д. Разумеется, перед выходом из аудитории экзаменуемый обязан положить свою работу (с черновиком) на стол экзаменационной комиссии. Пока этот бедолага (или счастливчик) якобы приводил себя в порядок и «припудривал носик» (а на самом деле просто слонялся по коридору, пока его не позовут обратно), уже указанный мной учитель своей рукой вписывал ему в черновик текст первоисточника (если экзамен по математике, то решение задачи и т.д.) После того как ученик возвращался из коридора, ему предлагали своей рукой переписать всё добавленное в «чистовой черновик», а улика с прописью педагога уничтожалась. Справедливости ради следует отметить, что делалось так большею частию с медалистами (так как их работу еще следовало везти на медальную комиссию) – работы простых смертных подгонялись под нужный результат уже во время проверки.

В Лицее № 1 в прошлом учебном сезоне поступили еще проще. Экзаменуемым элементарно раздали распечатки с ксерокопиями исходного текста для изложения и попросили их «умно» списать текст. Ошибки в работах дорисовали уже в ходе проверки сообразно с годовым баллом. И – не поверите! – объективность – 100 % (информация из первых уст – я целиком и полностью отвечаю за свои слова).

Вот так и живем, ребята. Поэтому, когда на линейках, выпускных балах, родительских собраниях в школе говорят о желании воспитывать честного, порядочного гражданина, достойного члена общества, не верьте: лицемерие всё это. Неужели с таким раскладом нельзя ничего поделать? Поделать можно, но требует это внушительных временных, инстанционных и психологических (человеческих) затрат. Два года подряд из трех мне (а лучше сказать, нам, поскольку мне за кадром помогало (моральной поддержкой и реальным действием) множество людей) удавалось провести чистые выпускные экзамены в двух девятых классах. Ничуть не с намерением похвастаться вкратце расскажу технику. Сразу же после данной на педсовете разнарядки фабриковать результаты экзаменов я отправился в Министерство образования на прием к тогдашнему действующему инспектору, где выяснил, насколько правомочно распоряжение подгонять результаты экзамена под годовые, как в различных ситуациях следует оценивать работы учащихся и существует ли вообще этот «критерий объективности» (т.е. смертельно ли расхождение экзаменационного и годового балла). Так вот критерия объективности не существует. Баллы могут разниться в любой пропорции (конечно, если твой отличник на экзамене получит 2, к тебе как к учителю будет много вопросов), но, как бы ни сложилось, итоговая отметка считается как среднее арифметическое.

В день экзамена, после написания моими подопечными диктанта (а мы за год провели сумасшедшую работу по подготовке к испытанию, и многие девятиклассники были готовы повышать годовой балл), я сфотографировал экзаменационные листы, чтобы в случае апелляции у меня были образцы исходников и, когда дело дошло до подгонки результатов под годовые, позвонил инспектору Министерства (как мы заранее и договорились делать в подобном случае). В ответ на мой звонок в нашу экзаменационную аудиторию была выслана комиссия по независимой проверке работ, которая еще раз за нами пересмотрела написанные диктанты. Мы отбили 27 работ – 27 экзаменационных отметок было выставлено в протокол независимо от заявленных годовых баллов. Да, были расхождения (иногда весьма существенные), но дети получили те отметки, на которые написали.

В следующем году (с очередным 9-ым классом) я уже проверял работы и выставлял экзаменационные отметки самостоятельно по своему усмотрению (т.е. не опираясь на годовой балл) – всё реально, господа. Самое обидное, что и в этом году экзамены (моих уже одиннадцатиклассников) можно было провернуть целиком чисто. Но случилось так, что в Министерстве образования сменился инспектор, курирующий русский язык и литературу, и на мой призыв посодействовать в защите честного экзамена мне ответили, что не уполномочены вмешиваться в подобного рода конфликты учителей и администрации. Можно было, конечно, копать глубже, искать иные варианты и обходить иные инстанции, но на кону стоял выпускной бал, который мы готовили вместе с детьми, и время, что должно было потратить на поиски правды, мы оставили на репетиции, следовательно, некоторые работы отбить мне не удалось. Говорю это ни в коем случае не себе в оправдание – я замарался в грязь экзаменационной подтасовки хотя бы тем, что не воспрепятствовал рисованию (сам на данный момент пока не нарисовал ни одной отметки – возможно, это главное, из за чего учитель может спокойно смотреть в глаза своим подопечным). Но в конце года я положил на стол заявление об уходе (в приватном разговоре с директором еще два года назад я сказал, что вынужден буду уйти, если на моем экзамене случится подрисовка отметки).

Можно по-разному относиться к этой ситуации и весьма неоднозначно воспринимать  мои тактические ходы (кстати, все мои знакомые в оценке подобного поведения тоже разделились на два лагеря), но самое главное, что доказал я себе за три года работы: система шатается, если ее шатать. И, вероятно, сие расшатывание будет более эффективным, ежели производить его не в одиночку.

Теперь осмелюсь высказать мои предложения (может, по молодости лет они резкие и излишне бравурные) тем, кто ратует за честные экзамены, возвращение школе как социальному институту хотя бы некоей части престижа, и тем, кто в конце концов хочет уважать себя и честно смотреть себе в глаза. А люди такие есть, я убедился в этом, работая в школе. Я знаю ребенка, который в девятом классе отказался от экзаменационной девятки, потому что написал на восемь и счел натягивание отметки нечестным и неуместным (положа руку на сердце замечу, что его, разумеется, никто не послушал и экзаменационная ведомость была заполнена на усмотрение комиссии, но сам жест свидетельствует о том, что среди детей есть те, кто заботится не только о среднем балле аттестата). Я знаю молодых учителей, которые, проработав месяц или четверть в школе, увольнялись только потому, что считали недопустимым пойти против совести при проверке контрольных работ, выставлении четвертных отметок и т.д.)

Таким образом, вы можете что-то предпринять, если вам важнее не целость собственной шкуры, а некий кодекс чести интеллигентного человека. Если вы не стремитесь к тому, чтобы любыми способами сделать «абы ціха», а вам важно, чтобы система нашего образования функционировала качественнее.

Как бы это парадоксально ни звучало, но я, человек, ратующий за всеобщую воспитанность и хорошие манеры, советую всем больше хамить. Не поймите меня неправильно, но ученик имеет полное право сказать своему учителю: «Я не буду ничего делать – вы всё равно нарисуете мне три, вы всё равно сделаете так, как вам скажут». Нужно всеми силами довести ситуацию до такого состояния, когда учитель сам не сможет позволить себе фальсифицировать результат, ему будет противно это делать, ибо в таком случае он станет тотально неуважаем. Чем рискуете? Аттестатом, хорошими отношениями с классным руководителем, учителями, репутацией в некотором роде. По большому счету, ничего сверхъестественного с вами не случится – школа вообще боится что-либо сделать с ослушавшимися. У школы не хватает на это авторитета. Но, если вам ваш персональный комфорт важнее, вы вообще не наша целевая аудитория.

Что делать учителям? Не бояться. Всеми силами отказываться рисовать. Не пожалеть времени на изучение документации, на обращения в инстанции, на привлечение прессы в конце концов. Чем рискуете? Премией, расположением коллег и администрации, огромными потерями времени – поиск правды вообще трудозатратен. Но взамен вы получаете уважение со стороны подопечных, осознание того, что вы не предали свое образование. В конце концов вряд ли с вами что-нибудь может сделать администрация: должность-то нынче не шибко вакантная. Наглейте, господа. Больше наглости. Конечно, придется подставляться. Я лично готов подставляться. Кто со мной?

Ничего страшного не произойдет, если мы не займем почетного n-ного места по общему надою этих девяток-десяток. Ну, недополучит школа одного орденка в петличку! Но ведь не в орденках-то дело. Неужели грамота управления образования важнее уважения со стороны своих же учеников?! Это к разговору об авторитетности учителя и школы в целом. Ужас рисования отметки ведь еще и в том, что научить гораздо труднее, чем нарисовать. А человек, фальсифицировавший результат единожды, вскоре поймет, что жить так проще. Следовательно, уровень самих учителей неуклонно падает, ибо теряется хватка, кристаллизующаяся в реальной конкуренции.

Выход из этой ситуации, на мой взгляд, лежит на поверхности и не так уж фатально неосуществим. Выпускные экзамены будут иметь смысл лишь в том случае, если проводиться будут на стороне (т.е. не в стенах школы) и проверяться независимыми экспертами или компьютером. Тогда и учитель будет всеми силами стараться работать так, чтобы за результат не было стыдно, ибо право заведовать этими результатами будет уже не в компетенции школы.

У нас есть опыт ближайших соседей. Да, у российского ЕГЭ есть свои минусы, и вообще они каждый год не могут разобраться с часовыми поясами, поэтому условия экзамена в MMS раз за разом идут от Владивостока до Москвы. У нас же территория компактнее, и осуществить подобный проект будет гораздо проще. Необязательно претворять в жизнь именно формат ЕГЭ – это может быть и ЦТ – все что угодно. Самая главная идея: выпускные экзамены являются одновременно вступительными и принимаются централизованно на нейтральной территории. В противном случае школьный экзамен – это показательное выступление, которое отнимает время, нервы и деньги. Гораздо проще в аттестат детям сразу переносить годовые баллы и дать им спокойно готовиться к поступлению.

20 Responses to “Рисованная совесть, или Критерий объективности”

  1. Статья громоздкая. В ней есть то, с чем я смогу согласиться и то, с чем нет.
    Подтасовка результатов выпускных экзаменов была всегда. Просто потому, что эти выпускные экзамены никому не нужны, это обычная формальность. Своеобразное выступление школ в битве «Кто лучше». Я, как человек, который не так давно получил свой «заслуженный» аттестат, могу с полной уверенностью сказать, что я не знаю физику на 8, географию на 10, а на физкультуре я и 5-ти раз не отожмусь, но мне 10. Откуда они? Как говорил мой учитель физики, за красивые глаза уже 6 баллов поставлю. Ну вот на этих «красивых глазах» я и держалась 11 лет. С одной стороны это прекрасно, отсидела в школе 7 часов, пришла домой, открыла дневник, закрыла и сиди пол ночи в социальных сетях, чем не рай? Но вот сейчас, когда уже поступила в университет, я понимаю, что мне не хватает знаний по тем дисциплинам, на которых мы сидели и писали конспект в классе, пока учитель играл в «косынку».
    И мой крик души: зачем нам выпускные экзамены? Ну объясните мне? Для ученика это обычная нервотрепка, при том бесполезная. Зачем мне сдавать 4 экзамена выпускных, а потом еще и 3 ЦТ? 7 важных событий за месяц! Хорошо, я согласна, ЦТ мне нужно для поступления в университет, где меня никто не знает, но зачем проверять мои знания учителям, которые знают меня лет 6? Что от этого поменяется?
    И да, я очень рада, что после 9-ого класса, мне больше не пришлось переживать честные экзамены. Все, конечно, хорошо, я узнала, на сколько я написала этот диктант, но эта 10-ка не говорит же о том, что я знаю русский на 10. Просто хорошее стечение обстоятельств. А как же тот человек, который все 11 лет «ботанил» каждый урок, и тут он получает 6 по предмету, который он знает на 9, но просто переволновался. У каждого разная психика, да, отключились мозги от того, что решается отметка, которая пойдет в аттестат, а следовательно повлияет на балл аттестата, который, в свою очередь, повлияет на вступительную комиссию. И что, из-за вашего желания доказать «правду» ребенок лишится своей 0,1 балла аттестат, что, кстати, может повлиять на исход дальнейший: поступит или нет.
    Так вот, я аккуратно подхожу к выводу. А нужны ли нам эти экзамены, из-за которых мы устраивает тут все различные споры, ищем правду? Нужно ли портить нервы детям, а после чего говорить, что наше поколение детей сейчас неуравновешенное?
    Один не справишься с толпой нечестных людей, получится, как в случае с Чацким.
    Да и «лучиком правды в темном царстве» тоже нельзя стать.

  2. to kanberra

    «Статья громоздкая.»
    Видимо, по этой причине вы не потрудились дочитать до конца.
    И тот вывод, к которому вы «аккуратно подошли», автор сделал до Вас.

  3. Я очень уважаю честных людей, верю что можно быть «лучиком правды», это грозит плохими отношениями с людьми и спокойной совестью.
    Согласна с kanberra в отношении бесполезности экзаменов, думаю, по этому многие порядочные, умные, толковые учителя помогают на экзамене. Наша замечательная учитель математики ходила на экзамене и просто пальцем указывала ученикам на место ошибки, а учитель биологии (тогда она была завучем) подошла к учителю литературы и попросила её выставить мне годовую по литературе 10, была спорная ситуация. Я понимаю, что у всех нас оценки выше, чем знания или возможности и умения по таким предметам как рисование, МХК, музыка (в школах без музыкального уклона), труды, физкультура.
    Проблема в том, что у всех сложился стереотип: дети должны учиться на отлично. К сожалению, это навязали и детям, малышня растет нервозной и угрюмой, часто гиперактивной, без адекватного детства, потому что на уроки уходит абсолютно все свободное время. В итоге дети растут или зомбированными отличниками (я говорю об обычных детях, без суперспособностей, блестящей памяти), либо дети «забивают» еще в начале, осознавая свою неспособность учиться на отлично, либо выбирают предметы к которым относятся безразлично (как правило, выбор такого предмета зависит от личности учителя, мнения родителей и общества по поводу важности предмета).
    Если отталкиваться от недостатьи «Недомысль # 3. Теория ста процентов человека», то школьная программа для полного освоения материала требует от ребенка 200%. А еще большинство детей ходят в художественные, музыкальные, спортивные кружки, секции. Что есть добро, но мало кто из детей может освоить несколько видов деятельности полноценно.
    Когда мы перестанем закрывать глаза на проблему и пытаться навязать что все должны учиться одинаково, чувствовать и мыслить одинаково, когда будем смотреть на все и перестанем говорить «У нас всё хорошо. Никакого кризиса нет», когда спокойно признаем «А вот здесь-то у нас прокол», только тогда у образования, да и у всех сфер нашей жизни появится надежда на светлое будущее и адекватное решение проблем.

  4. А вот я не соглашусь с тем, что школьные экзамены нужно отменить, наоборот, их нужно оставить, НО они должны становиться проверкой качества преподавания, а не проверки знаний у детей. Потому что переаттестация учителей — это то же самое, что показательные выпускные для учащихся. Извините меня, когда на математике сидит 15 человек, которые не имеют представления даже о 5% процентах материала, то это говорит о том, что им ничего не дали, им не дали никакого представления об этом предмете, у них появилась ненависть к математике, а в аттестате появилась 9. Потом они идут на ЦТ, считая, что изучили весь курс, и получают свои 20 — 30 баллов и шуруют на экономический факультет и на физмат. Это, конечно, чудесно, что кто-то понимает, что его отметки подрисованные, но есть же и те, кто считает, что так и надо, ведь он молодец, он так ответственно ходил дежурить, ходил на олимпиады, что его обязаны поощрить.
    Но и не все зависит от учителей. Это все зависит и от родителей, которые бегут в школу, чтобы выпросить баллы у преподавателей.
    Но все это будет происходить до тех пор, пока учеников будет все устраивать, пока они будут сами молчать. Бояться? Чего бояться в 9-ом или 11-ом классе? Того, что ты уйдешь со школы с чистой совестью? Кто-то даст плохую рекомендацию? Ничего не будет. Директор первый побежит за тобой просить прощения!

  5. для undergraduate
    Я не видела ни одного родителя, который бы просил отметку для своего чада, надеюсь, это действительно редкость. Учителя, объявитесь, подтвердите или опровергните информацию о родителях.
    А ученики ничего не боятся, они все прекрасно понимают, сейчас условия конкуренции, а современным детям правда безразлична, им важно поступить, а нарисованы отметки или нет, не важно, просто они думают, что информация неактуальна и не пригодится, я тоже, когда училась в школе, так думала. И никто не объяснял, для чего по математике формулы (а они пригодилась), так и с другими предметами.

  6. Настя.*
    Ученики не боятся? Боятся, они боятся всего, что может повлиять на их отметку в школе. А конкуренция должна быть не за аттестат, а за знания, потому что они им пригодятся для поступления, там их конкурентноспособность важнее, чем в школе, в которой тебе рисуют.

  7. «Ох, лето красное! любил бы я тебя, Когда б не зной, да пыль, да комары, да мухи», так по-пушкински выглядит и отношение к школе с её экзаменами. Проще говоря, какая гадость эти ваши экзамены! Психологически отношение к вузовским экзаменам (сессии) и школьным испытаниям у меня осталось разное. Перед устными экзаменами в университете возникало чувство того, что вот сейчас я смогу показать: я этот материал всё-таки поняла, усвоила. Важно, что экзамен устный, пусть и с письменным заданием. На школьных уроках английского Тамара Степановна Шамсутдинова всегда говорила, когда отвечались устные темы, чтобы мы развивали «бойцовский дух»: обязательно украшать текст элементами субъективной модальности и прочими речевыми «бантиками»; не теряться, если пропустили / перескочили через написанный кусочек темы; боитесь, что плохо запомнили то, что накрутили в письменном тексте, говорите сами, но в тему (кстати, тут-то «бантики» как никогда актуальны, а ежели и из прошлых тем хорошо выточенный пассаж ввернуть!); не молчать ни при рассказывании темы, ни при ответах на вопросы. Т.е. устный экзамен даёт возможность показать не только актуальный уровень знаний, но и, что называется, «зону ближайшего развития». На первом курсе Николай Григорьевич Пригодич сказал, что принимать зачёт хорошо бы в библиотеке, чтобы, если студент чего-то не помнит, мог взять и посмотреть в нужной книге. Действительно, намного ценнее не энциклопедичность ума, а эвристичность. Но если исходить из такой свободы в овладении знаниями, то и зона актуального развития будет весьма на уровне. На физике (замечу, это было во времена профилей) Лидия Николаевна Апанасевич не заставляла нас зазубривать формулы. Мы решали много задач, получение ответа в которых зависело от выбора правильного алгоритма рассуждения (т.е. если точно распознать ситуацию, а они, хоть и «маскируются», вполне исчисляемы), далее – просто смотрим формулу. Происходило понимание ситуации, а не механическое запихивание данных в более-менее подходящую формулу. Таким образом, формулы запоминались как бы сами. Поэтому и контрольную было несложно написать на 9. Момент аттестации не был апокалипсисом, когда и уроки просижены, да результата нет. (Сейчас и формулы забылись, и какие-то понятия перепутались, а привычка анализировать, алгоритмизировать, рассуждать никуда не делась).
    Экзамен – потребность психологическая. Можно придумать себе кучу стимулов, так сказать, умозрительных, а эффективным будет тот самый первый – ‘острый металлический наконечник на шесте, которым погоняют буйвола’. Многие задаются вопросом, почему советская система образования не работает хорошо в современной Беларуси? Наверное, много почему. И вообще не стоит что-либо излишне идеализировать. Но я выделю вот какой пункт: тогда экзаменов было больше. (Одна устная математика чего стоит! ВЕРНИТЕ! И увидите, как культура речи выпускников школы вырастет). Дело в восприятии: много и много, да нормально; а сейчас мало, вот и беспокойно. Может, тогда экзамены были частью настоящего, а сейчас – это будущее. Мы привыкли, что оно не наступает обычно. А экзамен – это такое неизбежное будущее. И когда час настаёт, все очень нервничают. Ну как лешего встретили. Так что дело багато обставляется ритуалами (да-да, в левой руке – синяя ручка, в правой – красная, а ещё были метровые розы, трёхэтажные торты и пр.). Кстати, тогда, когда деревья были большими, а трава зеленее, школьные медали были “золотее”.
    Это страшное слово – ОТМЕТКА. Цифра, показатель. Вот где точно вселенское зло. Я не могу ратовать за безотметочное обучение (см. выше о стимуле). Проблема – в её восприятии. Родителями, детьми, учителями, администрацией, чиновничеством. Мы все, товарищи, дурацкий симулякр принимаем за что-то настоящее, важное. Родители в школе с требованием годной оценки их детям. Встречалось? Как их детям живётся в коллективе? Бывают такие “натянутые” (неглупые сами по себе), так ещё и списывать не дают (“жлобы”). Бывают “отличники”, дающие списывать. Это они так социализируются. И кажется, вот “не пойду на медаль” (подросток способен почувствовать, кому она действительно нужнее – не ему), а потом понимаешь, что какой-нибудь “жлоб” покажет лучший результат, чем ты. Дело ведь не в баллах, а в сладком чувстве победы. Вкусная она, вот и “подсаживаешься” на отметки. А разве это победа, когда ты знаешь о подрисованной оценке? Может, она всё же искупается чувством горького поражения себя перед собой? Аттестат – низбежное будущее здесь и сейчас. Вот и глотаешь нужный статистике балл. Всё-таки в первом триместре первого года изучения предмета запоротые первые три лабораторные оставляют шанс а) выровнять ситуацию ещё в триместре; б) уж точно выйти на нужную оценку за год без покупки новой тетради для лабораторных и переписывания этих работ (вопрос уходит и в денежную сферу – альтернативная стоимость тетради, знаете ли, немаленькая для школьника). А “после” для экзамена не существует: далее ад или рай (дилемма выглядит именно так). Правда, может быть и какой-то свой потайной рай, достижимый лишь жестом театральным, позой (это уже и детям, и взрослым ремарка).
    В системе образования процветает административно-командно-плановый способ ведения дел. Даёшь показатели! Процентовка! А ещё есть добрый “слепой” царь (Министерство образования) и злая администрация на местах (на деле – трусливые очковтиратели). А рискуете Вы в случае бунта не своей премией, а премией администрации. Подозреваю, она побольше рядовой учительской, которую снимают, видать, от безвольной злобы. Некомильфо через голову ходить. Есть тенденция: чем больше голов перепрыгнешь в погоне за птицей правды, тем больше “отгребут” эти головы в направлении сверху вниз. На Олимпе много божеств и Прометеев не любят. Что Вам сделают после бунта? Обычно неугодных съедают. Думаете, бросили заявление, а Вас умолять остаться будут? Скажут: “Спасибо, что ушли”. Система должна работать. Так что металлическую деталь заменят пластиковой. Профессионализм нынче девальвирован. И удачи сунуться в другую школу. Сарафанное радио всегда успеет предупредить о том, что в новое болото летит камень.
    А ещё бывает пиррова победа. Вот завуч говорит писать план урока так, чтобы ЛЮБОЙ смог его провести. МОЙ урок могу провести только я. Презренный экзамен лишил другие классы ВАШИХ уроков. “Если мы не увидим рассвет, мы можем опоздать на всю жизнь!” – понимаете?! В общем, “войны – злачынная справа…”
    Помните, как у Адама Мицкевича в поэме “Конрад Валленрод” победить Тевтонский орден? Именно – возглавить его. Если хотите изменить правила, станьте тем, у кого будет власть это сделать. Валленродизм. Компромисс, гамбит, лоббирование. А как, скажите, очистить авгиевы конюшни, чтобы самому не испачкаться или хотя бы не нанюхаться миазмов системы образования?

  8. Возможно, что справедливость всё-таки восторжествует когда-нибудь …
    НО! Посмотрите на нынешнюю молодежь. Я не могу согласиться с тем, что каждый ваш подопечный, которому предстоит пройти через экзамены будет разделять вашу позицию. Он всё равно будет придерживаться того, что ему говорят старшеклассники: «Не парься! Что у тебя в году, то и в аттестате». Каждый, кто сдавал экзамены слышал такое. Есть, конечно же, люди, которым не всё равно, которым совесть не дает уснуть. Но, к сожалению, таких людей подавляющее меньшинство. Тут, мне кажется, надо заниматься вопросом о честном образовании ещё с первых классов. Показывать детям, что без определенной подготовки им не удастся хорошо написать, например, контрольную работу… И таким образом дойти до экзаменов. Не давать слабину на протяжении всех лет обучения. Ведь, все мы, когда учились в начальной школе, зарабатывали хорошие отметки за приобретенные знания. Позже, мы перешли в среднюю школу.Учителя поменялись и у кого-то, например, урок иностранного языка проходил через раз. Вот тут и упускается основной процесс образования. Скорее всего дело ещё и в воспитании, но ведь то, что показывают и объясняют, то ребенок и запомнит. Будь то качественный урок, или «давайте вы тихонечко посидите»… Увы, не всегда родители способны полностью контролировать жизнь ребенка. Особенно, когда он учится в школе. Стоит, наверное, сделать учебу интересней, изменить подход. Но и в тоже время, напоминать, что всё в руках учеников . Как напишите контрольную , так и напишите. Не оказывать давления, а поддерживать, верить в своих подопечных. И тогда уже к 9-ому классу они будут сами себе устраивать внеклассные мероприятия, походы, а классный руководитель будет наблюдателем и координатором. К 15 годам дети станут ответственней, чем они есть сейчас. Вот это и будет ОБРАЗОВАНИЕ!
    Если не показать, что любая отметка зависит только от ученика, то выпускникам будет очень сложно в ВУЗе. Поэтому, в школе надо выстраивать нагрузку так, чтоб при переходе в ВУЗ было не так тяжело, как на сегодняшний день после школы. Конечно, такие перемены требуют высоких должностей и хороших связей .

  9. для undergraduate
    Подготовка к ЦТ и учеба в школе — это два параллельных мира, которые все реже встречаются и, как правило, мешают друг другу.
    Я это поняла еще тогда, когда учитель русского исправила моё «вброд» на «в брод» и доказательства приводила, вопрос был решен с помощью словаря.
    И еще я поняла что знания получают не в школе. Я помню как мы ходили за учителем химии и просили её провести занятие, факультатив, на занятиях она играла в карты с мальчиками, а во время факультатива ходила на фитнес. Мы писали жалобу директору, а она говорила «Мне всё равно, я в конце года увольняюсь».
    Или знаменитый медведь. Не знаю известна ли вам такая история. В начальной школе мама проверяет тетрадку дочки, смотрит, слово «медведь» красной ручкой исправлено на «мидведь». Взяла мама тетрадку и айда в школу, на что классный руководитель сказала «Ну, как вы не понимаете?! Проверочное слово «мишка»».
    Разрешите высказать восхищение Анастасii, мне очень нравится цельность мысли, форма высказывания и сравнения, содержание текста. Замечательно такое читать.

  10. «Я знаю ребенка, который в девятом классе отказался от экзаменационной девятки, потому что написал на восемь и счел натягивание отметки нечестным и неуместным (положа руку на сердце замечу, что его, разумеется, никто не послушал и экзаменационная ведомость была заполнена на усмотрение комиссии, но сам жест свидетельствует о том, что среди детей есть те, кто заботится не только о среднем балле аттестата).»
    Этот жест, знаете ли, ещё ничего не значит. Заботится не только о среднем балле аттестата? Конечно, это ведь 9 класс, а не 11. А этот ребенок так же отказывался от несправедливых оценок в выпускном 11-ом классе? Я сомневаюсь.

    К сожалению, школа для меня была местом, которое по большому счету мало чего дала. Я, конечно, получила свой аттестат без единой восьмерки, но честно говорю, что не знаю я физ-ру на 10, географию на 10, например. Хоть в 10 и 11 классах я и зубрила так, как никогда, помимо того, что ещё проводила ночи с подготовкой к ЦТ. И знаете, что я могу сказать? Если бы не репетиторы (биология/химия), которые у меня были, со знаниями, которые давала школа по этим предметам, я бы не поступила. И это печально. Потому что школа должна давать достаточный для поступления объем знаний.

    Был ли смысл в экзаменах? Могу сказать, что нет. Экзамен по математике проходил точь в точь, как описано в статье. По английскому рисовали годовые либо повышали на балл. Единственный экзамен, где я уверена, что оценка за экзамен была действительно моей реальной оценкой — это русский язык. И, знаете, только оценка за этот экзамен меня и волновала. Я знала, что по другим в любом случае не поставят ниже годовой, и я не заморачивалась. Вероятно, потому что эти предметы не нужны были мне при поступлении, разве что для общего развития. Так смысл тогда в этих экзаменах? В таких смысла нет.

    Я бы, например, оставила экзамены после 9-ого класса, а для того,чтобы идти в 10 сделала бы порог ( например, в 6,5-7 баллов минимум). Конечно, справедливость тут тоже никто не отменял. Но я знаю одно, кто хочет учиться, тот учился и всегда будет учиться хорошо, и пойдет в 10, 11 класс. А кто не хочет, тот и не будет, и пусть тогда идут в колледжи, нечего им делать в 10, в 11 классах.
    Экзамены после 11-ого — пустая трата времени и нервов. Там волнует лишь аттестат, как ни крути. Настоящие твои знания покажет ЦТ, а не аттестат. И в 11-ом классе куда больше волнует поступление, а не то, знаешь ли ты другие (для общего развития которые) предметы на ту оценку, что стоит у тебя в аттестате.

  11. Для Насти.
    «…….Я не видела ни одного родителя, который бы просил отметку для своего чада, надеюсь, это действительно редкость. Учителя, объявитесь, подтвердите или опровергните информацию о родителях…….»
    Объявилась. Подтверждаю. Я — едина в двух лицах. Я и учитель, и родитель. Более того, моя дочь училась в моей же школе и у меня же. ( Про то, каково это — учить собственного ребенка — отдельный разговор). Так сложились обстоятельства, что у большинства моих коллег собственные дети обучались в этой же школе. Многие неоднократно мне говорили :»Ну что ты как маленькая, сходи к учителю математики, принеси подарочек, поговори с ней — ведь дочке поступать надо, а ты аттестат портишь ей этой чертовой 4 по математике!» Не могла переступить через свои моральные «табу», не ходила. Но знаю точно, что многие именно так и обеспечивали своим детям приличный балл аттестата, особенно в тех случаях, где зачисление в ССУЗ проводилось по среднему баллу аттестата.
    Ко мне лично как к учителю подходили и родители, и учителя с подобными вопросами — к сожалению, помочь им я ничем не могла. У меня способ повышения оценки один :» УЧИТЬ не пробовали?»

  12. Наш директор никогда не говорил о медалистах, он мотивировал нас процентом поступивших в вузы. И нас действительно в школе хорошо готовили и к выпускным и ко вступительным экзаменам.

  13. Но, к сожалению, из критериев оценки современных школы выкинули процент поступивших в вузы и «вкинули» процент поступивших в ССУЗы и проф. лицеи (бывшие ПТУ). Так что, раз государство переориентировано на приоритет рабочих специальностей, связь школы и вуза постепенно затирается и никто не сравнивает показатели школьника на выпускных и вступительных испытаниях. Это во многом тоже провоцирует школы заниматься рисованием.

  14. Всё это вроде правильно и честно, но возникает у меня такая человеческая мысль: для поступления в какой-нибудь хороший колледж, например, лингвистический, учащейся нужно иметь по русскому языку не менее 8. Знает она на 9, и учитель знает, что она знает на 9, и гордится и проч. В общем, девочка — умница. Только эмоциональная очень. Волнуется, нервничает, как вы правильно сказали. И делает в диктанте 3 ошибки — глупых, бездарных. Получает 6. И 7 в аттестат. И прощай последние несколько лет трудов и искреннего желания стать студенткой лингвистического колледжа. Я знаю, таких случаев немного и не о них в этой статье речь, но если случится такая ситуация — как тогда поступить?
    Или сидит человек, который несколько лет не делал ровным счетом ничего на уроках истории Беларуси, не заставить и проч. А потом раз и подфартило — вытащил первый билет, тот единственный, что прочитал. И ответил на 8. Насколько справедливой тогда будет оценка?

  15. Увы, отметка будет справедливой, ибо ставится она не за всю жизнь прекрасного абитуриента, а за его готовность (ответ, тест) в данное время в данном месте.

    В жизни бывают срывы, везет не всегда сильнейшим, в распределении денег и успешности нет закономерности. Школа — это модель жизни, и ученик должен быть готов ко всему: ото всех несправедливостей все равно не застрахуешься.

    Задача школы — сделать психику ребенка независимой от «балльного» выражения его успеваемости (http://edutopia.by/2014/01/20/nedomyisl-4-otmetkotsentrichnost/). Успеваемость не есть успешность, успеваемость не гарантирует вам возможность стать хорошим человеком (http://edutopia.by/2014/01/21/nedomyisl-5-pokolenie-vzyatochnikov/)

  16. Тут я с вами не совсем согласна, но и спорить не буду, так как однозначного ответа сама не знаю)

  17. В вопросе выставления отметки ЧЕЛОВЕКОМ добиться тысячепроцентной объективности вряд ли вообще возможно. Та максимальная объективность, на которую мы способны, случается тогда, когда наши ЗАЯВЛЕННЫЕ мотивы не расходятся с РЕАЛЬНЫМИ действиями и когда РЕПУТАЦИЯ ученика ни на грамм не подкорректирует его БАЛЛ в цифровом выражении.

  18. Подрисованная совесть — нормальная ситуация в обществе. Школа должна учить жизни — она ей и учит. Реальная жизнь — не институт благородных девиц. На предприятиях и в учреждениях занимаются рисованием отчетности почти везде. Правда и госконтроль не дремлет. Так что дети пускай со школы приучаются. Школа это отражение нашей жизни.
    А вы, педагоги, и правда бездельники, комментарии километровые писать по пять штук, переливая из пустого в порожнее да еще и с цитатами классиков. Лучше подумали бы как детей своих прокормить… Я смотрю вам и так замного платят

  19. Если школа – отражение жизни, а подрисованная совесть для Вас нормальная ситуация, мне Вас искренне жаль, что у Вас такая дерьмовая жизнь. Каждого окружает то, что он сам создает.

  20. О! педагоги, сразу переходят на нехорошие слова!
    Где ваше терпение и такт, выработанные непоседливыми учениками?
    Я рад, что вас окружает идеальный мир, который себе сами создали
    Но меня почему-то окружает то, что создали до меня, и что я не могу изменить.
    Борьба за честность и совесть — это прекрасно. Я не отрицаю благородной идеи статья. Но фальшь, которая начинается в школе, ей пропитана вся жизнь, я уверен, что не только моя
    Чудесно, что пишущие здесь учителя, настолько чисты в своих действиях и помыслах. Такими можно быть только с очень маленьким зарплатами, которым нечего терять

Обсуждение - Оставьте комментарий