Непривитые. Из опыта домашнего образования

01

Этой историей я заинтересовался уже давно. Особенно мой интерес подогрел прошлый год, когда я отчетливо уловил тенденцию в изменении взгляда родителей на школьное образование. Родители тотально не верят школе и поэтому предпринимают попытки вывести своего ребенка из классической системы образования. Средоточием этого движения становятся агрогородки под Минском: они чуть поодаль от столичной образовательной тусовки и чуть более вольны в организации обучения и досуга своих детей. С невероятной скоростью открываются детские сады на дому (такие есть в Ждановичах, в Крыжовке), ратомские дачи стали центром общения неформальных мамочек – тенденция налицо.

Но каково же было удивление, когда летом прошлого года мой преподаватель музыки (у которого я занимался будучи школьником) поведал мне, что его соседкой по дачному участку является женщина, отвергающая школьное образование (сын не ходит в садик, дочь не пойдет в школу), систему здравоохранения (дети ни разу не были в поликлинике, не прививались и здоровы) и вообще организовала вокруг себя группу единомышленников, совокупным фронтом с которыми успешно подрывает законсервированные общественные устои.

Я не собирался строить из себя журналиста и обрушивать тривиальный список вопросов, который задают в таком случае («все ли в порядке с головой», «не секта ли вы», «а как же социализация ребенка» и «как вы не понимаете: школа – это основа»), а приехал просто как человек, которого волнует происходящее в системе образования и который рано или поздно тоже окажется перед выбором: как обеспечить ребенка наиболее качественным образованием? Поэтому хочу, чтобы вы воспринимали все, что сейчас будет озвучено, как беседу с целью проникнуть в голову человеку, имеющему альтернативное мнение и успешно реализующему свою картину мира в рамках собственной семьи.

Показательно, что, когда мы въезжали в садовое товарищество «Юбилейное-68», где должна была происходить беседа, мы невольно остановились у таблички с названием улицы. Табличка гордо гласила «КАМЧАТКА».  Тогда мы не знали, что именно за этими воротами нам и придется общаться. Очень символично, что все окраинные неформальные образовательные разборки происходят именно на Камчатке (сегодня вообще будет много символов).

02

Итак, знакомьтесь:

Досье:

Елена Каптюг – мать четверых детей, для младших выбрала нестандартный подход к образованию и воспитанию. Активная сторонница домашнего образования.

Образование: первое образование медицинское (медицинский колледж, сестринское дело), работала медсестрой в реанимации роддома; второе образование – высшее, педагогический университет им.М.Танка, методист-инструктор ЛФК

Младшие дети: Василисса (именно с двумя С) – 6 лет, не ходила в сад, со следующего года планируют поступать в российскую школу и учиться дистанционно; Арсений – 3 года, ни разу не посещал ни ясли, ни сад.

031

Цитата:

Люди, которые «плывут по течению», не задумываются, может ли такое быть в принципе – организовать ребенку образование на дому. Это интересно родителям, которые осознанно, ответственно относятся к воспитанию детей. И не только к воспитанию – к медицинскому образованию это тоже относится. Мы «ведем» детей так, как нам сказало государство: медосмотры, прививки и т.д. Люди не задумываются, что, оказывается, можно и по-другому. Если я в песочнице скажу, что я своего ребенка в садик не водила, люди сразу сделают «квадратные» глаза: «А разве так можно?» А почему нельзя? Где написано, что мы обязаны отдать своего ребенка в сад? А если я скажу, что мой ребенок и в школу не пойдет, глаза будут еще квадратнее. А если я скажу, что мои дети ни разу в поликлинике не были, меня сразу в секту запишут или куда-нибудь еще. Но, оказывается, так жить можно и большинство моих знакомых живет именно так.

О ДОКУМЕНТАЛЬНОМ ОФОРМЛЕНИИ

 – Буквально вчера я открыл официальную информацию – комментарий чиновника. И этот чиновник сказал, что у нас в стране от силы 300 семей, которые этим занимаются. Я подозреваю, что количество в десять раз больше.

– Дело в том, что очень многие учатся не по индивидуальному плану, а дистанционно в России. Если мы отдаем своего ребенка на индивидуальный план в белорусскую школу, то он числится в классе по журналу, может посещать какие-то уроки, проходит аттестацию в Беларуси, то есть он прикреплен к школе, к классу, к учителю. Также можно учиться дистанционно в России: это гораздо меньшая головная боль.

– И каким образом они это делают документально?

– Они получают справку, что ребенок учится в российской школе, и предоставляют ее по месту закрепления во время учета детей по всеобучу. Российский аттестат у нас котируется, так что вопросов нет. Есть дети в Минске, которые уже заканчивают подобное обучение – мы знаем, что в 9 и 11 классе процесс проходит частично очно, т.е. ты приезжаешь на несколько дней, сдаешь положенные экзамены.

– Вы говорите, что они уже давно учатся. Это прямо с первого класса закрепились за российской школой?

– Нет, необязательно с первого, многие сначала пробуют индивидуальный план, а уж затем переводят детей на дистанционку.

–  Я не представляю себе первоклассника, который сможет осознанно дистанционно заниматься.

– Первоклассник не сам же занимается, а с родителем, конечно. Приходите через год – я всё Вам расскажу.

– То есть вы будете заниматься целиком дистанционно?

– Да, я не хочу иметь никаких контактов с белорусской школой.

– Вы не хотите, потому что Вы пробовали иметь эти контакты?

– Я не хочу таскать ребенка в школу, подвергать его стрессовым ситуациям. Для моего ребенка, не ходящего в сад, видеть орущий коллектив, этих незнакомых учительниц – это стресс. И сдавать с ребенком аттестации каждый месяц, как требует белорусская модель обучения по индивидуальному плану, я не хочу. Не потому, что мой ребенок асоциален – нет, он прекрасно общается, местами даже на уровне взрослого, но я в первую очередь не хочу для него стресса. Пусть он в домашней обстановке сдаст онлайн-тесты и будет спокоен.

– Его нужно сдавать ежегодно или с иной периодичностью?

– Мы будем подавать документы в школу, где один раз в год ребенок пишет большой тест, причем там можно проходить два года за один.

– Многие, кто переводил ребенка на индивидуальный план, рассказывали, что с начальной школой они справлялись чуть ли не за год, особенно если ребенок до первого класса научился читать.

– Вот я представляю свою девочку. Она придет в класс и увидит, как другие складывают два и два. Что ей делать, если она уже складывает в пределах тысячи? Я не считаю, что целесообразно тратить время на эту пустоту. Хотя это всё очень неровно: где-то она опережает в развитии своих сверстников (например, по математике), где-то не опережает (по русскому языку). Значит, русский мы подтянем за год шаг в шаг с программой, а математике будем уделять пока меньше времени. Дистанционное обучение хорошо тем, что мы можем варьировать – перераспределять нагрузку так, чтобы закрыть пробелы там, где они есть, и на время «отпустить» те предметы, по которым мы вырвались вперед. Школа предлагает образовательный стандарт, и если на каком-то этапе вы из него выбиваетесь, то все равно обязаны слушать стандарт. К тому же таким образом можно выделять больше времени для хобби. Она у меня лепит из глины, рисует (ходит в изостудию) – так пусть развивается в этом направлении.

– В дистанционной школе вы будете учиться фиксированное количество лет или какие-то классы будете проходить по системе «два за один год»?

– Мы имеем право пройти три года за один, учась дистанционно, если нам это надо. Но я не планирую идти ускоренными темпами, потому что я делаю ставку на детское здоровье. Если мы и пройдем два года ускоренно, то это первый-второй класс, и то потому, что она уже часть программы первого класса освоила.

– А в каком процентном соотношении у Вашего ребенка в следующем году планируется учебная активность (классическая школьная) и внеучебная (кружковая, общение со сверстниками и т.д.)?

– Я думаю, что в начальной школе мы будем заниматься два-три раза в неделю часа по два.

033

Справка:

Когда мы говорим о домашнем образовании, документально мы должны различать три термина:

  1. Домашнее обучение – обучение дома по медицинским показателям. Вы предоставляете администрации школы заключение ВКК (врачебно-консультационной комиссии) о том, что ребенок по причинам, связанным с состоянием его здоровья, не может стационарно находиться в коллективе. Тогда школа обязана предоставить учителей для занятий на дому.
  2. Обучение по индивидуальному плану (с веселой аббревиатурой ОПИП) – это перевод на занятия дома по желанию родителей. Т.е. ЛЮБОЙ родитель имеет право попросить обучение по индивидуальному плану. Но тут есть одно условие: для такого перевода вы должны предоставить уважительную причину, и уважительной она должна быть как для Вас, так и для администрации учебного заведения. Нельзя оставить ребенка дома с формулировкой «я считаю нашу систему образования ущербной» (если только так не считает директор школы, за которой вы закреплены).
  3. То, что предлагает наша героиня, не относится ни к первому, ни ко второму типу. Это дистанционное обучение. По Кодексу оно классифицируется как «образовательный процесс, организованный в учреждениях образования».

Выдержки из Кодекса РБ об образовании:

Статья 158. Общие требования к организации образовательного процесса при реализации образовательных программ общего среднего образования

  1. Образовательный процесс при реализации образовательных программ общего среднего образования может быть организован:

1.1. в учреждениях образования;

1.2. на дому;

1.3. в организациях здравоохранения;

1.4. в санаторно-курортных и оздоровительных организациях.

  1. Образовательный процесс при реализации образовательных программ общего среднего образования осуществляется в классах, в том числе классах интегрированного обучения и воспитания, специализированных по спорту классах, вечерних классах, или индивидуально.
  1. Образовательный процесс осуществляется индивидуально на основании решения руководителя учреждения образования, реализующего образовательные программы общего среднего образования, в соответствии с индивидуальным учебным планом или в случаях и порядке, определяемых положением об учреждении общего среднего образования или его виде.

Статья 167. Учебно-программная документация образовательных программ общего среднего образования

 2. Учебные планы подразделяются на:

2.1. типовой учебный план общего среднего образования;

2.2. учебные планы учреждений образования, реализующих образовательные программы общего среднего образования;

2.3. экспериментальные учебные планы учреждений образования, реализующих образовательные программы общего среднего образования;

2.4. индивидуальные учебные планы.

  1. Индивидуальный учебный план устанавливает особенности получения общего среднего образования одаренными и талантливыми учащимися, а также учащимися, которые по уважительным причинам не могут постоянно или временно посещать учебные занятия и (или) проходить в установленные сроки аттестацию.

Индивидуальные учебные планы разрабатываются учреждениями образования, реализующими образовательные программы общего среднего образования, на основе учебного плана учреждения образования, реализующего образовательные программы общего среднего образования, и утверждаются их руководителями.

О ПРИЧИНАХ НЕ ОТДАВАТЬ РЕБЕНКА В ШКОЛУ

– Что есть первопричина не отдавать ребенка в школу? Коллектив?

– Нет, не коллектив. Более важно то, что это пустая трата времени. Сейчас роль учителя в школе сводится к нулю, потому что любой материал, который он дает, в течение секунды гуглится. Такой подход неактуален для сегодняшнего дня. Это было актуально тогда, когда учитель был истиной в последней инстанции, он обладал энциклопедическими знаниями и мог ответить на любой вопрос ребенка. Поэтому он был авторитетен, так как больше неоткуда было черпать информацию. Многие западные университеты перешли на дистанционное обучение, потому что там понимают несоответствие старой системы современным запросам общества. Не нужно тратить деньги на помещение, освещение, комплекты учебников – всё идет через компьютер. Если ты хочешь получить контакт ребенка с учителем, найми репетитора. Всегда можно выбрать хорошего репетитора именно из школы – он научит не за 10 долларов в час, а за 2-3. Я думаю, каждая, даже не самая обеспеченная семья, может нанять репетитора по отдельному предмету, чтобы тот объяснил конкретные моменты, с которыми не справится родитель вместе с ребенком. Я, например, не разбираюсь в физике – мы в состоянии раз в неделю пригласить репетитора, чтобы он объяснил конкретно непонятные места конкретно моему ребенку с глазу на глаз.

У нас уже сформирован неформальный первый класс, это скорее кооперация родителей. Собрались родители, дети которых учатся либо по дистанционному принципу, либо на ИП (прим. – индивидуальный план), и договорились организовать такой класс, чтобы дети больше общались друг с другом. Два раза в неделю по три часа они собираются в определенном месте, мы договорились с учителем – женщина неформального мышления, очень лояльная к детям. Нас там пока 6 или 7 детей, причем они знают друг друга с раннего возраста: они встречаются, общаются, мы вместе уже собирались, проводили творческие занятия, поэтому для них не будет стресса войти в новый коллектив. Не будет нового помещения – всё будет происходить там же, где и происходили раньше наши встречи. Я не считаю, что в начальной школе нужен какой-то учитель – любой здравомыслящий человек в состоянии дать ребенку начальное образование.

Большую часть информации можно найти в интернете, а многие школьные знания вообще не применяются в жизни. Я не говорю, что ребенок не должен пользоваться математическими основами, но большей частью того, чему меня учили, я ни разу не воспользовалась. То же самое с биологией. Я утрирую, но почему мы должны учить размножение червей, мхов и лишайников? Заинтересованные люди, которым это надо, сами всё найдут, изучат, перероют кучу энциклопедий. Но среднестатистическому школьнику это не нужно и неинтересно. Лучше он сходит в поход с палаткой и всё это посмотрит вживую, а не со страниц учебников. Через познание конкретной природы он пробудит в себе интерес к учению. Я понимаю, что вряд ли какой-нибудь учитель отправится с тридцатью учениками искать приток Немана (это обусловлено и финансовыми причинами), но на домашнем образовании это вполне реально.

– Это вопрос еще и недоверия к компетентности теперешних учителей?

– Да, и это тоже. Очень мало осталось учителей, искренне любящих свою профессию, отдающих себя и – самое главное – любящих детей. Они есть, но их осталось очень мало. Молодежь, которая выпускается (бюджетники), ждет, когда пролетят их два года отработки. Например, у нас в Каменной Горке я вообще ни в одну школу бы не отдала ребенка: там по сорок детей в классе – 15-20 минут урока уделяется тому, чтобы их просто всех организовать. И на это тратить время в том возрасте, когда познается мир, когда ребенок делает для себя столько открытий? Это нецелесообразно. Мы не ценим детство наших детей и тратим его порой впустую.

– По какому критерию Вы отбираете учителей, если Вам нужен точечный репетитор по предмету?

– Только по рекомендации. Я так выбирала еще и для своей старшей дочери репетитора по немецкому языку (он занимается с ней по скайпу). Причем это очень разносторонний человек: помимо знания английского и немецкого он еще и художник – проводит занятия по рисованию с детками на английском языке, тем самым совмещая изучение языка и творческое развитие. А сейчас творчества в школе вообще нет, потому что учитель поставлен в жесткие рамки системой, когда на ЭТОМ занятии вы должны пройти именно ЭТОТ параграф. И не дай бог вы пройдете другой, да еще по другому учебнику!

***

В этот момент внутри меня взыграла тоска по тому времени, когда учитель был априори художник и это не вызывало удивления – это было само собой разумеющееся.

04

О ПРОБЛЕМЕ УЧЕБНИКОВ

В разговоре про образовании мы не могли не коснуться темы белорусских учебников. Наша героиня, как и многие неравнодушные родители и учителя, не в большом восторге от пособий, по которым велено учиться нашим детям.

Справка:

О качестве белорусских учебников речь идет давно. И проблема не в том, что их некому написать. Проблема в том, в какие условия вы будете поставлены как автор, если возьметесь за это нелегкое дело. Во-первых, для учебников существует весовой (не более 300 граммов) и цветовой (не более трех цветов для выделения текстовой информации) стандарт. К тому же с автором заранее договариваются (в ультимативной форме) об удельном весе иллюстраций (не более 1 авторского листа). Если автор задумывает больше иллюстраций, чем настаивает издательство, его просят урезать их размеры или количество.

Равнение на российские учебники среди всего неравнодушного общества идет потому, что в России таких стандартов на принт не существует. Учебник может быть любого формата, любого объема, веса и иллюстрирован на усмотрение автора. К тому же в России нет единой образовательной программы (а соответственно, единого комплекта учебников) – каждая школа вольна выбирать тот учебник, который считает нужным. Более того, в одной школе в параллели допустимо существование классов, ведущих работу по разным образовательным системам, и родитель вправе самостоятельно решить, в какой класс отдать ребенка. В книжном магазине в Москве два года назад я насчитал 12 учебников русского языка, грифованных Министерством образования.

– Мы с Василиссой занимаемся по некоторым российским учебникам. Есть такая образовательная программа «Школа Ольги Соболевой», мне нравятся тетрадки «Мышематика» Жени Кац – прекрасные логические задачки, т.е., помимо классического сложения-вычитания / умножения-деления, там логика. Есть Людмила Петерсон – достаточно заковыристые задачи, но если ты поймешь систему, то дальше пойдет нормально. Постоянно что-то ищешь – недавно натолкнулась на программу «Русская классическая школа», основанную на постулатах Ушинского. Это целиком учебники Ушинского, адаптированные современными педагогами для теперешних детей. У них преподается каллиграфия, церковнославянский язык, все учебники в сдержанных, классических тонах. Там целая система учебников, тетрадей, наглядных пособий, методических рекомендаций. В этой школе дети пишут перьями с чернильницами – это классика, это дворянское, аристократическое образование. Есть «Классические беседы Ирины Шамолиной» – это тоже классическое образование, только немножко другого плана. Она взяла часть методики с Запада и подогнала под православие. Так что мама, папа всегда могут выбрать, что им больше подходит по духу, по философии, по мировоззрению. Причем системы не исключают друг друга. Можно учить математику по классическому учебнику «Арифметика» А.С.Пчёлко и дополнять логикой Жени Кац – каждый образованный, заинтересованный родитель в состоянии составить для своего ребенка комплекс, по которому будет с ним заниматься. Выбор огромен. Даже если ребенок учится на индивидуальном плане, по каким учебникам ребенок будет готовиться к аттестации, родитель может выбрать сам (рамки немножко сжаты, конечно: по четвертям он должен сдавать определенный материал). Если же ты на дистанционном обучении, то варьировать можешь абсолютно свободно. В нашем доме процесс обучение проходит даже во время повседневных забот. Сегодня резали огурцы – изучили дроби. Книжки дети сами не берут: они вне зоны доступа, поэтому книги в хорошем состоянии.

05

Список учебной литературы семьи Каптюг (книги покупаются на выставках):

1) С.Махотин «Прогулки по лесу» (издательство «Белый город») – книга с реалистичными иллюстрациями. (https://oz.by/books/more10289491.html?sbtoken=34c12dc240c35d44611918b1e499a0e2)

2) Женя Кац «Необычная математика» для детей 6-7 лет»  (http://5razvorotov.livejournal.com/1365771.html)

3) «Любимый букварь» («Школа Ольги Соболевой») – весит 875 г, невероятно богато иллюстрированный – https://www.ozon.ru/context/detail/id/23921566/

4) «Новая математика для дошкольников + развитие речи» («Школа Ольги Соболевой»)https://www.ozon.ru/context/detail/id/4109033/

5) «Новые прописи» (к букварю Ольги Соболевой)https://www.ozon.ru/context/detail/id/4660706/

Ольга Соболева приезжала, проводила семинары, и на семинарах мы покупали эти книги (организацией встречи занимался портал «Наставник.БАЙ»). В этих книгах даже есть методические рекомендации для родителей, как работать с каждым упражнением. А вот новые прописи к букварю Василиссе пока не пошли – значит, она еще не созрела, не готова по ним работать. Заставлять у нас не практикуется. Я не буду ее торопить – научится писать тогда, когда захочет.

06

В программе «Русской классической школы» используются для обучения письму стихотворения русских классиков. Причем там практикуется именно переписывание текстов, а не вставка пропущенных букв. По их идее, чтобы ребенок писал грамотно, он должен видеть, как выглядит грамотный текст.

07

Если мы куда-то выезжаем далеко, то сначала вместе с детьми прорабатываем маршрут: смотрим по карте города, которые мы проедем, какие реки будем пересекать. Ребенок записывает, а потом визуализирует, добавляет к своему знанию впечатление. Где есть возможность остановиться, обязательно останавливаемся. Таким образом дети изучают географию не по «сухим» учебникам и картинкам. Мы видим красоту живой белорусской природы. Мы ездим на Витебщину – 20 км от системы Браславских озер, причем выбираемся не на день-два, а на две недели. И дети изучают рельеф этого края, задаются вопросами, почему он такой, сталкиваются с понятием «ледник» – смотрят, что такое ледник, представляют, что такое север Беларуси и т.д. Только так, опытным путем, и нужно изучать географию.

– Но согласитесь: чтобы изучить все системы и грамотно выстроить программу, подобрав, что подходит конкретно твоему ребенку, родитель, помимо расхода времени и сил, должен иметь хороший внутренний фильтр, когда он сам понимает сущность образования. Вы думаете, что в нашей стране можно насчитать процентов тридцать таких родителей, чтобы говорить о массовой тенденции?

– Пять, не больше. Ну, десять, допускаю, если это будет поощряться государством. Смотрите: ребенок не посещает школу, он учится дома, но школьный бюджет на него заложен. Ребенок не пользуется тем, что выделено на него школой (помещениями, комплектами учебников, питанием). Всё это родитель ребенка, занимающегося дома, покупает сам. Так отдайте эту сумму в руки родителю, чтобы покрыть расходы на образование. Выплатите компенсацию за учебники, питание и т.д. Я понимаю, что тут имеет место некое недоверие, а справится ли родитель: ведь есть разные семьи. Но те, кто действительно занимается этим серьезно, должны быть поощрены государством. Даже если пять процентов детей не будет ходить стационарно в школу, мы в конце концов разгрузим классы и учителю будет легче работать. У меня есть знакомая – мама двух мальчиков. Так они были в классе настолько подвижные, шустрые, что им самим предложили пойти на домашнее обучение, и все учителя вздохнули облегченно.

– Чтобы администрация согласилась на индивидуальный план, нужно напугать школу своим ребенком! Вы приходите на собеседование, а он берет и бросает помидор директору в лицо – всё, неадекватный, иди на домашнее. Школа не любит проблем.

08

 

Справка:

Несовершенство в распределении денег по школам у нас обсуждается уже давно. Дело в том, что финансирование образования у нас отталкивается не от количества учеников в классе, а распределяется класс-комплектами (т.е. важно, сколько открыто классов, а не сколько в них учеников). Поэтому так остро говорят об оптимизации (особенно под прицелом сельские школы): на класс, в котором учится 30 человек, и на класс, в котором учится 5 человек, закладывается одинаковое количество денежных средств – отсюда справедливая обида на малокомплектные школы (мол, они непропорционально «съедают» бюджет). Если бы учет вели действительно в количестве учеников, то предложение, сделанное Еленой, могло бы обрести зримые очертания, поскольку тогда бы бюджет «высвобожденных» учеников был реально подсчитан.

О РЕЖИМЕ И РАСПРЕДЕЛЕНИИ РОЛЕЙ В СЕМЬЕ, ГДЕ ДЕТИ ПОЛУЧАЮТ ДОМАШНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ

– Расскажите нам Ваше видение режима дня ребенка, находящего на дистанционном обучении.

–  Встаем мы относительно поздно – в 9-10 утра, никуда не спешим, в неторопливом режиме завтракаем. У нас никогда нет гонки: быстро одеваться, собираться, куда-то лететь. В зависимости от того, идем мы или не идем в нашу «неформальную» школу, мы позанимаемся. Если идем, то я завожу ребенка в школу и еду по делам до обеда. В обед забрала, и мы пошли домой. Если нет школы, тогда два часа занимаемся дома. Я еще конкретно не планировала, но керамикой дочка будет заниматься однозначно, планируем посещать рисовальную студию «В гости к Тюбику» при Национальном художественном музее два раза в неделю по два часа. Дочь хочет плавать в бассейне, прыгать на батутах, но пока не знаю, впишемся ли мы по времени. Остальное время на улице.

– Вы возите детей на все активности или супруг? Или вы распределяете обязанности?

– В основном вожу я и с детьми занимаюсь я, так как специально для этого не работаю. Муж на работе, но он может, например, забрать детей откуда-то, если по времени сходится. У нас четко распределены обязанности: супруг отвечает за деньги в семье, я отвечаю за детей, за их обучение, воспитание. Муж, конечно, помогает, воспитывает, но то время, которое он проводит на работе, полностью занимаюсь ими я.

– Но Вы не считаете, что для того, чтобы содержать ребенка на индивидуальном плане, нужны какие-то сверхзаработки? То есть любая семья может себе это позволить?

– Абсолютно. Конечно, если муж получает на теперешние деньги 200 рублей, это нереально. Если муж зарабатывает хотя бы в районе 1000 руб., всё возможно. Смотрите: если бы мне нужно было сейчас собирать ребенка в школу, то мне нужно было бы купить школьную форму, чешки, кеды, наборы тетрадей, красок и т.д. Мне этого всего не надо: мои дети дома могут освоить школьную программу в шортах и шлепанцах. А чти зимой надо ребенку? Два комбинезона (один на смену), две пары обуви, куртка, два свитера и варежек несколько пар. Мне не надо покупать платьиц, костюмчиков, кед. Нам не надо сдавать в школу пластилин, краски (акварельные и гуашевые), кисточки, туалетную бумагу, две банки краски для ремонта школы, деньги на новые двери, шторы, доски. В итоге оказываюсь финансово даже в более выигрышном положении.

Конечно, если мама строит карьеру, если она не может отказаться от своих профессиональных качеств, то домашнее обучение не для нее. Она благополучно «сдает» ребенка в школу и занимается собой. Но по христианским канонам семья видится по-другому: муж работает, обеспечивает, а жена воспитывает детей, и никогда по-другому не было. Эта заданность не поменялась и сейчас – поменялось общество, которое не хочет ее воспринимать. И мы почему-то решили, что женщине нужно шашку и коня. Это выбор каждого и не для всех он подходит, но у меня в приоритетах совершенно другое. Раньше я работала на двух-трех работах, оттого старших детей запустила, потому что виделись по принципу «здравствуй / до свидания», но сейчас я не хочу этого повторять.

09

Справка:

Я полистал форумы, где родители делятся опытом, какие причины были признаны «уважительными» для перевода ребенка на индивидуальный план обучения в разных школах. Вот самые распространенные:

1. Частое отсутствие ребенка в стране, городе проживания, частые переезды и/или переезды на длительное время. Скажем, ребенок с семьей зимует в Индии. Желательно, чтобы причина переездов и путешествий была вынужденная – тяжкая работа родителей на чужбине в поте лица на благо семьи.

2. Частое отсутствие родителя(ей), которые могли бы транспортировать ребенка в школу и обратно: например, частые дальние командировки отца или матери ради тяжкой работы на чужбине в поте лица на благо семьи.

3. Многодетная семья с маленьким ребенком, который осложняет транспортировку ребенка-школьника в школу и обратно. Особенно действенно в сочетании с частыми дальними командировками отца ради… и дальше по тексту выше.

4. Профессиональные занятия спортом (музыкой, балетом, вышиванием…), которые не совмещаются со школьным расписанием и нагрузками. Тут хорошо бы предоставить еще справку об одаренности и талантливости учащегося в данной сфере, жаль, что таких справок никто не дает и степень одаренности оценивается «на глазок».

5. Частые болезни ребенка. При этом вы не хотите обременять учителя(ей) такой формой как «домашнее обучение» и надеетесь справиться с задачей сами – в сотрудничестве с учителями.

ОБ ИЗМЕНЕНИИ МИРОВОЗЗРЕНИЯ

– На каком этапе в жизни в Вашей голове произошла эта перестройка и Вы решили, что младших детей будете воспитывать совершенно по-иному?

– Лет восемь назад я работала, работала гувернанткой у одной женщины, и, когда я пришла знакомиться с детьми и стала рекламировать себя, презентовать перед ними: мол, у меня такой-то опыт работы, такое-то образование, – она меня остановила и сказала: «Давайте мы сразу посмотрим, как Вы общаетесь с детьми и потянутся ли они к Вам». Мы с ними пообщались, и вечером она перезвонила и пригласила на работу: дети «одобрили». Она работала дома, т.е. не уходила стандартно на работу и не оставляла меня с детьми. Однажды она мне рассказала, что рожала в домашних условиях (а я на то время работала в роддоме, в реанимации), и тогда у меня начался процесс познания нового отношения к воспитанию детей, нового отношения к жизни  Я прочитала книги Сирсов о естественном родительстве (прим. – Уильям и Марта Сирс), потом я начала узнавать много нового, общаться с родителями. И, когда я рожала Василиссу, у меня уже была твердая уверенность в том, что я прививки делать не буду (это было связано еще и с профессиональной деятельностью: я видела результаты этих прививок налицо, конкретно туберкулеза, дичайшие осложнения), не буду собирать анализы – травмировать детей на первых шагах жизни, кормить грудью настолько долго, насколько это возможно. Старшие дети теперь говорят: «Мама, как жалко, что ты раньше до этого не дошла!» Но я не буду навязывать детям свои взгляды и агитировать за обязательное домашнее обучение. У них свои семьи – пусть строят их сообразно своему видению.

– Сколько лет понадобилось для полной перестройки, для того, чтобы у Вас в голове сформировалась система того, как Вы хотите воспитывать детей?

– Мне кажется, что я и сейчас борюсь с последствиями советского воспитания: я периодически норовлю оценить своих детей, сравнить с кем-то – я стараюсь отгонять эти мысли. А на фундаментальную перестройку понадобилось, наверное, лет пять. Но процесс идет, он еще не закончен и, наверное, не остановится никогда.

– На каком этапе, по-Вашему, родитель должен «отпустить» ребенка? Отпустить ментально в первую очередь.

– Это зависит от ребенка – не всегда всё происходит в 18 лет. Старшая, например, у меня всегда была по образу мыслей взрослее средней. Со старшей я могу поговорить как со взрослой, в чем-то посоветоваться, а среднюю до сих пор могу воспитывать, несмотря на то что одной 24, а второй 22. Кого-то можно и в 14 лет, наверное, а кого-то и в 25 не отпустишь. Я отпустила старших детей и полностью доверяю им, приму любую их позицию. Кстати, критерием их взросления стало то, что на определенном этапе они начали советоваться со мной. Переходный возраст – это противостояние, а взросление наступает тогда, когда ты готов советоваться, рассматривать иную позицию. Мне нравится, что мои дети открытые, незажатые, всё, что думают, то и говорят, всё, что чувствуют, то и эмоционально проявляют. У нас принципиально нет телевизора. Гаджеты, телевизор мы отвергаем.

– А как же компьютер в образовательных целях?

– Очень даже «за», но только в образовательных целях.

– Вы фиксируете время, которое они проводят за монитором?

– Да, конечно, ребенок же при мне. Например, мультики мы смотрим в 20.00 до 21.00 всегда.

– Если вы не ходите в поликлинику, как тогда поймете, если у ребенка испортится зрение?

– Я среагирую, потому что она (прим. – младшая дочка Василисса) всё мне читает (у меня у самой плохое зрение). Если какие-то сомнения закрадутся, я, естественно, отведу к специалисту.

– Значит, медицину Вы не отвергаете в той же степени, в которой не отвергаете образование? То есть, если Вы поймете, что Вам не хватает домашних условий для контроля за здоровьем ребенка, Вы обратитесь к врачу?

– У нас есть семейный доктор, которому я могу позвонить в любое время и спросить совета. Это очень авторитетный в Минске гомеопат – она вылечила моего ребенка от пневмонии, с которой не справились три курса антибиотиков. Я не буду говорить, что у меня дети не болеют, но они болеют раз в год и без лекарств выходят из этого состояния.

***

Подумалось мне, что сегодня складывается идеальный день метафор. Камчатка – неформальное образование, учитель как художник, а отсутствие прививки суть образ обучения на дому.

10

ПРО ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ И ВЫБОР СОБСТВЕННОГО ПУТИ

– К домашнему образованию все относятся по-разному: кто-то серьезно, кто-то считает очередным преходящим модным веянием. Как Вы реагируете на мнение со стороны?

– Если, когда я растила старших, я еще оглядывалась на мнение окружающих, то сейчас мне совершенно всё равно, кто что скажет и кто что спросит. На все подколы из разряда «Ты сумасшедшая мама!» я соглашаюсь: «Да я сумасшедшая, я такая ненормальная!» Когда я ребенка до трех лет кормила грудью, меня тоже никто не понимал. А теперь уже все привыкли и никто мне ничего не говорит.

– С тем же успехом, когда я разговариваю с мамой, которая допустила, что ее ребенок, посещающий школу, вместо уроков идет на хоккей, а потом сдавать макулатуру, я ей могу предъявить то же самое: «Вы приучаете ребенка к ненормальным вещам: следить за непонятным средним баллом аттестата, подхалимничать по поводу того, какую отметку ему поставят, и на экзамене еще ждать, что тебе со всех сторон помогут». Тут смотря чем мерить адекватность.

– Каждый родитель на выходе видит совершенно разные вещи. Кто-то хочет, чтобы ребенок обязательно поступил в институт, неважно какой, неважно на какую специальность, лишь бы было свидетельство о высшем образовании. Я вижу совершенно другое. Для меня самое главное – чтобы мой ребенок ориентировался в жизни, кем он в принципе хочет быть: художником, хоккеистом или дворником. Если дочь вырастет и скажет: «Мама, я поняла: дворник – это моё призвание!» – пожалуйста, пусть идет в дворники. Захочет быть скалолазом – пусть лезет в гору. Я не буду настаивать на чем-то конкретном – я хочу, чтобы мой ребенок для себя нашел нишу, в которой он будет чувствовать себя комфортно. Считаю, что к 17 годам ребенок в состоянии определить свое место в жизни – хотя бы выбрать направление: медицинским работником, педагогом или газовщиком. Я не хочу, чтобы он отвергал то, что он любит, только потому, что это непрестижно. Ребенок должен получать максимум удовольствия от жизни, от своей профессии в том числе, а не ходить каждый день на работу и плеваться, но не пытаться ничего поменять, потому что стаж идет на этом месте. Второе, что я хочу видеть, – это умение получать информацию из разных источников и критически ее анализировать: сортировать, структурировать, выбирать что-то важное и нужное для себя. Мне кажется, что современные дети этого не умеют. Они знают, что им нужно прочитать параграф, пересказать его – и всё, получи высшую отметку. А зачем он читал этот параграф, что полезного для себя он может вынести, он и сам не понимает. Зачем ему условное размножение амёбы, если это знание в жизни не понадобится никогда? Моя старшая дочка так же выходила из школы с намерением поступить в вуз – неважно в какой. Закончила – ни разу не применяла свой диплом. В нашем обществе родители всё решают за ребенка, они относятся к нему как к объекту одаривания. Почему-то взрослые уверены, что современные дети растут несчастными, загруженными и обделенными. Дети не привыкли ни в чем разбираться – они живут по указке родителей, учителей, воспитателей в детском саду. Проявлять какое-то творчество, энтузиазм по отношению к делу – это не приветствуется в школе. Я помню, мы с Настей (прим. – старшей дочерью) написали сочинение по «Мастеру и Маргарите», но не так, как хотел учитель и было сказано в учебнике, а с православной точки зрения. Ей поставили «три», а я не пошла ругаться. Теперь всем своим детям говорю и буду говорить: «Ты что хочешь: получить отметку «десять» или высказать свое мнение?» Иногда это два противоположных действия. В нашем обществе, сделав определенный выбор, можно прослыть белой вороной.

– А предположим, Ваш ребенок к Вам придет и скажет: «Да, мама, я определился: я хочу отметку – плевать на это собственное мнение!» Вы будете его переубеждать?

– Я не думаю, что так будет. Я в принципе против оценивания в той форме, в которой оно сейчас существует. Все дети разные: Василисса в три года уже рисовала, Арсений носится – ему не до рисования. Но я же не скажу, что он дурачок, а Василисса умница.

– Хорошо, давайте не будем привязываться к отметке. Рано или поздно в жизни им так или иначе придется делать выбор: либо сохранить совесть, но пойти на конфликт с обществом, либо сохранить хорошие отношения с соседом, и с соседом, и с соседом, но на время спрятать совесть в карман. Если он придет к Вам и скажет: «Я все же хочу жить дружно – плевал я на свое мнение и свою совесть!» Если он своими мозгами придет к тому, что его система ценностей разойдется с Вашей, Вы будете пытаться на него влиять?

– Если ребенок появляется на свет через девять месяцев и через семь месяцев – между этими детьми ведь есть разница. Один уже готов к жизни, а другой еще нет – ему нужны различные искусственные вспомогательные аппараты, поддерживающие его жизнедеятельность. Так же и ребенок семи, восьми, девяти, десяти лет – его можно сравнить с недоношенным. Его еще рано отпускать в общество: он морально там не выживет. Физически – да, но морально он возьмет все плохое, что из этого общества можно взять. Если ребенка выпустить с уже сформировавшимися ценностями и приоритетами в 10, 12 лет, то это уже другой ребенок: у него есть определенный фундамент. Если он действительно искренне мне скажет, что не согласен с тем, как я его воспитываю, я отпущу его в школу, но, честно, среди своих знакомых семей я не встречала таких детей, которые променяли бы домашний уют на классно-урочную систему. У всех детей, которые занимаются на домашнем обучении, ценности семьи всегда на первом месте. Этот пресловутый «переходный возраст» у них просто не ощущается, потому что ценности семьи всегда выше ценностей общества. Ребенок живет в семье, он учится в семье, приобретает здесь какие-то технические навыки: обслужить себя, помыть посуду, убрать в комнате. Он понимает, что живет не отдельно, что его не сдали в школу, как в камеру хранения, поэтому такой расклад маловероятен.

– Так, может, поэтому он и не перенимает этот, по-вашему, негативный опыт (опыт «плохих компаний», субкультур), потому что Вы искусственно его от них оградили. Может, он рад бы этим «переболеть», а Вы ему «обрезаете» определенную часть жизни и тем самым не оставляете выбора, не оставляете шанса, что называется, «вляпаться»: первый раз закурить, попробовать алкоголь, отрастить волосы до плеч, сбежать на рок-фестиваль с девушкой с черными ногтями и т.д.?

– Мой ребенок не сидит дома целыми днями – он общается. Младший однажды подбежал и говорит: «Я курю». Значит, где-то видел. Но я ему объясняю, что это нехорошо, и он меня слышит, понимает. Я не думаю, что я его отстраняю ото всех пагубных влияний. Они всё видят: мы же ездим в транспорте, общаемся с детьми, которые ходят в школу. Я не контролирую абсолютно каждый их шаг. Просто мне кажется, что в случае домашнего воспитания они получают подобный опыт в меньшей концентрации.

11

О САМОСТОЯТЕЛЬНОСТИ, СОПРОТИВЛЯЕМОСТИ И ПЛЮРАЛИСТИЧНОСТИ КАРТИН МИРА

– Вы не боитесь, что Вашего ребенка, вышедшего в свет без этой «социальной прививки», смоет потоком того, от чего Вы его старательно отгораживали дома: гадости, соблазны, непорядочные люди. Его смоет хотя бы потому, что он с этим на практике никогда не сталкивался и не знает, как себя вести.

– Не смоет. Я ведь уже приводила пример недоношенного ребенка и доношенного. Так вот он выйдет в свет «доношенным», у него уже будет своя позиция.

– Так не кажется ли Вам, что школа – это как раз повод проявить свою позицию, опробовать ее на практике, выкристаллизовать?

– Ее нельзя проявить в начальной школе, ее нельзя проявить даже в пятом-шестом классе. Позицию свою можно проявить годам к 17-18. Маленький ребенок не в состоянии этого сделать в силу своей незрелости. То, что я сейчас говорю детям, – это ведь моя позиция, а не их, а со временем они сформулируют свою, видя образцы поведения в семье, среди своих товарищей и сопоставляя их с тем, что происходит во внешнем мире. Что плохого в том, что он видит пока только положительный пример? По опыту моих приятелей, ребенок, находящийся на домашнем образовании, к семнадцати годам прекрасно умеет рассуждать, ставить цели и их добиваться.

– А Вы уверены, что на выходе, в эти самые 17-18 лет, он будет видеть свою цель, а не Вашу?

– Конечно, я не уверена. Я могу задать своим детям вектор движения, а ребенок сам выберет. Но, если сейчас кто-то негативно высказывается о том, что я делаю, мои дети воспринимают это в штыки.

– Не сформируется таким образом у ребенка культ матери?

– А Вы считаете, это плохо?

– Это мнение родителя, возведенное в абсолют. Любое мнение, возведенное в абсолют, – это культ. Вы ему дадите возможность развенчать представление о том, что существуют люди, которые не ошибаются и мама всегда права?

– Да, конечно, но не в шесть лет и не в семь. Потому что сейчас ребенок незрел разобраться, что хорошо, а что плохо.

– То есть любая плюралистичность в воспитании, возможность представить несколько точек зрения на одну проблему возможна только тогда, когда ребенок достигает определенного возраста?

– Да. Психологически незрелый ребенок не в состоянии отделить добра от зла, потому что у него нет жизненного опыта. Но, если ты его воспитываешь в каких-то конкретно координатах, например, в христианских, понятие о добре и зле он выстраивает именно на этой базе. А потом, выросши, он сам определится, согласен он с такими координатами или нет.

 – Значит, это не будет означать для ребенка, что, если он выберет иную систему координат существования, отличную от Вашей, вы порвете с ним все контакты?

– Нет, конечно, ну как я могу! С позицией старших детей, с тем, как они живут, например, я не согласна, но, естественно, я поддерживаю их, встречаю в доме как детей. Никакого давления с моей стороны нет, хотя они знают мою точку зрения. Если я захочу у них что-нибудь спросить, я спрошу.

– Со своей матерью Вы общаетесь в такой же манере?

– С мамой я не общаюсь так, потому что она меня не поддерживает, всячески упрекает и старается при любом удобном случае высказать, что я не права. Мне это не нравится, поэтому мы договорились, что она не лезет в мою жизнь, а я не лезу в ее жизнь. Мы общаемся исключительно дипломатически: как погода, как дела, как здоровье. Я не оставляю детей с мамой наедине, потому что у нее советское воспитание: ты должна поесть, если даже если ты не хочешь, обязательно с хлебом и т.д.  Мои дети вообще не воспринимают общение в таком тоне – они впадают в ступор, «тупят» и не знают, что говорить.

– Не получится ли так же с обществом: чуть что, они впадают в ступор, тупят и не знают, что говорить?

– Если кто-то проявляет откровенную наглость на детской площадке, Василисса не знает, как быть: она не привыкла к такому отношению, но потом, думаю, это пройдет.

– Но Вы расскажете ей, как реагировать на проявление невежества, агрессии, неуважения?

– Да, конечно, бывают разные неприятные ситуации, но, пока она со мной, пусть чуть-чуть созреет. Я не думаю, что таким детям труднее живется. Просто они имеют свою точку зрения и не боятся ее высказать. Пускай у нее не будет 50 друзей – пускай будет совсем немного, но тех людей, с которыми ей будет комфортно общаться.

12

***

В нашем обществе принято, что родители желают своему ребенку легкого пути. Но ведь это не всегда хорошо. Именно в трудном пути закаляется характер, обостряются чувства, выкристаллизовывается твердая позиция, обрисовываются яркие черты личности. Человеку, прошедшему легкий путь, сложнее стать личностью, сложнее ощутить широту мира, полноту переживаний. Своему ребенку я бы в первую очередь пожелал трудного пути.

Кстати, хочу отметить три эпизода, которые произошли за время нашего разговора. Дети появились в поле зрения не сразу – они зашли посреди беседы. На веранде было четверо взрослых людей (я, Елена, Анна – моя хорошая подруга и прекрасный фотограф, и Татьяна Петровна – мой преподаватель музыки, который познакомил нас с такой интересной героиней), которые занимались скучной для детей болтовней. Но, когда дети зашли, они поздоровались. Дети постоянно, в течение всей беседы, тянулись к матери с открытыми объятиями, и Елена не стеснялась в проявлении материнской любви, несмотря на то что мы для нее чужие люди. Достаточно редко видишь, чтобы дети так открыто тянулись к матери. И, наконец, самый показательный эпизод произошел в конце беседы, когда Елена принесла нам показать книги, по которым занимаются ее дети. Так получилось, что в продолжение разговора мой мобильный телефон с работающим диктофоном лежал на одной из книг. На веранду зашел Арсений (младший сын), подошел к столу, отложил в сторону мой телефон и взял книгу. Мы стали свидетелями редчайшего случая, когда ребенок предпочел книгу мобильному телефону.

Когда я пытался подобрать слово, которым хотел наиболее ёмко охарактеризовать эту семью, первым мне пришло на ум понятие цельности. Да, тут было цельно. Может быть, когда ребенок воспитывается в цельности, а не метании и постоянном творческом поиске, это и есть здорово, стабильно, уютно и спокойно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

– Зачем нам всем образование? Может, к черту его? Спокойней будем.

– В глобальном смысле конечная цель образования – найти свое место в жизни, уметь разбираться в информации. Если разбить по этапам, то начальная школа – это базовые умения грамотности (читать, писать, считать), средняя школа – это творчество, выбор интересующего тебя пути, а старшая школа должна развить тот вектор, который ты выбрал. На выходе человек должен уметь четко воспроизвести свои жизненные цели. Но как раз в современной школе у детей большие трудности с определением целей в жизни. А система моральных ценностей формируется постоянно и непрерывно. Образование созвучно слову «образ», поэтому как раз и должно быть призвано помочь ребенку создать образ своей взрослой жизни.

***

Когда прозвучала мысль о том, что образование – это не совокупность знаний, умений, навыков, я в голове услышал выстрел. Это тысячи методистов по стране застрелились от осознания собственной бесполезности.

***

– Назовите самые главные ценности Вашей семьи.

– Самое главное – это привязанность детей к матери. Причем привязанность не означает несамостоятельность, привязанность – это и ответственность, и доверие. Ребенка можно воспитать и научить на основе страха, но это же можно сделать на основе привязанности. В этом отношении всем рекомендую изучить работы психолога Гордона Ньюфельда, особенно книгу «Не упускайте своих детей». Второе – это христианские ценности, на них зиждутся все моральные принципы воспитания. Эта нравственный метроном, который регулирует твое поведение.

Г.Ньюфельд-Не-упускайте-своих-детей.pdf

***

В начале мы рассуждали о том, какой процент родителей готов «потянуть» индивидуальный план. Очень хотел, чтобы их было больше, но чем дольше мы вели беседу, тем больше понимал, что всё-таки пять. На домашнее образование надо решиться. Это в некотором роде самоотречение. Чтобы из этого действительно не вышла профанация, родителю (чаще всего матери) надо быть готовым заново прожить 11 школьных лет дома, стать учителем, сиделкой, медсестрой для своего ребенка. Стать для него центром мира. И ни на одном этапе не повернуть назад, не потерять в качестве, в энтузиазме, в готовности строить для своего ребенка этот внутренний мир. Если к этому отнестись с полной отдачей, это колоссальный труд. Человек ленив по своей сути и малоподвижен в своих взглядах. Отказаться от накатанного пути, выйти за рамки своего опыта порой бывает неподъемной задачей. Но, если ты все же решился на этот шаг и готов дойти до конца, в итоге ты сторицею будешь вознагражден: в награду ты получишь счастье собственных детей. Главное, не испугаться. И, конечно, не допустить себе в голову прививку общественным мнением.

13

14

P.S. Когда мы потом уже в своих кругах обсуждали услышанное, то придумали, кажется, идеальную схему вывода детей из системы образования. Один знакомый моей матери, доктор педагогических наук, профессор, выйдя на пенсию, построил дом в одной из деревень Витебской области, чтобы переехать туда жить и в старости не «дышать городом». Он человек очень образованный и вполне способен помочь своему внуку освоить школьную программу дома. Так вот я подумал, что сельские школы – идеальный образовательный офф-шор. Предположим, приезжает условный профессор в деревню, строит дом и закрепляет ребенка за местной сельской школой, договариваясь сразу на обучение по индивидуальному плану. Выигрывают все: сельская школа – потому что автоматически увеличивается количество учеников в классе, и это дает возможность обезопасить себя от оптимизации. Семья этого условного профессора – потому что они могут выстроить образовательную программу для своего чада так, как считают нужным. По-моему, идеально. Вопрос: выехали ли уже все профессора за черту города, прочитав этот абзац?

15

Фотограф – Анна Рыжковская

11 Responses to “Непривитые. Из опыта домашнего образования”

  1. Хотелось бы высказать мнение. В своем репортаже вы описали случай из разряда «бывает и такое», героиня мол вся такая прогрессивная, скайпы, гуглы, вот в школе так не научат и прочее. Но есть очень много оговорок.

    Первое — время. Вы задавали вопрос по поводу денег, которые тратятся на репетиторов, дело действительно не в них. Далеко не все семьи у нас могут позволить себе, чтобы жена не работала. Или муж). Совмещать учебу и обучение детей в полном объеме будет очень сложно, даже если делить нагрузку между родителями. Именно поэтому детей в школу отдают. Дальше. Хорошо, что в данном случае собралась группка детей, которые общаются друг с другом, но чаще ребенок с таким типом обучения один, он не социализируется, он просто «не такой», что означает это в коллективе детей, например во дворе, думаю всем понятно.

    По поводу «зачем ребенку это?» и «все это гуглится» — представьте общение с человеком, для которого шаг влево, шаг вправо — надо гуглить. А если у тебя интернет не тянет/ батарея села/свет отрубили?) Это я шучу конечно, но в каждой шутке, сами знаете. Это так, навскидку, пара моментов, в описанной вами модели, которая прямо 100% вырастит из ребенка будущего гения. В ней огромное количество «если», причем как касательно знаний, так и по поводу воспитания, шанс вырастить ограниченного в знаниях слабохарактерного ребенка ни разу не меньше, если не выше, зависимость от родителя, который организовывает все это обучение, больше. Если ты купил дом, а тебе что-то в нем не нравится, наверное логичнее его перестроить, а не жить в палатке на улице. Почему просто не заниматься с ребенком после школы, делать вместе уроки, давать ему дополнительные знания, из своего опыта что-то рассказывать. Боитесь, испортят деточку? Жизнь его, вышедшего из вашего стерильного мирка, потом в десять раз сильнее побьет.

    Кроме учебы речь зашла о прививках и здравоохранении, тут буду более категоричен. Такие противники прививок и посещения поликлиник, да еще и с мед образованием — самый большой стыд у адекватных врачей. Это как бы намекает на многое, извините за переход на личности. Ладно, обитатели женских форумов, у которых голова забита дрянью, героиня рассказа училась на мед сестру, там должны были рассказывать, для чего были изобретены прививки, что со смертностью было до них, например в РИ в начале ХХ века от эпидемии испанки умерло 27 миллионов человек (это больше, чем во время Великой Отечественной), сейчас на Украине перестали прививать людей — появились очаги заболеваний, о которых уже лет 50 как забыли. А она вот такая умная-прогрессивная. Не ходим на медосмотры — конечно, все заболевания, не дай бог, ты на глаз диагностируешь. Это идиотизм чистой воды, жертвой которого может стать ваш ребенок.

  2. Хотелось бы Вам ответить. Во всём, что Вы говорите, есть здравое начало (если отбросить категоричность подачи). Но Вы допустили три ошибки:

    1. Филологическая. Вы перевираете исходный текст. Нигде в моих комментариях не встречалось слово «прогрессивный» (т.е. опережающий, идущий вперед, стоящий выше по цепочке эволюции). Я говорил «неформальный», или «альтернативный» подход. Никто не говорил, что обучение дома – это прогрессивная тенденция. Мы всего лишь углубились в картину мира одного человека (ни в коей степени не с целью оценить его по шкале прогрессивности). Если Вы отвергаете альтернативный взгляд на любую проблему, то Вы жутко авторитарны.

    2. Фактологическая. Речь не шла о том, что учителя ребенку заменит гугл. Учителя заменит родитель. А недостающую информацию они почерпнут из интернета. Ориентироваться на учителя как на истину в последней инстанции – совершенно то же самое, что ежешагово гуглить. В разговоре целью образования как раз называлось воспитание у ребенка своего мнения.

    3. Этическая. По закону любого репортажа, в котором ты делаешь обзор картины мира человека, обязательным этическим, профессиональным условием является на время работы влюбиться в картину мира этого человека. Приезжать общаться исключительно с целью доказать, насколько заблуждается оппонент, — это не журналистика. А делать обзоры для того, чтобы смешать объект репортажа с дерьмом могут позволить себе разве что Андрей Малахов и апологеты «Дома-2». Поэтому искренне заинтересованно слушать человека исключительно с целью доказать, что он идиот, – это как минимум самовлюбленность, как максимум, выражаясь Вашим же оборотом, «намекает на многое».

    Естественно, не каждая семья может позволить себе делегировать одного из родителей целиком в жизнь ребенка (хотя кто сказал, что родитель, посвятивший себя ребенку, — это плохо?) Как и не каждая семья может позволить себе не согласиться давать взятку экзаменатору, спорить с учителем и многое разное в разных сферах. Люди как раз и делятся по тому, что они могут себе позволить. Как ни крути, раньше, чем через 11 лет, пока не выучится упомянутый в репортаже ребенок, правды мы не узнаем. Но достаточно недальновидно утверждать, что она исключительно за Вами. Наберитесь терпения и отбросьте резкость. Следующей выйдет альтернативная статья о взгляде на домашнее обучение. И поверьте, ровненько другая половина населения сочтет ее неадекватной.

  3. Следом позволю себе дать комментарий к вашему ответу.

    Я не цитирую ваш текст, а говорю о том, какое впечатление создается при чтении материала, причем деталей много, так что ощущение не из разряда «показалось». Героиня прямо заявляет, что нынешняя белорусская школа это не то, что нужно, все устарело и неактуально, сплошной стресс, а автор — доверия у родителей к такой школе все меньше. Все разговоры о системе образования исключительно в негативном ключе, будто не бывает школ, где хорошо учат, действительно растят разносторонних личностей, на это способна лишь мама с домашним обучением. И родители, покорно ведущие детей в школы, явно делают это для того, чтобы наконец отвязаться от своих чад. Это не так, например моя школа очень хорошая, хоть и сельская, показывала отличные результаты на различных соревнованиях даже областного масштаба, да и выпускники показывают хорошие результаты в дальнейшем. Становиться на одну сторону может позволить себе читатель, не журналист. Как минимум, всегда можно задать несколько вопросов «с противоположной стороны». Мне кажется, при анализе моего ответа, вы смотрели на него не как на комментарий, а как на статью. Я зритель, моя роль — как раз-таки прочитать, согласиться или оспорить, возможно частично, привести свои аргументы. По поводу авторитарности — я не отвергаю альтернативных методов обучения, как минимум есть дети, которые, в силу разных причин, иначе учиться просто не могут, мы не имеем права не давать им возможности получить образование. Но по итогу не названо ни одной весомой причины устраивать для ребенка индивидуальное образование, если сравнивать с семьей, где ребенок ходит в школу и родители занимаются воспитанием дома, водят в секции, делают с ним домашнее задание и прочее. Не надо сравнивать непонятно с кем, какими-то своим видением типичной семьи. Если разговаривать об альтернативах, то с позиции «можно так, а можно вот так, тут такие плюсы и минусы, а вот тут такие», а не «все делают плохо, а я умница».

    П.С. Когда героиня пытается изжить в себе советское отношение, стоило бы помнить, что советскую школу считали во всем мире лучшей, это заметно по достижениям ее учеников. Что-то это да значит, возможно стоит прислушаться, а не отвергать.

  4. Всё равно Вы торопитесь.

    Вы говорите, что Вы не журналист, а читатель. Но компетентность читателя определяется как раз точностью работы с текстом. И, если у Вас сложилось ощущение, которое невозможно подтвердить текстуально, значит, ощущение ошибочно (или, как минимум, искажено).

    По поводу советского отношения. Тут Вы снова (в рамках одного предложения) сами же смещаете угол. Вы заявляете о советском отношении и тут же переходите на советскую школу, а это не есть одно и то же. Пресловутое «советское отношение» (а героиня говорила «советское воспитание», кстати) подразумевает строй мысли, но никак не замахивается на нивелирование достижений советского образования. Советская школа (в плане методики, качества учебных пособий, отношения к профессии учителя), безусловно, была хороша, вот только в современной школе от этой советской как раз ничего и не осталось (методика поплыла, учебники измельчали, а авторитет учителя потух). Именно поэтому я и говорю о том, что современная школа невероятными темпами теряет в качестве.

    К разговору о негативных интонациях в сторону теперешней школы. Согласитесь, право объективного высказывания имеет тот, кто потрудился изучить все мнения по данной проблематике. Странно, что Вы проигнорировали другие гостевые тексты, находящиеся в этой же линейке и рассказывающие о прекрасных учителях и прекрасных школах (в том числе и сельских):

    «Когда тропинки распрямляются» – http://edutopia.by/nashi-gosti/kogda-tropinki-raspryamlyayutsya/
    «Мост Жилихово-Лужки» – http://edutopia.by/nashi-gosti/%D0%BC%D0%BE%D1%81%D1%82-%D0%B6%D0%B8%D0%BB%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B2%D0%BE-%D0%BB%D1%83%D0%B6%D0%BA%D0%B8-%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%B8%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%85-%D1%81%D0%B2%D0%BE/

    Поэтому повторяю: Вы торопитесь. Это цикл – дайте циклу состояться.

  5. Спасибо за этот достойный профессиональный текст. Очень редко на тему нешкольного образования можно прочесть действительно стоящее интервью. Без «желтизны».
    Ну и по медицинским показаниям образование не «домашнее», а согласно устоявшейся формулировке «надомное» (на дому).

  6. Интересная статья, благодарю.
    Никто ничего не навязывает, человек выбрал для себя другой путь — вот и все. Кто-то вареную колбасу любит, кто-то копченую. Для себя человек сделал выводы и действует(!!!) В рамках закона и не конфликтует и не рушит ничего, на баррикады не зовет и не призывает «гоп до кучи», а делиться своим взглядом на жизнь.

  7. Сергей, спасибо вам за интересное интервью. Не знаю, стоит ли, однако, освещать эту тему широко, так как наше население как минимум очень боится жить не как все, и домашнее образование расценивает как сектантство. У Елены высшее педагогическое образование, и, понятное дело, что она справится, но гневных и негодующих комментариев, вроде первого, будет еще, наверное, много, так как людям вообще непонятно, а как это можно обучать детей дома. Просто не помещается в голову. Поэтому чтение подобных интервью только подтвердит фобии людей, а особенно, чиновников.
    Вот нормальному человеку понятно, что это же выгодно школе: дети учатся дома, у учителя в классе меньше детей, ему легче. Однако, этот плюс в чиновничьих кругах выдается за минус: это же учителю еще ребенка отдельно контролировать надо! А то, что не надо проверять постоянно его тетради, не надо тратить на него время урока, не надо его усаживать и успокаивать и т.п., это в расчет не берется. Почему? Потому что главный страх-то какой? А вдруг все захотят дома учиться? А вдруг полетят их портфели и насиженные места? Забота здесь не о том, как лучше детям (если бы эта забота была, люди давно бы уже изучили, как дети развиваются, какие болезни приобретают за время учебы в школе, к чему ведет отделение ребенка от семьи и т.п.,благо, все исследования сейчас доступны, но нет, это не интересует важных людей, увы), а о себе. Поэтому освещение в прессе домашнего образования только вредит тем, кто еще как-то пытается выплыть в ценностях семьи в семейном образовании. И эти люди очень не хотели бы, чтобы их еще больше притесняли (а последние годы тенденция намечается).
    Итак, а) действительно обычные родители не станут образовывать детей в семье;
    б) чиновники никак не улучшат свое мнение на счет такой формы образования от ворошения этой темы в прессе, если не ухудшат (особенно от таких неосторожных замечаний, как у Елены на счет выделения денег, которые не затрачены школой, на семьи, обучающие детей дома. Такое заявление очень опасно и вызовет у чиновников дополнительные фобии. А Елене скажу: не дай Бог, чтобы такое когда-нибудь у нас ввелось, так как за эти копейки нам же и горло перегрызут);
    в) те люди, которые хотят семейного образования, итак про него знают.
    Сергей, вы можете стать преподавателем в родительских кооперациях, и это будет просто прекрасный выход для всех. Родители могут только мечтать о таком преподавателе, как вы. А вы — о такой свободе. Воевать с тем, что делают чиновники со школой в нашей стране — все равно что воевать с ветряными мельницами, увы. А мы вас ждем с вашим творчеством у наших детей!

  8. Ну, воевать с ветряными мельницами – это искони зерно учительской профессии, но есть закон (кстати, имеющий много общего с христианским видением мира) – «всё равно продолжай строить», так что тот, кто выходит на это поле, навсегда на нем остается.

    Если Ваша картина мира достаточно цельна, чтобы не треснуть под напором общественного мнения, то зачем его опасаться. Коль начнете уходить в подполье, так и прилепится ярлык сектантов да старообрядцев. Не думаю, что подобными интервью подрываются общественные устои или развязываются войны. Нападать будет тот, в ком накопилось много ненависти, и объект тут будет не так важен.

    А я пишу скорее не на экспорт – всё, что я делаю, я делаю в первую очередь потому, что мне это интересно. Моя специальность – методика преподавания, т.е. вроде как я должен рассказывать всем о системе образования. Но глупо это делать, не узнав ее в полном объеме. А при изучении системы важно брать в расчет и внесистемные элементы (и о них нужно говорить, основываясь не на общественных клише, а увидев с глазу на глаз). Поэтому я очень стремлюсь во взгляде на систему быть в некотором роде документалистом: в подобных текстах акценты, наверное, неуместны.

    В одной из статей я говорил о том, что у учителей тоже должно существовать некое подобие клятвы Гиппократа. Как надо помогать тем, кто просит о помощи, так надо помочь научиться тому, кто хочет быть образованным. Так что, если когда-то кому-то я могу быть полезен, найти меня несложно.

  9. Мне вот интересно такой момент. Героиня говорит, что воспитывает детей таким образом и обучает их именно дома, чтобы они могли найти себя и Заниматься тем, что им интересно. С другой стороны получается, что если ее девочки тоже будут мамами и тоже захотят дать своим детям такое образование, то для чего всё это было? То есть из поколения в поколение мама просто обучаем и дома для того чтобы они стали тем, кем захотят, Но они всё равно будут просто мама просто дома, просто учитель у своих детей. Ведь героиня говорит, что именно так выглядит христианская семья, просто общество не принимает этого.

  10. Повествование о героине и детях — чистый гротеск, если бы оно не был документальным. Утрированно, с доведением до логического конца, который оказался абсурдом, представлены: а) скептическое отношение общества к школе как институту, оценка личности педагога «вообще» и ожидания от этой личности (и оценка, и ожидания нулевые); б) культ гуманистической педагогики (о, как меня бесило в вузе это выражение и ореол вокруг него, создававшийся нашей преподавательницей; конечно, ведь до «открытия» гуманистической педагогики всё обучение и воспитание веками было только тиранией, тоталитаризмом и конвейером); в) крайний индивидуализм, нарциссизм и одиночество современного человека — наличествующие у героини и заботливо взращиваемые ею у деток.
    Этакая социально-психологическая антиутопия, что ли. Очень симптоматичная.

  11. Спасибо за статью. Целиком и полностью разделяю взгляды героини на белорусское образование.
    Понятно, что это не подойдёт всем, но если есть такая возможность, недоумеваю, почему состоятельные люди отправляют детей в школы

Обсуждение - Оставьте комментарий