Дисфункции школы

Зачем ребёнку воспитание? Чтобы он хорошо себя вёл и родителям не мешал. Чтобы в старости нам поднесли стакан воды. Чтобы не было стыдно перед соседями за разбитое мячом окно.

Как это корыстно, друзья! В погоне за средством мы забыли о цели.

Воспитывать нужно затем, чтобы ты самостоятельно мог выйти в свет и уверенно там себя чувствовать. В идеале, чтобы этот свет был ещё и признателен за твоё в нём пребывание. Чем адекватнее ребёнок воспитан, тем менее болезненной будет социализация.

Цель – социализация. Средство (одно из) – воспитание.

Т.к. родители далеко не всегда могут посвятить себя ребёнку, общество отдаёт детей на поруки школы. Школа – тот институт, который должен готовить кадры для общества; значит, все её функции должны быть подчинены всё той же цели – социализации. Но сегодня школа так увлеклась исполнением своих функций, что о цели старается не вспоминать.

Наши постоянные читатели уже не раз сталкивались с комментариями, авторы которых указывают на неспособность школы (по разным причинам) организовать воспитательный процесс на должном уровне. И с этим нельзя не согласиться. В то время, когда образование было элитарным, когда до начала и во время обучения отсеивали нерадивых учителей и учеников, школа сохраняла безапелляционный авторитет. Учащийся обладал достоинством, его поведение было высокородным, т.к. он осознавал отличие себя от тех сверстников, которые учебных заведений не посещали. Сторонники же всеобщего обязательного образования непонятным мне образом додумались, что можно поместить ребенка с плохим воспитанием в группу детей с хорошим воспитанием и тот, первый, попав под благотворное влияние, чудесным образом преобразится.

Ха. Ха. Ха.

Не подумали ещё, как преобразится ребенок с хорошим воспитанием, попав к детям с отсутствием воспитания.

Стоит ли говорить, что от былого благородства выпускников лицеев и пансионатов не осталось и следа.

Коммунисты надеялись выехать на воспитывающем обучении: мы продолжаем читать книги про хороших и честных людей (только убираем из программы всяких царей-батюшек и прочих аристократов), самые хорошие и честные отрывки заучиваем на память – и растим полноценную коммунистическую личность. Но тоже не прокатило.

Когда ребенок в лицее читал и рассуждал о долге и чести, а по возвращении домой видел те же долг и честь на примере своего отца, готового за Его Императорское Величество жизнь отдать, становилось понятно, зачем читали. Когда ребенок продолжил в школе читать и рассуждать о долге и чести, а по возвращении домой видел, как родители режут единственную корову, чтобы не пригодилась государству в колхозе, картинка складываться перестала. Иными словами, когда ребенок и дома, и на учёбе оставался в одной и той же системе ценностей, воспитывающее обучение работало; а когда система ценностей, пропагандируемая в школе, перестала совпадать с домашней, а во многом даже стала ей противоречить, воспитательная функция школы перестала быть эффективной. Получилось, что ум, честь и совесть воплотила в себе партия, а простым смертным не хватило.

Профессор Валентин Кумарин в педагогическом расследовании «Педагогика стандартности, или Почему детям плохо в школе» приводит следующие слова Макаренко:

Словесное воспитание, то есть бесконечное разглагольствование о разных хороших вещах, без сопровождающей гимнастики поведения, есть самое преступное вредительство.

Белорусская школа самоотверженно и непреклонно продолжает дело коммунистов, а потом жалуется, мол, дети не слушают, хамят, не уважают. И с каждым годом всё больше.

Господа! Я вот что хочу сказать: чтобы по окончании школы честь ценилась выше жизни, недостаточно выучить наизусть «Смерть поэта» и жизнь поэта.

И пару слов по мотивам дискуссии о ролях семьи и школы в воспитании.

Чуть выше я привёл пример, когда ученик был вынужден совместить 2 системы ценностей – школьную и домашнюю (семейную). Но этот пример из начала XX века. Каждое новое общество предлагает человеку свою систему ценностей. Каждый новый круг общения предлагает человеку свою систему ценностей. Этим же грешат каждое СМИ, каждая книга, каждый интернет-сайт и каждая компьютерная игра. Поэтому для воспитания в одной системе ценностей необходимо полное погружение, т.е. временное пребывание ребенка в одной и той же сфере. Именно благодаря полному погружению поразительных успехов в воспитании добились Корчак и Макаренко.

Сегодня примером полного погружения могут служить летние лагеря и каникулы у бабушки в деревне. Причём каникулы в деревне гораздо более ценны и, если позволите, ценностны, но под давлением современной жизни стремительно теряют позиции.

Школа же и семья не могут претендовать на монополию и даже олигополию в воспитании. На рынке сумасшедшая конкуренция, и клиент пойдёт к тому, кто сделает наиболее заманчивое предложение.

 

Образование – это то, что у вас останется, когда вы забудете всё,
чему учились

Б. Ф. Скиннер

Я забыл выучить стихотворение. Белорусская литература, 10 класс, фрагмент из «Тараса на Парнасе» — 20 строк всего. Учитель отличный, очень не хочется его огорчить. На перемене перед уроком (20 минут) сажусь с хрестоматией, заучиваю и выдаю по первому требованию на «превосходно».

Сегодня я не вспомню ни одной из тех 20 строк. Более того, я бы не вспомнил их на следующий же день.

Этот случай очень показательный и я часто его вспоминаю. С точки зрения школы, я прошёл образовательный процесс и показал выдающиеся результаты в освоении образовательной программы. Именно это заблуждение разоблачает Скиннер своим афоризмом. Я всего лишь успешно задействовал свою оперативную память. Для этого у меня были все условия:

  1. Четкая мотивация (зачем мне учить)
  2. Четко заданные сроки (когда мне нужно помнить информацию, а когда уже можно забыть)
  3. Предельная концентрация внимания (напрямую зависит от первых двух)

Поэтому, когда вы в следующий раз услышите фразу «Забудьте всё, чему вас учили в школе / колледже / университете», не спешите обвинять методистов в обновлении программ. Знайте, что человек, который это произнёс, просит вас очистить память оперативную и хочет увидеть то, что есть у вас в долгосрочной.

Фактически оперативную память можно отнести к защитным механизмам: если бы вся поступающая информация помещалась в долгосрочную, человек бы ещё в младенчестве терял рассудок. Именно оперативной памятью пользуются студенты в ночь перед экзаменом, киноактёры на съёмочной площадке и школьники на протяжении всего обучения. Именно поэтому выпускники белорусской системы образования могут воспроизвести в лучшем случае 10% учебного материала. И именно поэтому можно поблагодарить школу за многолетнюю добросовестную организацию соревнований оперативных памятей, но нельзя считать обучение главной функцией системы образования.

Значит, дети ходят в школу не чтобы учиться. Тогда давайте вспоминать, чем же они там занимаются.

В нормальной школе дети бегают, кричат, дерутся, обсуждают учителей и друг друга, домашние задания и контрольные работы. Нередко обсуждение происходит и прямо на уроке. А как тяжело учителю вести первый после каникул урок! «Всё никак не наговоритесь!» — возмущается он. А что возмущаться? Дети идут в школу именно за разговорами, за общением. Сложно где-то, кроме школы, найти такое количество твоих сверстников, с которыми у тебя так много общих тем: и литература, и история, и биология…

Когда я задумываюсь, зачем изобрели современную школу, я представляю вот что.

Кто-то восхитительный однажды задумался: как научить детей общаться как можно раньше? Как дать им равных по возрасту (т.к. старшие не хотят, а младшие ещё не могут понимать), а главное, равных по развитию (если не со схожими интересами, то хотя бы со схожим жизненным опытом) собеседников? Нужно насильно согнать всех в одно заведение, разбить на группы по возрастам, рассказать им одинаковую информацию, а затем дать время это обсудить. И всё это под лозунгом просвещения.

Вот и получилась главная функция белорусской школы: хочешь коммунифицировать (наделить способностью общения) кого-то – обучай его.

Главное, что эта подмена превосходно работает и в обратную сторону: хочешь кого-то обучить – коммуницируй с ним.

Вот мы и пришли к тому, к чему Аристотель в своём Лицее пришёл почти 2,5 тысячи лет назад и что наши с вами современники из разных министерств образования извратили до неузнаваемости.

5 Responses to “Дисфункции школы”

  1. В этой мысли я абсолютно соглашусь со своим коллегой (что с нами бывает нечасто, между прочим), тем более что она (мысль то бишь) есть итог длительных дорожных интеллигенских споров (и не только наших тандемных). Поэтому даже не в качестве комментария, а просто как моё дополнение к написанному. Не отталкиваюсь от чего-то конкретно сказанного, а достраиваю органично сделанное.

    Людям вообще свойственна подмена целей. Иногда это объясняется этикетными заморочками, иногда наивным желанием выдать что-то мизерное за многократно более значимое, иногда просто банальным заблуждением, а иногда тем, что какие-то идеи и магистральные мотивы проводить и нужно не иначе как подспудно.

    Воспитание, на мой взгляд, и есть ярчайшая иллюстрация подобной идеи. Однажды в разговоре мы пришли к мысли, что существование школы как успешно работающего социального института можно принять и оправдать (и даже поприветствовать) вот в каком случае. С образовательной целью, которую школа декларирует как главную, она справляется весьма отчасти, с воспитательной – так еще хуже. Так давайте передекларируем цель. То есть объявленная как основная образовательная есть только вуаль для истинной и единственно возможной – социализация, умение адаптироваться в коллективе. Мы для того и сгоняем концентрированно детей толпами в закрытое пространство, чтобы они из этой людской эссенции выбрали себе социальную группу – наиболее подходящих индивидуумов (личностей, если хотите) для общения – и научились сами наиболее комфортно для себя позиционировать себя же в обществе. Это как пресловутые советские выезды «на картошку». Ну разве народ туда ездил исключительно чтобы картошку собирать?! Да это было пятым-десятым-двадцатым пунктом в значимости данного мероприятия! Романтика же, любовь, свобода, молодость – это закладывалось в кодовом сочетании «на картошку».

    Я хочу здесь привести слова одной из своих подопечных образца сезона 2010/2011, у которой я сам многому научился и которая, вероятно, тоже читает наш блог.

    «По-моему, вся система образования сама по себе должна всего лишь предоставлять атрибутику и помещение и закреплять такое абстрактное понятие, как «базовый курс знаний», в более или менее определённые рамки. Всё, больше от неё ничего не требуется, так как она находится на таком далёком расстоянии от реальной жизни, что было бы глупо предполагать наличие у неё влияния на отдельного ребёнка. А так как школа вместе со всем её содержимым (я имею в виду материальные условия, учителей как работников, нанятых для чтения курса того или иного предмета, распорядок, правила и т.д.) является таким же муляжом, я никогда не поверю человеку, который станет мне утверждать, что именно распорядок дня и общественная деятельность школы № n сделала его таким, каким он является на данный момент. Я всё-таки считаю, что, приходя каждый день в своё ГУО, каждый учащийся, хоть и представляя для себя причиной всего этого цирка необходимость усвоения знаний, на самом деле получает в процентном соотношении гораздо больше навыков обращения с людьми (можно сказать, дополнений к инстинкту самосохранения), чем знаний по учебным дисциплинам. Я бы даже сказала, что успеваемость в плане учёбы напрямую зависит от степени усвоения и умения использовать эти «коммуникативные рефлексы». Ежедневное общение с учителями, одноклассниками, то бишь контакт личностей, и есть та самая подготовка к жизни».

    «Да, школа является бутафорией, если мы имеем в виду её обычное понятие. Т.е. место, где человеку дают основные знания и закладывают основы моральных принципов. Конечно, все школьники без исключения проходят обязательные дисциплины и т.д., но ведь не все берут эти знания. Всё делается добровольно. Школа в этом вопросе не властна: она всего лишь посредник. А что касается норм морали, так, по-моему, об этом вообще говорить не стоит. Вы когда-нибудь видели, чтобы ребёнок делал выбор, основываясь на том, что услышал на информационном часе или школьном собрании? А система образования нужна. Хоть она и не имеет влияния непосредственно на отдельную личность, но она всё-таки создаёт условия для её (личности) метаморфозов. Эдакий антураж, декорация. Ведь, если бы не было обстановки, не было бы вообще ничего».

    Ответьте мне, где вы больше почерпнули для себя необходимых жизненных навыков и воспитательного (морального) опыта (что, собственно, и есть истинное образование): на классных часах или в лагере с отрядом у костра (или в палате, когда ночью рассказывали друг другу «страшилки»), в какой-нибудь очередной акции «Я гражданин Республики Беларусь» или в туристическом палаточном походе (или на худой конец в поездке с родителями к морю)? В конце концов те, кто попадал в так называемые «плохие компании», базирующиеся на лавочках, в подъездах да подворотнях, накопили гораздо более для реальной жизни, чем те, кто в школе составлял презентации на тему «Моё отношение к курению».

    Воспитание – это не декларативная вещь, его нельзя дать человеку в лабораторных условиях, основные нормы морали нельзя вычитать на лекции по морали. Воспитание (который раз повторюсь) – это создание условий для воспитания. Чем через большее количество коммуникативных ситуаций прошел человек, тем больше опыта (в том числе и негативного, который иногда ценнее любого другого), тем больше того пресловутого жизненного иммунитета он получит, а тем самым получил для себя право осознанно решать, что такое хорошо, а что такое плохо, а не следовать записи в конспекте.

    Поэтому задача любого учителя, классного руководителя (называйте как хотите) – в целом того, кто хочет претендовать на звание наставника, – нанизать на учебный процесс как можно больше внеучебных ситуаций, дополнить все свои уроки (в процентом отношении лучше 50/50) внеурочной работой (не записанной как почасовка в журнале, а постоянной, сверхчасовой, непрерывной внеурочной работой). Все посиделки, походы, квартирники, дополнительные занятия – любые неформальные движения, в которых учащиеся могут узнать друг друга (и учителя) как личность, а не как ходячий средний балл аттестата, не только (по заученному) сплачивают коллектив, но (в первую очередь) и дают то самое образование, ради которого школа должна существовать и – я верю – существует стараниями отдельных учителей.

  2. — Что произошло на самом деле?
    — Да.
    — Значит, хотите другой рассказ?
    — О-ох… нет. Нам хотелось бы знать, что произошло на самом деле.
    — Но ведь всегда, когда что-то рассказываешь, получается рассказ!
    — О-ох… может быть, по-английски и так. Но если по-японски, то во всяком рассказе есть доля вымысла. А нам никаких вымыслов не надо. Нам нужны «голые факты», как это вы говорите по-английски.
    — Но ведь когда о чём-то рассказываешь в словах — по-английски, по-японски, неважно — всё равно без вымысла не обойтись! Даже когда просто глядишь на этот мир — всё равно уже что-то выдумываешь!
    — О-ох…
    — Мир же не просто такой, какой есть. Он таков, как мы его понимаем, да? А когда что-то понимаешь, то привносишь в него что-то своё, да? И разве сама жизнь таким образом не превращается в рассказ?
    Янн Мартел. Жизнь Пи

    Хорошо ли я социализирована? А хорошо ли я воспитана? Хорошее ли у меня образование? У меня есть тоска по упущенным знаниям. На каждом новом этапе я всегда с грустью понимаю, что не было узнано во время предыдущего. Мне кажется, я гмогла бы лучше и глубже разбираться в том, что всё-таки знаю. Но в шкафу лежат золотая медаль и красные дипломы первого в рейтинге отечественного университета. Более-менее считаю себя способной ориентироваться, когда надо улыбаться и говорить «спасибо». Но я не знаю, что сказать о социализированности. Пришлите мне, пожалуйста, анкетку какую, чтобы я опредилалась, раз это так важно. Задайте координаты, дайте точку отсчёта.
    Подражание — механизм активации воспитания, социализации. Вопрос в том, кому подражать? Экскурсоводы говорят, что худшая группа — это коллектив учителей в одном автобусе. Несколько антипримеров. Сначала я училась в театральном классе. Уважаемые авторы, Вы пришли бы в восторг: этот учебный процесс попадал под Ваши слова. Но учительницу театрального мастерства на пушечный выстрел нельзя подпускать к воспитанию детей в промышленном масштабе. Её дочь была тем, что называется трудный подросток. Да попросту не слушалась матери. Кстати, а почему мне как ученице вообще этот факт известен? Чванство, кичливость, кривляние, буллинг — то, что могло дать нанизывание на учебный процесс большого количества внеучебных ситуаций в её исполнении. Да, и художественной ценности в том театральном искусстве нет ни грамма.
    Ещё одно разочарование случилось в университете на первых курсах. Но это недоработка школы, если уж она нас воспитывает и социализирует. Или наоборот её победа — пожалуй, в моём понимании пусть будет победа: я хорошо запомнила правила игры, надо быть послушным, терпеливым, дураком. Вместо английского было сплошное воспитание. Да на русском языке. А ведь она искренне верила в душеспасительный потенциал своих проповедей. Если бы её попросили описать то, как она организует учебный процесс, Вашему вниманию представили бы полную идиллию о том, как бездушные неправильные глаголы сочетаются с духовным развитием наших личностей. Да это была бы платоновская академия! На бумаге. Мне рассказали, как правильно развестись, и так ни разу не раздали самостоятельные, чтобы посмотреть ошибки. Проблемы не было, так как и оценки нам не объявляли.
    Можно бы повспоминать положительные примеры, но тогда бы Ваша модель выглядела эффективной. А почему так быть не может, послушаем Б. Пруса: «И это-то праздное чудище с исковерканными ступнями, затянутым торсом и птичьим мозгом призвано воспитывать новые поколения людей! Что же оно может им привить? Учат ли детей зарабатывать на жизнь? Нет, их учат обращаться с вилкой и ножом. Учат ли их знанию людей, среди которых им придется жить? Нет, их учат нравиться, соответствующим образом кривляясь и кланяясь. Учат ли их понимать явления реальной жизни, от которой зависит наше счастье или несчастье? Нет, их учат закрывать глаза на факты и мечтать об идеалах. Наша мягкотелость, непрактичность, лень, раболепие и страшные путы глупости, с давних времен гнетущие человечество, — все это результаты педагогической системы, созданной женщинами» (из романа «Кукла»).
    Мне кажется, образованный, социализированный человек должен уметь выбирать, кому подражать, т.е. обладать репертуаром моделей поведения в разных коммуникативных ситуациях. И давайте оставим ему свободу выбора. Ведь агенты социализации многообразны. Понятно, что школа волей-неволей выступает одним из них. Действительно, воспитание через коллектив эффективнее нотаций и ханженского морализаторства. Но я повторю за В. Гроссманом: «Я не верю в добро, я верю в доброту».
    Так что давайте строить здание школы на процессе передачи знаний и только знаний. Или тот факт, что математик шикарно поёт под гитару, как-то влияет на умение строить сечения и на усвоение формул сокращённого умножения? Конечно, процесс передачи знаний от человека к человеку — это общение. Пусть школьники ходят в школу не поучиться, а пообщаться. Пусть будет такая мотивация. Я вот домашнюю работу выполняла аккуратно, потому что её мог попросить списать симпатичный мне мальчик. Профессия учителя притягательна для многих возможностью этакой чистой власти — реализацией ситуации » я начальник — ты дурак». Очень многие дети ходят к репетиторам. И потому начинают лучше успевать по предмету. Но учителя им могут занижать оценки, унижать. И знаете, это далеко не единичные случаи такого педобщения на фоне улучшения знаний по предмету. Я вижу такое объяснение: это посягательство на жалкую власть учителя, основанную не на его профессионализме, а лишь на номинальном статусе (ведь репетитор часто видит ошибки учителя — разоблачение вызывает гнев). Проблема в нехватке учителей грамотных и интеллигентных. Дайте таких — будет и обучение, и заодно воспитание с социализацией. Декларируя цели школы, пожалуйста, помните о предназначении системы образования в системе государства — растить лояльных граждан, способных функционировать в системе экономики. Никакой поэзии! Вопрос в послушании и деньгах. И если критиковать образование в обществе принято, то что-то не так именно с лояльностью и/или зарабатыванием денег.
    В советском образовании воспитание, социализация оказались гипертрофированы. Детей собрали в школы, чтобы родители строили коммунизм, а маленькие советские граждане впитывали эту самую советскость. Парочка исторических фактов: тогда проводились воскресники (лишь бы ребёнок был не с семьёй, которая могла пойти в храм); у костёла дежурили учителя, чтобы следить, не ведут ли взрослые детей на службу (взрослый — проходи, а дети изымались). Воспитание школой сильно дискредитировано.
    По-моему мнению, за деревьями школы настоящего леса не увидать. Но чтобы что-то сдвинулось, добавьте уважение. В общение сверстников. В общение учителей между собой и с учениками. В общение администрации и сотрудников. Уважение усваивается именно через подражание.

    Мы на шляхах: з рэчаіснасці, дзе ўсё змяняецца то паступова, то раптам, у рэчаіснасць, якая прыцягвае нашу бязмоўную i невідушчую ўвагу, нібы магнітную стрэлку полюс, i ў абсязе якой мы робімся тымі, кім ёсць.

    Мы паміраем на ноч, але не належым ночы,
    уваскрасаем на дзень, але не належым дню.

    Нашы малыя жыцці i нашы малыя смерці выводзяць нас у наступнасць, дзе мы адчуваем-распазнаёмся, што мы тут ужо былі.

    Як рухаецца па складах i па словах увага, каб прачытаць урэшце завершаны сказ, гэтак чытаем бесперастанку мы сам сябе, i як важна пры гэтым не схібіць, не зблытацца, не запнуцца, a ўсё прачытаць па парадку і цалкам засвоіць нам скіраваны змест.

    З глыбіняў вякоў узнікаюць i зноўку знікаюць д а р о ж н ы я з н а к і — людзі, што сустракаюцца нам на нашых шляхах.
    Алесь Разанаў

    В тему поднятой проблемы настоятельно рекомендую статью Владимира Жукова «Школа и насилие: семь мифов о гуманизации школьного образования»
    http://magazines.russ.ru/druzhba/2009/1/zh13.html

  3. Ай, промах! Мимочки!

    В исходной статье ни слова не было про образование (в узком его понимании), а Вы, моя уважаемая визави, смешали эти понятия. «Размешиваю» их обратно. Я (а в данной ситуации имею полное право говорить «мы») целиком и полностью поддерживаю постулат о том, что школа в первую очередь должна заниматься образованием. ОБЯЗАНА заниматься образованием. И, ежели она данность сию не исполняет, то ни о каких других функциях речи быть не может. Вопросов нет. Разумеется. Однозначно. Более того, в недавней публикации-«недомысли» об этом прямо сказано (http://edutopia.by/2014/01/02/nedomyisl-2-shkola-ne-dolzhna-zanimatsya-vospitaniem/)

    Я всегда ратую за то (и всех призываю к сему), чтобы профессиональное и человеческое тщательно дистанцировать, разделять. Для меня лично профессиональное в тысячу раз важнее человеческого, и в школу я хочу идти к профессионалу. Еще раз процитирую себя-любимого: «Я в своей жизни встречал огромное количество хороших людей, а хороших профессионалов я встречал на порядок меньше. Следовательно, хороший профессионал ценнее хорошего человека».

    Но рассуждение-то вышеприведенное не о том ведь! Конкретно в этой статье мы не касаемся образовательного, а концентрируемся на другой функции школы, которую она заядло декларирует (и потом мигом же превращает в формальность). Когда мой коллега говорит «обучить», я (лично для себя, разумеется) разделил бы понятия «обучить» и «образовать». «Образовать» – это значит дать чисто технические навыки в предметной области. «Обучить» – это дать навык плюс надстройку, что с этим навыком делать в жизни и как себя в качестве носителя навыка в обществе разместить.

    Поэтому мы ни в коем случае не предлагаем подменять уроки душеспасительными беседами. Более скажу: у учителя должен вызывать искреннее негодование тот факт, когда урок его выпадает по календарным причинам или с занятий детей увозят на очередную уборку территории или матч третьей лиги по хоккею. Речь идет исключительно о внеклассной работе (здесь даже точнее – внеурочной). Речь о том, что учитель – это не просто урокодатель, он не должен выключаться из процесса сразу же после того, как прозвенел звонок на перерыв (звонок, который опять же – почему-то – для учителя). Педагог должен быть органично вписан в систему всей школьной жизни ребенка, а не только образовательной ее части.

    Исходя из этого, кстати, я пришел к выводу, что должность педагога-организатора не может быть освобожденной, отвлеченной от учебного процесса. Педагог-организатор обязательно должен быть предметником и выбираться из предметников. В этом случае он видит детей в действии, он знает особенности их манеры, знает потребности и может более масштабную, «межклассовую» («межклассную») работу планировать тактически, а не по спущенным сверху умозрительным лекалам.

  4. Конечно, будет мимо, если стрелять по разным мишеням. Пусть школа сначала научится обучать, а потом делает внеклассные мероприятия. А то детям из-за творчества некогда к репетитору будет ходить. Потом Вы же и скажете, что хороших людей больше, чем хороших профессионалов. Вот Вы же сами говорите, что «хуже дурака только дурак с инициативой». Я и рассказала про таких вот дураков с инициативой. Можете не сомневаться в их красноречии по поводу своей миссии. Дмитрий писал о природосообразности образования. Должна быть и природосообразность воспитания. Вы обобщили свой опыт, я — свой (правда, по другую сторону баррикад). Оперировать такими абстракциями, как цели, задачи, развитие личности, социализация, etc. нужно крайне осторожно, ведь может так оказаться, что Вы бросаете гранату обезьянам. Давайте тогда предметнее. Но не забывайте, что это будет Ваш рассказ. Я не против хороших внеклассных мероприятий, только желаю убедиться в их важности, ценности, безопасности для моего ребёнка — ради чего его отпускать в школу дополнительно, отрывая от семьи? Почему я так думаю? Потому что моё понимание предназначения школы как социального института не формулируется красивыми поэтичными словами. Я уже это писала. Вот почему не верю я в глобальное добро. Предпочитаю иметь дело с конкретной добротой. Именно поэтому меня интересует личность учителя, в котором я не различаю общечеловеческое и профессиональное. Цельная и гармоничная личность — вот кого я хочу видеть в школе. А там всяких хватает. Вот и некому воплощать прекрасные поэтичные идеи педагогики. В частности, качественную внеурочную работу. Приведу большую выдержку из статьи Владимира Жукова «Школа и насилие: семь мифов о гуманизации школьного образования»:
    *Известно, что стандарта требований к личности педагога, хотя бы минимального, не существует — если не считать образовательного ценза и отсутствия неснятой судимости. Что, согласитесь, весьма странно, ибо учителю доверено воспитание подрастающего поколения. Впрочем, разве это не доказывает лишний раз, что никакого-то воспитания на самом деле и не предполагается?
    А между тем личность педагога в школе не просто не важна — яркая, талантливая личность даже опасна. Ибо на ее фоне другие коллеги выглядят бессовестными халтурщиками — ведь в этом случае ребенок получает возможность сравнивать. Но дело даже не только в этом. А в том еще, что педагог-личность будет не столько реализовывать в школе задачи, предписанные Системой, сколько реализовывать себя. Воспитывать и поощрять не винтики, а личности. По сути, уже самим фактом своего существования он будет противостоять Системе, бороться с ней.
    Ясно, что долго такая личность в школе не продержится. Хотя бывают и исключения. Но если человек называет себя новатором и при этом десятки лет увлеченно работает в манипулятивной школе — тут что-то одно с другим не вяжется. В лучшем случае это “недоноватор” — то есть новатор только в контексте данной школы или образовательной системы своего района (города). А то и вовсе этакий “назначенный” новатор, то есть новатор напоказ…
    Ну а кто же потребен школе? Если называть вещи своими именами — то учитель-функция. Потому как он и сам получает задание как функция и на выходе должен выдать опять-таки ученика-функцию. Другими словами, учитель встроен в насквозь функциональную, жестко структурированную иерархическую систему и зажат в ней снизу-сверху. Коняга, а не учитель — назовем это так, слегка переиначив образ, придуманный одним известным мечтателем от педагогики.
    Отсюда понятно, почему школьная педагогика у нас по-прежнему женская. Дело не только в том, что женщине “пасти” потомство генетически привычнее, а еще и в том, что в юности она легче принимает установку, менее критична, легче и быстрее приспосабливается. А невысокая зарплата, полагаю, в данном случае — просто инструмент, которым в учительском корпусе сознательно поддерживается вполне определенная, в том числе гендерная, ситуация.
    Таким образом, «Ведь педагог только и воспитывает, что своей личностью. Точнее, воспитать себя человек может только сам — но имея перед глазами по-настоящему достойный образец».
    Говорить о воспитании так глобально в школе с дисфункцией образования, обучения — это делать маникюр на сломанной руке. Так что предлагаю ранжировать проблемы. Нельзя не согласиться с Дмитрием: «Вот и получилась главная функция белорусской школы: хочешь коммунифицировать (наделить способностью общения) кого-то – обучай его. Главное, что эта подмена превосходно работает и в обратную сторону: хочешь кого-то обучить – коммуницируй с ним». Действительно, взаимодействие двух личностей — общение. А здесь много своих подводных камней, например: кто общается и как — властолюбивые глупцы-слабаки-неудачники с ущемлённым самолюбием, которые про уважительное отношение к другому человеку, похоже, и не слышали.
    Кстати, просветите, пожалуйста, какая ещё система образования так повёрнута на воспитании?

  5. to Анастасія

    Благодарю Вас за полезную ссылку, равно как и за развёрнутые комментарии.

    В публикации я хотел «говорить о воспитании так глобально» по следующим причинам: 1) по теме, кто именно воспитывает, вышла публикация «Учитель без авторитета» (там все мысли о педобщении и гармоничных личностях); 2) школьную систему именно что разрабатывали глобально и общо без акцента на личности учителя, чему вы привели совершенно уместную цитату о требованиях к учителю.

    Я искал просчёты в основании школы, но не в её несущих стенах.

Обсуждение - Оставьте комментарий