Недомысль # 7. Хождение по посещениям

Комментарий, в ответ на который возникла недомысль:

«Как Вы оцените вторжение постороннего человека на Вашу территорию? Вы будете рады? Ни одной из трёх сторон учитель-родитель-ученик подобная инициатива не по душе».

«Во-первых, я против вторжения учителем на личную территорию. Для решения всех вопросов и проблем, есть нейтральная территория называется школа».

«Хождение учителя в гости — панибратство, а я против этого. Учитель, даже если рассматривать его как компаньона, а не шефа, не друг. Люди, работающие в одном офисе, дружить не обязаны».

Прежде всего давайте определимся с мотивами, которые движут субъектами нашего конфликта.

Классный руководитель идёт в чужой дом с тем, чтобы «как можно более результативно нагадить»? Или он идёт туда чаю откушать? Или у него уйма свободного времени и он не знает, куда себя деть? Я совершенно согласен, что проверять наличие письменного стола в жилище учащихся – маразм. Сегодня в принципе нет смысла убеждаться в сознательности родителей в плане подготовки к школе. Дети укомплектованы под завязку: письменный стол, мобильный телефон, компьютер и планшет.

Если же вы хотите проверить психологический климат в доме, то для этого можно придумать более изящный способ. Любой запланированный визит превращается во «внеочередную проверку президента»: никто не знает, куда он приедет, во сколько и с какой целью, но трава выкрашена, бродячие собаки отстреляны, начёс на голове главного бухгалтера наставлен. Ни один хозяин не выставит себя с дурной стороны, если ждёт не самых желанных гостей. Родители будут вести себя нарочито сдержанно и искусственно, и вам никогда не узнать, что происходит в этом доме на самом деле.

Получается, что цели, заложенные изначально в визит классного руководителя в семью ученика, недостижимы. Эти цели в большей степени свойственны искусствоведам: они приходят в музей и смотрят, какое место для объекта мирового культурного наследия выделено и какой климат в этом месте поддерживается (температура, влажность, освещённость). Но ученик не картина и не скульптура: ученик – это экспонат, который требует новых условий в каждый новый момент времени. А учитель в каком-то смысле искусствовед: исходя из уникальных свойств каждого экспоната, он должен сформулировать индивидуальные оптимальные условия содержания (не content, а keeping) ученика. И только в тот момент, когда учитель заметит несоблюдение этих условий в семье ученика, можно предложить (!) вмешаться и помочь.

В помощи нет ничего зазорного: далеко не все родители обладают педагогическим или хотя бы гуманитарным образованием (но все без исключения признают своё право на воспитание и обучение). Учитель в данном случае выступает ещё и духовным наставником.

Для самого же ученика в разные периоды жизни нужны свои люди: например, в переходном возрасте нужен не учитель-химера, не всезнающий профессор, не нянька, но старший брат или товарищ. Если учитель будет учитывать возрастные особенности, то ему будет проще найти отклик в детских умах. В этом случае учитель проведёт большую часть своего визита в общении с учеником, а не его с родителями, и это даст больший результат.

Резюмирую:

1. Нет визитам «В поисках письменного стола».

2. Визит совершается по необходимости, а не по разнарядке.

3. Нужно помнить, кого дети хотят видеть в лице учителей в каждом своём возрасте.

4 Responses to “Недомысль # 7. Хождение по посещениям”

  1. Дело было в середине 70-х. У нас с братом разница в возрасте два года, ходили мы в одну школу. Был обычный вечер. Родители только-только закончили хлопоты по хозяйству. Вдруг мы услышали лай собаки и вскоре стук в дверь. Мы увидели классного руководителя моего брата, моих учителей русского языка и литературы и математики. Для нас – как для детей, так и для родителей – это было большой неожиданностью (заметьте, они пришли без приглашения). Нас с братом отправили в дальнюю комнату. Отец быстренько собрал на стол, видно, по западнобелорусскому обыкновению – хуже не будет, да и какая-никакая власть пришла в дом. Была и водочка, и хорошая закусочка. Сначала разговор велся про нас с братом, потом плавно перешел на другие темы (об этом нам рассказали родители). Цель посещения была изучит наш семейный быт, так как мы были людьми приезжими, да к тому же жили на хуторе. Для нас с братом было настоящим потрясением: мы не понимали, чего они пришли. Подсматривали в замочную скважину, ухо прикладывали к закрытой двери. До нас доносились лишь обрывки фраз. Мы думали, что они пришли из-за того, что мы что-то сделали плохое в школе. И все это время мы сильно боялись гнева учителей и родителей. После ухода визитёров нас родители успокоили и сказали, что они ничего плохого о нас не говорили. Вопрос: зачем детям наносить такую психологическую травму? Мы даже не все выполнили домашние задания (нам было не до них). И нужны ли эти посещения? Этого эпизода из своей школьной жизни я никогда не забуду! Я против внедрения учителя в мой личный уголок и в мою душу. Учитель для меня был не Бог и мне перед ним исповедоваться никогда не хотелось. Он был таким же человеком, как мои родители, с достоинствами и недостатками.
    Сейчас всё же есть семьи, где даже нет письменного стола и отключена электроэнергия. Детям стыдно в этом признаться классному руководителю. Я видела такое. И это выяснилось только при моем посещении. Так я, рискуя своей безопасностью, попала в семью, где все повально пьяные лежат. Вы написали про хорошие семьи. Возникает вопрос: а зачем туда учителю вообще приходить? Я против посещений таких семей, у которых все хорошо, и против посещения неблагополучных семей, потому это опасно для меня. Есть соответствующие службы: социальный педагог, психолог, участковый по делам несовершеннолетних, а также уполномоченные лица в райисполкоме, участковый для взрослых, который должен знать всю подноготную таких семей, ЖЭС (как правило, такие семьи не платят за коммуналку). Учитель должен только УЧИТЬ (!), а как классный руководитель – привлекать к общественной деятельности школы (участие в разных мероприятиях, диспутах по предметам и т.д.). Каждый должен нести свой портфель, а не перекладывать ношу на плечи учителя. А функция всех перечисленных мною служб сводится к контролю (!) выполнения их распоряжений.
    У нас уже дошло до маразма: мастер и куратор должны проследить, что дети используют в уборных (есть ли в общежитии у них туалетная бумага, а то рвут книги и газеты). Или в связи с участившимися пожарами мы должны посетить учащихся, живущих в частном секторе, и оценить состояние печного отопления.

    Думаю, учителей дети хотят видеть всё-таки в школе.

  2. to Людмила

    Неожиданный визит социального педагога, психолога и уж тем более инспектора по делам несовершеннолетних нанесёт ребёнку не меньшую психологическую травму, чем визит учителя.
    Именно поэтому я писал про визиты по необходимости. И ребёнку обязательно знать, чем эта необходимость вызвана.

    И да, чтобы определить, есть ли у ребёнка письменный стол, не обязательно приходить к нему в дом. Если дома все пьяные лежат, это можно определить по косвенным признакам и это повод вызвать органы опеки, а не идти туда самому и, как было совершенно справедливо отмечено, подвергать себя опасности.

  3. Я работаю не в школе, а в ПТУ. Сюда приходит молодежь, о которой я ничего практически не знаю. Это уже, можно сказать, взрослые люди с почти сформированными взглядами на жизнь. И когда они эпизодически начинают посещать учебные занятия, то это первый сигнал о неблагополучии в их семьях. Поэтому и надо выяснить самой причину такого его поведения. Вот так я наткнулась на то, что все пьяны, а он вместе с ними начал употреблять алкоголь. Ведь помощи от социально-психологической службы не дождешься. Они исключительно работают по представленным им «бумажкам». И не так-то их легко вытянуть из своих кабинетов.
    Говоря о посещении таких семей, я подразумевала, чтобы с родителями активно работали не классные руководители, а перечисленные мною службы.

  4. Людмила +

Обсуждение - Оставьте комментарий