В чем промахнулся Сергей Сергеевич?

%d0%bc%d0%b8%d0%bc%d0%be-01

По окончании учебного года, разумеется, много было разговоров о том, как хотелось и как сложилось, на каком этапе что-то пошло не так и действительно ли пошло что-то не так. Может, по-другому и быть не могло в рамках данной системы, а то, что получилось, и есть единственно правильная версия развития событий при тех исходных данных, в которых проект начинался? Конечно, мы много разговаривали с друзьями, коллегами, знакомыми, и они высказывали свое мнение обо всем происходящем. К тому же за этот год мы нередко появлялись в прессе, а это априори развязывает язык многим, даже тем, кто не шибко вдавался во все перипетии истории.

Конец года – самое время посвятить себя безбожной аналитике (и на время ею заменить сюжет), а поэтому два ближайших текста мы соберем в духе «Кто виноват?» и «Что делать?» и опубликуем в них наиболее распространенные и взвешенные мнения со стороны тех людей, которые в корне (или частично) не согласны с нашей тактикой построения отношений с миром, но, по причине своей внутренней интеллигентности (или опираясь на какие-либо иные мотивы), не хотят ввязываться ни в одну из форумных перепалок. Уважая их желание остаться неназванными, все мнения будем публиковать предельно обобщенно. Никаких своих комментариев, никаких оправданий ни по одной из формулировок (даже тех, по которым чертовски хочется начать накидывать контраргументы) принципиально давать не будем. Мы имели неограниченный доступ к трибуне – теперь предоставим его другим. Итак, часть первая – в чем промахнулся Сергей Сергеевич?

1. Берет на себя функции администрации

Везде, куда бы ни приехал Бородич, он распаковывается, как архив, придумывая себе ворох несуществующих обязанностей. Он не просто вступает в должность учителя – он сразу достает молоточек и гвозди и начинает строить империю (причем молоточек, гвозди и прочие атрибуты типа колец для ринго, проектора, синтезатора и телефонного номера Лицея БГУ носятся всегда с собой и появляются мгновенно, не успеет администратор рот открыть). Ко всему прочему строится она пафосно, демонстративно, непременно с целью спасти человечество от чего-то непонятного (то ли от безграмотности, то ли от права жить спокойно). Всё, что не вписывается в его концепцию, тут же становится его идейным врагом, потому что единственно правильное решение – его собственное, и, если ради этого потребуется перехватить руководящие функции, он не задумываясь это сделает и не посмотрит в трудовую: а там написано всего лишь «учитель русского языка и литературы».

2. Нарушает трудовую дисциплину

Из-за этого, собственно, у него проблемы с дисциплиной. Какое там «журнал заполнять», если он придумал себе остаться после уроков и отметить день рождения кого-либо из своего класса, или устроить финальные посиделки четверти, или уехать на международные соревнования по ринго! Вся эта бюрократическая мелочь (проверка дневников, сбор тетрадей и проведение классных часов по расписанию) отдаются в жертву общей философской парадигме образования. Пускай другие в срок сдают планы воспитательной работы – задуманное Сергеем Сергеевичем всегда первично, и какая-нибудь очередная фронтальная проверка обязательно подождет окончания репетиции и чего-нибудь там еще.

3. Звездит

Ведет себя как суперзвезда. Ну, конечно: они приехал из столицы в какое-то непонятное болото, «поднимать сельскую школу», как писали в прессе, и, разумеется, его должны встречать как героя и носить на руках. Он всегда перетягивает внимание на себя: на сцене – первый с микрофоном, на уроке – спектакль одного актера, даже на открытые мероприятия приглашает как на супершоу, чтобы все подивились чудесам организации. В какой газете про него еще не писали? В какой передаче не показывали? Это не имеет отношения к образованию – это имеет целью исключительно самопиар и дальнейший карьерный рост. Неудивительно, если через некоторое время он заговорит с нами из кресла министра образования.

4. Чрезмерно употребляет местоимение «мой»

«Мои дети», «мой 11-ый класс», «мои черти», «мои выпускники»… Складывается ощущение, что, кроме него, этих детей вообще никто не выпускал, никто не учил, да и жили они на некоей дочеловеческой стадии развития, как Маугли. А вот пришел Сергей Сергеевич – и сразу засветило солнце! Трава стала зеленее, жить стало веселее, а тестовые результаты резко пошли в гору. Мол, именно он обладает тайными постулатами и инструментами методики, не доступными простым смертным. Пусть так, но даже если ты и сделал что-то значимое, скромнее надо быть. Это «общие дети» – у них еще, помимо тебя, был десяток учителей (и немножко родители), и есть подозрение, что они тоже вкладывали в становление этих чертей любовь, время и силы. Но он мерит только свои результаты, он возомнил себя антикризисным менеджером и теперь яростно ищет те места, где до него был кризис, а после него началось благоухание и процветание. Дети податливые – глядишь, начнут считать его единственным своим учителем. Если ты личность, не стоит возводить из себя культ.

5. Превращает личное пространство в публичное

Представьте: вы ищете квартиру, и вас по доброте душевной заселяют в неплохую такую жилплощадь за полцены. А вы вдруг достаете кинокамеру и начинаете снимать все подробности своей жизнедеятельности: как просыпаетесь, как завтракаете, не проржавел ли санузел, есть ли в углу паутина и проч. Более того, не просто снимать, а еще в Инстаграм выкладывать. Какой хозяйке это понравится? Да никакой! Она выселит вас после первых же публикаций (коли сердобольная, так предварительно проведет пару разъяснительных бесед и только потом поганой метлой). То же самое по сути произошло и с блогом. В деревне люди жили и работали тихо и спокойно на протяжении двадцати (а кто-то и более) лет. А тут приезжают два нахала и начинают под дням, минутам и секундам расписывать, где какую паутину они нашли (образно, конечно), снабжая это фотографиями, ироничными комментариями и дерзкой аналитикой. Вы не учителя – вы журналисты, режиссеры, кто угодно, однако к работе в школе это отношения не имеет; силы надо бросать на работу, а не на ее описание. Но поскольку блоговские фортели большею частию были на совести старшего из товарищей, главной публицистической опасностью сочли все же Сергея Сергеевича. А он мало того что не испугался, так еще и не унимался и с завидной регулярностью выпускал все более и более откровенные репортажи. До чего дошло – «Почему дисциплина погубит школу?» На святое замахнулся!

6. Ставит под сомнение устои

История про сидение детей под столом на уроке литературы уже в зубах навязла, но она является очень показательной. Нельзя приехать в чужую школу и возопить о том, что всё происходящее там до сей поры было категорически неверным. Пусть ты несешь прогрессивную идею, пусть ты стремишься разнообразить урок, но бестактно настолько в лоб сталкивать новаторское и классическое представление об организации учебного процесса. Кто это на уроке отменил дисциплину, почему это классическое «нельзя» вдруг резко стало «можно», как это школа может существовать без домашних заданий, а учеников можно называть иначе, нежели по фамилиям?! И дело не в попытке что-то изменить – дело в концентрированности этих изменений. Любая прививка – это ослабленный вирус, вводимый пациенту для выработки иммунитета. Если вколоть в него чрезмерную дозу, пациент может не выдержать.

7. Дерзит

Для Сергея Сергеевича нет авторитетов. Иногда складывается впечатление, что не существует человека, чьё профессиональное мнение было бы ему хоть чуточку интересно. Мобильный телефон не для него (поднимает когда хочет), дедлайн по сдаче отчетной документации может и подвинуться (всё равно его никто не читает). Слово «нельзя» он не воспринимает в принципе. Да, он может кивнуть, промолчать, где-то демонстративно согласиться, но в итоге все равно сделает по-своему, и ни одно начальство ему не указ (ни районное, ни местное, ни даже непосредственное). У него есть некий своеобразный, понятный лишь ему кодекс чести, нарушать который он не будет ни при каких обстоятельствах. И, если вы и ваши требования в этот кодекс чести фейс-контроля не прошли, разбейтесь о стену, но всё будет тщетно. Неважно, какой пост вы занимаете, на регалии не посмотрит.

8. Развязывает войну

Война – это необходимое условие его существования. Чтобы всё удавалось на одном фронте, второй обязательно должен гореть – не каждый работодатель примет для себя эту философию, тем более если он сам рискует стать объектом противостояния. Тем, что вы позволили вытащить наружу (в комментарии, в тексты публикаций) «грязное белье» отношений с начальством, вы сами, ребята, похоронили идею, светлый образ проекта, его сущность (двое приезжих учителей помогают сельским детям расширить кругозор, получить образование). Из образовательного проект стал «жёлтым» и в плохом смысле слова публицистическим. Своим приездом вы четко разделили всех местных жителей и коллег на два лагеря, не оставив ни единого шанса нейтральному наблюдателю. Классическое советское «кто не с нами, тот против нас» выступило здесь во всем своем непривлекательном свете. Ведь из-за этих вечных войн не до конца раскрыли возможности сотрудничества с Лицеем и федерацией ринго (детей можно было включить в сборную и довезти до Польши), не закрепили дружбы с меценатами и сочувствующими проекту ребятами из Минска (в школу можно было привлечь реальное финансирование), не сняли того кино, которое изначально планировали снять. Ты можешь быть тысячу раз прав, но если из-за твоей правоты страдает вся концепция общего дела, ты должен отказаться от этой правоты, свернуть ее в трубочку и засунуть в карман. Иначе это не образовательный проект – это выставленная напоказ попытка отстоять своё видение процесса. А получилось так, что «взгляд художника» оказался важнее доверившихся ему детей. Партизанские отряды, жизнь вопреки – это очень ярко, молодо и задорно, но стоило ли оно понесенных потерь?

Продолжение следует…

Обсуждение - Оставьте комментарий