Как учат на учителей

Я получаю высшее образование очень остроумно: педагогическое, но заочное, белорусское, но в Литве. Из 30-ти с лишним моих одногруппников в школу собираюсь я один. Но разоблачение высшей школы со всеми ее формами и содержаниями не есть цель моей публикации, ведь дипломы всем выдадут одинаковые (приложение с отметками никто сравнивать не будет). Мне любопытны люди, которые стоят за (будут стоять с…) этими дипломами. О них и пойдет речь ниже.

Главный парадокс моей нынешней учебы заключается в том, что с каждой сессией людей в группе становится все больше. В стандартной ситуации по итогам сессии отчисляют слабых студентов, в моем университете наоборот – зачисляют новых. По ходу учебы выяснилось, что моя группа – последний набор на эту специальность. Поэтому была объявлена беспрецедентная акция, которую я бы назвал «Белорусский с нуля за 2 года!»: вы оплачиваете те семестры, которые последняя группа уже отучилась, и вас зачисляют в тот семестр, где группа находится на данный момент. Есть, конечно, условие сдать академическую разницу, но это уже формальность.

Благодаря этой акции, группа с 7-ми человек на первом курсе выросла до 30-ти на третьем. Ах, если бы все… да пусть хотя бы половина из этих людей пришли за знанием! Боюсь, что таковых можно пересчитать по пальцам одной руки. Остальные пришли либо

а) за документом о высшем образовании либо

б) за шенгенской визой

С первым мотивом все понятно: так было, есть и будет во всех странах бывшего Союза. Второй тоже очень близок белорусам, но я позволю себе небольшое пояснение.

Свернуть подготовку по программе «Белорусская филология» надобно было в течение трех лет. Заочная форма обучения предусматривает срок в пять лет. Поэтому всех заочников переводят (естественно, на бумаге) на дневное (т.е. сокращают срок обучения до 4-х) и объединяют со старшим курсом (будто три года на самом деле и осталось). Таким образом, студенты-заочники получили право на столь желанную годовую визу. И поэтому, возвращаясь к основному повествованию, упомянутая акция нашла широкую поддержку у жителей приграничных Лиды, Ошмян и – прости, Господи! – агрогородка Бенякони.

Жители белорусского приграничья все сплошь бизнесмены: здесь дешевле купил – там дороже продал, там дешевле купил – здесь дороже продал. Но вот проблема: нельзя пересекать границу на автомобиле чаще 1 раза в 8 дней. Правда, ограничение это не распространяется на «физических лиц при наличии уважительных причин». И вот удача! Обучение за рубежом является такой уважительной причиной.

Многих своих одногруппников я вижу только в первые (check-in) и последние (check-out) дни сессии. Между контрольными точками у них строгий режим: туда дешевое топливо, обратно Duty Free.

Преподаватели всё понимают, поэтому скрепя сердце выводят пятерки (в Литве десятибалльная система, но положительные отметки начинаются с пяти) даже тем, кого зачислили так недавно, что еще в ведомость не внесли. Обидно, что есть наставники очень толковые и талантливые, но за два часа, которые предусмотрены перекроенной программой, сложно что-то рассказать (не говорю про обучить), проверить и оценить. Как подавать материал, когда в расписании стоит литература XIX и XX вв. (у разных преподавателей) в таком порядке:

  1. Беларуская літаратура XIX ст.
  2. Беларуская літаратура XX ст. (2-я палова)
  3. Беларуская літаратура XX ст. (1-я палова)
  4. Беларуская літаратура XIX ст. (экзамен)

Сложившуюся ситуацию мог бы оправдать высокий начальный уровень студентов, но… Смотрите сами.

1. — Расставьте по возрастанию: сонет, строка, стопа, строфа.
(пауза)
— Ну, мне кажется, одинаково. Везде два слога.

2. …лес стаіць, як у касцы… (из диктанта)

3. На занятии по правописанию аббревиатур:
 — А что такое аббревиатура?

4. Во время самостоятельной преподаватель заглянул в тетрадь студента:
— Ча/ща у нас, значит, через «я». Но я за это оценки не снижаю.

5. — Вы пока раздавайте контрольные, а я схожу покурю.

И так далее, и так далее.

Если перенести ситуацию в медицинский вуз, то людей, ответственных за подготовку таких “специалистов”, можно было бы смело отдавать под суд: это ведь прямая угроза жизни и здоровью людей. Но чем педагогика-то провинилась? Чем заслужила такое отношение? Лидские бензовозы моего выпуска – пусть не прямая, но угроза жизни и здоровью. В отделе кадров не посмотрят на то, как ты учился и посещал лекции. Главное – диплом.

Как сказала моя знакомая, “можно вывезти образование из Беларуси; но Беларусь из образования вывести нельзя”.

7 Responses to “Как учат на учителей”

  1. справедливо ._.

  2. Это не разоблачение высшей школы, а разоблачение сомнительного учреждения. Интересно, какая мотивация у автора — имеющего репутацию человека «с мозгами» — пребывания там. Первая либо вторая из названных им же? Трэш.

  3. Это крупнейшее пед.заведение Литвы. И оно здесь ни при чем.
    Автора можно по пальцам пересчитать.

  4. Для Д. Макарчука

    «……Автора можно по пальцам пересчитать…..»
    Простите, ЧТО СДЕЛАТЬ? И с кем? Увы, не поняла Вашу мысль. Видимо, «не доросла».

  5. Это была отсылка к тексту публикации:
    «Боюсь, что таковых можно пересчитать по пальцам одной руки.»

  6. И находчивые же люди… эти комментаторы…

  7. Я закончила Вильнюсский гос.пед.институт (да,да, тот самый , что на фотографии) в 1984 году. Еще «при Союзе». Правда, факультет русского языка. Так вот, дорогой Автор, «шелухи» и тогда было предостаточно. Ваши цитаты-иллюстрации ВНЕ ВРЕМЕНИ. Безграмотные и косноязычные (добрая половина курса), «дипломированные» специалисты гордо шагнули из стен ВУЗа… Вывода два: 1. Все-таки, может быть дело в Уважаемом Учебном Заведении, стремящемся ЗАРАБОТАТЬ и плюющем на добрую репутацию? Можно ли представить подобную ситуацию где-нибудь в Англии? И 2.Главное, чтобы пути таких «специалистов-педагогов» никогда не пересеклись со школой!

Обсуждение - Оставьте комментарий